Вестник гражданского общества

ЕГЭ без конца и без края

          В День знаний самое время подвести итоги эксперименту с ЕГЭ. Предварительные итоги, так как эксперимент не закончился, и, похоже, закончится еще не скоро. Такая уж выпала нам нелегкая доля – жить в эпоху нескончаемых экспериментов.
          Миновали первый учебный год и первые вступительные экзамены, когда ЕГЭ стал обязательным для всех выпускников и абитуриентов. Они продемонстрировали массу проблем, нестыковок и нарушений при проведении единого экзамена.
          Если в нескольких словах пересказать СМИшные сюжеты на эту тему, то получается следующее:
          - приемные комиссии работали в режиме аврала, так как заявлений было подано намного больше, чем во все предыдущие годы;
         - при этом многие вузы недобрали студентов на первый курс, так как большинство заявлений оказались «пустышками» - абитуриенты подавали заявления на поступление одновременно во многие вузы (рекорд подданных заявлений от одного абитуриента колеблется по разным подсчетам от 20 до 50 шт.);
          - количество льготников – шедших без конкурса – тоже зашкалило, при этом есть серьезные подозрения, что среди них много фальшивых (когда можно купить все, почему бы не купить справку об инвалидности или службе в горячей точке?);
          - сами результаты ЕГЭ оказались под большим сомнением – на лицо несоответствие реальных знаний учеников в течение года и количества баллов, полученных ими по ЕГЭ, причем, чем дальше от столицы, тем таких несоответствий больше - это наводит на мысль, что во многих школах результаты ЕГЭ были фальсифицированы.
          Обсуждали ЕГЭ и его ляпы всем миром, кто на эту тему только не высказался - от президента  до любого школьника. К сожалению, все эти обсуждения велись уже ПОСЛЕ введения ЕГЭ, а не ДО, что, согласитесь, было бы гораздо логичнее и демократичнее.
          И хотя новый порядок получения аттестата о среднем образовании и поступления в вузы ругают почти все обсуждающие его, похоже, что он все-таки приживется. Тут никакой демократии не наблюдается – важно не сколько людей «против», а какие люди «за». Президент «за», министр образования и науки тоже «за», так что будут теперь выпускники школ и все поступающие в вузы сдавать ЕДИНЫЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ ЭКЗАМЕН, и точка! А ляпы – дело поправимое. И ничего, что сначала ввели новую систему, а потом начнем ее исправлять - по-живому, экспериментируя на людях - нам не привыкать!
          Я не претендую на роль эксперта по вопросам ЕГЭ, их – экспертов, знающих безусловно, что правильно, а что нет, и без меня предостаточно. Я всего лишь поделюсь личными наблюдениями – как мама выпускника и абитуриента 2009 года.
          Самым сложным для всех рядовых участников этого эксперимента: старшеклассников, абитуриентов, их родителей, школьных учителей и вузовских педагогов – было, по моим ощущениям, то, что постоянно менялись правила проведения ЕГЭ, дополнения, изменения вносились в них в течение всего года, вплоть до самых экзаменов (последние изменения в порядок проведения ЕГЭ были внесены 26 мая – в день проведения первого экзамена). От этого ни у кого не было никакой уверенности ни в чем. А, согласитесь, постоянно находиться в подвешенном состоянии и не знать, что будет завтра – сложно и крайне нервно.
          Два года перед ЕГЭ школьников буквально натаскивали на сдачу тестов, что не могло не сказаться на качестве полученных ими в школе знаний. Особенно это коснулось двух обязательных для получения аттестата о среднем образовании предметов – русского языка и математики (потому ведь они и обязательные, что по ним уже можно судить об уровне подготовки выпускника школы, следовательно, они наиболее важны для образования; и именно эти предметы более всего пострадали от введения ЕГЭ) – на уроках не изучали предмет, а писали тесты по нему – два года писали тесты! Пострадало и обучение литературе – тоже далеко не последнему предмету в плане получения знаний о себе и о мире. Часы, отведенные школьной программой для литературы, отбирались ради натаскивания на тесты. В итоге литературой занимались только те немногие, кто выбрал ее для сдачи ЕГЭ – на дополнительных занятиях. Остальные пробежались по этому формирующему мировоззрение и умение размышлять и формулировать свои мысли предмету бешеным галопом.
          Не обошлось и без прямого обмана: по некоторым предметам содержание тестов на экзамене не соответствовало тому, чему готовили школьников в рамках подготовки к экзамену. Например, такой «казус» произошел с ЕГЭ по биологии. Учеников готовили по программе старших классов, а в билетах оказалась масса вопросов по ботанике, которую проходят в средних.
          Безумно давящим на психику тех, кто писал ЕГЭ, оказалось то, что проверяет их работы компьютер. Ведь сбой в работе машины может привести к искажению результатов ЕГЭ и серьезному занижению оценки. Незначительная помарка или описка в тесте, которую проверяющий человек в состоянии интерпретировать правильно, также может привести к серьезному занижению оценки.
          Эта же обезличенная – без присутствия человеческой составляющей - суть ЕГЭ сыграла отрицательную роль и при поступлении в вузы. Набор студентов исключительно по результатам ЕГЭ привел к тому, что места в вузах зачастую занимали случайные люди, которым было все равно, куда поступить (как правило, именно такие абитуриенты имели на руках купленные результаты ЕГЭ с сильно завышенными баллами). Конечно, большинство из них отсеется в первую же сессию. Но места они уже заняли, не дав возможности поступить тем, кто хочет и может учиться. Проведение обязательного собеседования преподавателями вуза позволило бы отсеять таких несостоятельных абитуриентов еще на этапе подачи заявления. Но система ЕГЭ не предусматривает обязательных собеседований, поэтому проводились они только в некоторых вузах «на свой страх и риск».
          Тяжелым моментом для всех участников эксперимента стало также огромное количество заявлений, поданных в вузы, что многократно увеличило конкурс при поступлении. Президент Медведев распорядился на будущий год ограничить число вузов, в которые один абитуриент может подать заявления. Заранее продумать этот момент было, конечно же, невозможно. В народе в таких случаях говорят: он умный, как моя жена потом.
          И еще один момент оказался психологически тяжелым для всех, тем более что ни с чем подобным никто раньше не сталкивался: приказы о зачислении в студенты вывешивались в вузах «волнами» - первая волна 4 августа, вторая – 13 августа и третья – 27 августа – перед самым началом нового учебного года. Причем, перед приказами, так же тремя «волнами», вывешивались списки тех, кто прошел по конкурсу и может быть зачислен, если принесет в приемную комиссию оригиналы документов. Произошло это из-за того, что количество подданных заявлений во много раз превышало количество реальных абитуриентов, которые при прохождении конкурса на самом деле будут учиться в данном конкретном вузе. Многие вузы, не выдержав напряжения, когда из огромного количества абитуриентов на выходе они не могли набрать курс, сами обзванивали подавших заявления и просили принести оригиналы документов. В этом случае не обходилось и без накладок, когда, приняв уверения членов приемной комиссии в том, что на 100% будет зачислен, абитуриент отдавал им свой аттестат, а потом его фамилии не оказывалось в приказе о зачислении, при этом он терял свой шанс на поступление в других вузах. В этой ситуации находились в стрессовом состоянии и абитуриенты с родителями, и коллективы вузов.
          Несправедливым и не поддающимся логическому объяснению выглядит правило, по которому изменить свой балл ЕГЭ можно только через два года. Почему нельзя пересдать ЕГЭ на следующий год? Есть масса причин, по которым человек может неудачно сдать экзамен. Лишить его возможности подготовиться и пересдать этот экзамен через год – это похоже на самодурство чиновников, составивших такие правила. Чем они при этом руководствовались? Соображениями экономии? А как же быть тем, кто недобрал баллы для поступления? Ждать два года, чтобы совершить еще одну попытку?
          В общем, поступление по результатам ЕГЭ оказалось лотереей в куда большей степени, чем при всех других формах вступительных экзаменов. Поэтому слова о том, что введение ЕГЭ делает проверку знаний выпускников и абитуриентов более объективной, оказываются совершеннейшей ложью.
          Наверное, я перечислила не все проблемы, с которыми пришлось столкнуться подопытным участникам образовательного эксперимента. Что-то я упустила. Что-то уже стерлось из памяти. С чем-то наша семья не столкнулась, но могли столкнуться другие такие же «кролики». Мое мнение таково: хорошо, когда можно подавать заявление о поступлении в несколько вузов - шансы поступить при этом увеличиваются; хорошо, когда одним «выстрелом», то есть экзаменом, одновременно «убиваешь» две цели – получаешь аттестат и поступаешь учиться дальше. Но плохо, когда сначала отдают приказы о нововведениях, а потом, подсчитав «шишки и ссадины», думают, что сделали не так. Систему образования реформировать – это не мешок картошки с базара принести, тут надо сначала все как следует обдумать, просчитать, обсудить, и только потом вносить изменения. Иначе выпускники еще многих лет будут жить как на вулкане, проклиная ЕГЭ и литрами потребляя валерианку с Ново-паситом.


РИММА ПОЛЯК

01.09.2009


Обсудить в блоге



На главную

!NOTA BENE!

13.10.2016
Баш на баш

0.013640165328979