Вестник гражданского общества

Для каждого свой «Срок»

 Фото: «Срок Продакшн» 

          Неделю назад на YouTube был выложен документальный фильм Павла Костомарова, Александра Расторгуева и Алексея Пивоварова «Срок». Герои фильма – лидеры протеста, вспыхнувшего в столице после выборов президента Путина на очередной срок в марте 2012 года; многие из них получили за это разные сроки задержания и лишения свободы.
          Фильм этот необычен тем, что прежде чем выйти в готовом варианте, он фрагментами выкладывался авторами в Живом журнале и на том же YouTube, так что зрители получили возможность смотреть только что отснятые эпизоды почти в режиме реального времени. И это было ново и потрясающе интересно, как для тех, кто принимал непосредственное участие в событиях, снятых в фильме, так и для тех, кто интересовался ими на расстоянии.
          В декабре 2012 года у авторов фильма прошел обыск – Следственный комитет объявил их свидетелями по «Болотному делу». Это превратило авторов фильма в непосредственных участников описываемых в фильме событий и чуть не стало причиной прекращения работы над фильмом. И прибавило авторам и их творению популярности. Не удивительно, что выхода полной версии фильма «Срок» ждали с нетерпением. Но вместо аплодисментов на фильм и его авторов обрушился поток нелицеприятной критики, в первую очередь от тех, кто ранее героизировал авторов «Срока».
          Не специально, но так сложилось, что до того как посмотреть готовый полнометражный вариант «Срока», я прочла массу отзывов о нем. Почти все они оказались отрицательными, во всех сквозит неприкрытое разочарование; ранее видевшие отрывки из будущего фильма, зрители предвкушали от готового варианта чего-то необыкновенного, а то, что увидели, восприняли резко негативно: кому-то фильм показался гадким, кому-то нелепым, кому-то подлым. Наверное, ожидания зрителей были чрезмерно большими, и поэтому они закономерно не оправдались.
          Сама я сильного разочарования не испытала, возможно потому, что, начитавшись критические отзывов о нем, уже была подготовлена к тому, что фильм не оправдывает возложенных на него ожиданий. Конечно, я тоже ждала большего, когда, как многие, с восторгом смотрела выложенные авторами в интернет только что отснятые куски. Тогда это воспринималось как потрясающий в своей откровенности документ эпохи, как смелый эксперимент, прорыв в документалистике. В готовом варианте фильм уже не потрясает и не выглядит таким уж смелым и новаторским. Но ничего подлого, противного или нелепого про оппозицию в смонтированном фильме я не увидела.
          Вообще, думаю, что каждый увидел в этом фильме то, что хотел увидеть - подтверждение своих уже сложившихся взглядов и мнений. Поэтому этот фильм по-настоящему документальный, в том смысле, что в нем нет ничего художественного, разыгранного, никакой заранее заданной авторской идеи, которой подчиняется развитие сюжета и поведение персонажей, он - отражение куска истории, очень концентрированного и очень близкого, буквально - вчерашнего дня. И что чувствовали люди в те дни, что думали, какие оценки ставили происходящему – то и снова переживают, когда смотрят фильм. Поэтому я не понимаю пафоса тех критиков, кто обрушился на авторов фильма с негодованием. С таким же основанием можно ругать фотоаппарат или видеокамеру.
          Не понятно, конечно, почему столько внимания авторы уделили любовному треугольнику Яшин-Собчак-Виторган. Да, эта интрига в те дни немало занимала умы окружающих, но все же не до такой степени, тут явно видна подмена исторических событий частной историей. И в этом я согласна со всеми критиками фильма «Срок». Но совсем не согласна с теми из них, кто увидел в фильме противопоставление сильного успешного Путина и игрушечной беспомощной оппозиции. Во вставленных в сюжет про протестное движение коротких эпизодах с Путиным я увидела совсем иное. Путин, который поет со сцены под аплодисменты голливудских звезд, летает со стерхами, удит рыбу, сидит в батискафе – и все это происходит на фоне бурных, эмоционально сильных основных событий фильма - совершенно карикатурный персонаж; он – президент государства - показан исключительно в постановочных, наигранных, ничем не связанных с работой президента и жизнью страны сценках. Даже в той единственной сцене с церемонии инаугурации, где он выступает в роли президента, а не рекламного кролика, его окружает не народ, а разряженная массовка. Этот карикатурный, виртуальный Путин только подчеркивает реальность других героев фильма, которые рассуждают, спорят, переживают, любят, ревнуют, но главное – они окружены людьми, они сами часть народа, они живая история страны. Оппозиция – и либеральная, и левая, и националистическая – она в фильме очень разная, порой симпатичная, порой смешная, иногда даже страшная, но всегда искренняя, действующая, настоящая, тогда как Путин абсолютно картонный персонаж, продукт пиар-технологий. Пожалуй, все же в этом фильме есть сквозная авторская идея – и это не любовная история Ксении Собчак, как показалось некоторым зрителям, а противопоставление искусственного, нарисованного лица власти и настоящего, из живой плоти, лица оппозиции.
          Весь фильм у меня мелькала мысль, что он о будущем президенте России. Хотя до сих пор я настолько серьезно Навального не воспринимала. И у меня сложилось впечатление, что эту мысль мне внушают авторы фильма, что их идея в том и состоит – они сняли фильм про будущего президента страны. В конце эта мысль высказана буквально – правда, в нелепой форме, словами юродивой. Но, мне кажется, что это не насмешка над самой идеей о Навальном-президенте, а прием авторской самоиронии: снижая пафос, они тем самым лишают возможности посмеяться над этой идеей ее противников. И, в конце концов, свои главные мысли авторы нередко вкладывают в уста блаженных и юродивых.


РИММА ПОЛЯК

05.07.2014


Обсудить в блоге



На главную

!NOTA BENE!

13.10.2016
Баш на баш

0.031313896179199