Вестник гражданского общества

Православные атеисты

          Вынесенное в заголовок словосочетание – не оксюморон и не шутка. Это констатация явления, получившего широкое распространение в России 21 века.
          У нас уже давно никого не удивляют православные коммунисты. Члены КПРФ во главе с товарищем Зюгановым и с Лениным, Марксом и Сталиным на транспарантах дружными колонами молятся в православных храмах и маршируют крестными ходами.
          Скоро ни у кого не вызовет удивление и православный атеист. Тем более что они уже присутствуют среди нас в большом количестве и сами о себе заявляют. Надо просто принять это как факт, и тогда не будет мучительно больно от когнитивного диссонанса.
          Поначалу я испытала это неприятное ощущение, прочитав данные опроса православных, сделанные социологами Левада-центра.
          Вкратце результаты их исследования показали что: среди тех, кто называет себя православными, всего 40% уверены в существовании Бога, 60% не относят себя к религиозным людям, а 30% и вовсе полагают, что Бога нет.
          При этом 90% самоназванных православных не принимают участия в деятельности Церкви, 80% не бывают на причастии и 55% не посещают службы в храмах.
          Я допускала, что можно считать себя православным и не посещать церковь, не соблюдать каноны и даже не знать молитв. Но считать, что Бога нет?! Не считать себя религиозным человеком?! 
          А какое тогда основание называть себя православным? Или они даже значение слова «православный» не знают? Может быть, те 30%, не верящих в существование Бога, или те 60%, которые не считают себя религиозными людьми, думают, что «православный» – это синоним слова «русский», и давали ответы о своей национальности? Ну, как в анекдоте про мужика, впервые полетевшего за границу и написавшего в анкете в графе «sex» - «два раза в неделю».
          Когда я это поняла, то мир обрел свои прежние очертания, и я успокоилась. Да, они – эти 90% называющих себя православными и не верящих в Бога – это православные атеисты. Атеистами они были давно – по воспитанию, а православными стали недавно – по моде или другой какой необходимости. При этом мировоззрению своему не изменили - как не были религиозными людьми, так такими и остаются.
          А сколько же всамделишных православных среди тех, кто применяет к себе такое самоназвание? По результатам опроса Левада-центра получается не более 10%.
          В общем, это действительно так. Примерно столько религиозных людей было и в СССР. С тех пор ничего не изменилось. Ведь религиозность не может быть следствием моды или политического тренда. Она – внутренняя потребность, и не зависит от внешних веяний. Мода и политические тренды меняются, а вера у верующих людей остается (за редким исключением тяжелого душевного слома).
          К вере люди приходят двумя путями: в результате воспитания в семье верующих (не часто, чаще в семье истово верующих дети вырастают атеистами) и в результате сознательного прихода к вере, чаще всего из-за тяжелых испытаний, физических недугов, моральных страданий, находя в вере в Бога опору и успокоение для себя, возвращая себе гармонию мира и души.
          Остальные или тупо подражают родителям, вообще не задумываясь, что и зачем они делают, как правило, и их родители такие же не обременяющие себя задумчивостью люди, или это конъюнктурщики, резво реагирующие на моду и тренд.
          Конечно, две последние категории верующими в Бога не являются. В лучшем случае они суеверны, в худшем – предельно циничны.
          Но откуда тогда эта «православная истерия» последних лет? Откуда толпы жаждущих прикоснуться к какой-нибудь выставленной в храме «святыне»? Откуда тьма постящихся? Откуда шеренги оскорбленных за «поруганную веру»?
          Все оттуда же – это те 90% якобы православных, следующих кто моде, кто политической необходимости, кто обычному дикому суеверию (с тем же рвением они посещают сеансы экстрасенсов и ходят за советом к гадалкам).
         Ну, допустим, эти 90% оскорбить нечем, больше чем они сами оскорбили в себе человека, оскорбить невозможно. Поэтому все инсинуации на тему оскорбленной веры, поруганных святынь и беспокойство за детей – это чистой воды ложь. У них нет и не может быть религиозных святынь – ржавый гвоздь и кусочек истлевшей ткани не являются символами веры для христианина (а православие – это, как ни крути, – христианская вера, что бы себе ни придумывали мнимые православные). Веры в Бога у них тоже нет (в чем они сами и признаются). В таком мракобесии и такой лжи воспитывать детей, как делают это мнимые православные, - больше навредить детям сложно, психологические травмы на всю жизнь обеспечены этим детям радеющими за их нравственность родителями.
          10% верующих православных христиан можно было бы, наверное, обидеть, задев их религиозные чувства, но их обидеть очень сложно, ибо вера их дает им силы быть милосердными, умеющими прощать, умеющими отделять суету и суеверие от истины, принимать мир во всем его многообразии и не судить никого за ошибки и непонятные им поступки. Они умеют различить внешнее, формальное, от сущностного, от содержания. Они в своей вере уверены, они знают, что пошатнуть ее извне невозможно. Внутреннюю силу и уверенность дает им их вера в Бога. Поэтому их не оскорбляют ни панк-молебны, ни выставки современного искусства, ни оголенные плечи и яркие платья женщин, ни любовь человека к человеку своего пола. Мир многообразен, в нем всем и всему есть место; не судите, да не судимы будете.
          «Суббота для человека, а не человек для субботы; посему Сын Человеческий есть господин и субботы», - эти слова Евангелия не любят вспоминать те, кто видит в вере в Бога слепое следование правилам и канонам. А между тем, в них, как и в Нагорной проповеди, заключена квинтэссенция христианского вероучения - не следует быть рабом обычаев, правил, канонов, особенно тогда, когда они противоречат законным интересам человека. Человек важнее всех канонов, сущность важнее внешних проявлений, содержание важнее формы.
          Поэтому рассуждения в Хамовническом суде о том, где можно стоять женщине в храме, а где нельзя, в какой одежде пришли в храм Христа Спасителя девушки из группы Pussy Riot, как они двигались и как крестились, с точки зрения христианина, нелепы. А наказание за «не ту одежду», «не те движения» и «не то место» для пения – настоящее богохульство, потому что полностью извращает учение Христа, дискредитирует его.
          Впрочем, ценности православных атеистов и ценности православных христиан очень далеки друг от друга. Ценности христиан – духовные, поэтому их нельзя поругать и осквернить, их нет нужды поливать святой водой, для того чтобы «освятить заново».
           А у православных атеистов все ценности исключительно материальные. Их можно поломать, испортить нанопылью, осквернить плясками на солее. Их можно «освятить» сколько угодно раз – после обильного окропления будут как новенькие – как после сеанса экстрасенса или ритуала шамана. И за свои материальные ценности православные атеисты готовы пасть порвать и моргала выколоть – и в фигуральном, и в самом прямом смысле.
          Это они – православные атеисты - судят сейчас в Хамсуде девушек из Pussy Riot. Они же осудили Самодурова и Ерофеева за выставку «Запретное искусство». Они же сорвали открытие выставки современного искусства в Краснодаре и плевали в лицо ее куратору Марату Гельману. Они же подали заявление в полицию на Мадонну, давшую концерт в когда-то культурной столице России Санкт-Петербурге.
           Православные атеисты – эта генная мутация, гибрид воинствующего атеизма и дремучего суеверия – навязывают свои правила жизни, свои вкусы, свои взгляды всем гражданам России – верующим и неверующим. И у них пока что это неплохо получается, ведь среди них есть фигуры, занимающие верховные посты в светской и религиозной власти.
           Так что, православные атеисты – это совсем не смешно, а порой даже страшно.
          Но как всякое отклонение от нормы, как всякая аномалия этот подвид Homo erectus обречен на вымирание. Он – тупиковая ветвь истории. Будет пятиться назад, пока не шмякнется со всей дури в пропасть забвения. Ведь нравственный закон внутри каждого разумного человека, питаемый любовью к Богу, или любовью к истине, или любовью к близким людям, помогает понять, где ложь, а где правда, где добро, а где зло, где путь вперед, а где тупик. Но когда нравственный закон заменяется жаждой денег, жаждой власти, ненавистью и злобой – человек становится подобен древней рептилии – большой угрожающего вида туши с маленькой безмозглой головой, и судьба его – вымереть.


РИММА ПОЛЯК

14.08.2012


Обсудить в блоге



На главную

!NOTA BENE!

13.10.2016
Баш на баш

0.023782968521118