Вестник гражданского общества

19.03.2019

«Недостоверная информация» и «явное неуважение» власти теперь вне закона

СК РФ на страже законности
 

18 марта президент России Владимир Путин подписал два закона, противоречащих Конституции Российской Федерации: о запрете распространения «фейковых» новостей и «явного неуважения» власти и ее представителей.
 
Оба закона были инициированы группой парламентариев во главе с сенатором Андреем Клишасом в декабре прошлого года, в окончательном чтении депутаты Госдумы их приняли 7 марта этого года, 13 марта их одобрили в Совете Федерации. Документы опубликованы на официальном портале правовой информации.

Закон о неуважении власти
 
Федеральный закон № 30-ФЗ от 18.03.2019 дополняет ФЗ №149-ФЗ «Об информации, информационных технологиях и о защите информации» новой статьей 15.1-1. Она определяет порядок ограничения доступа к информации, которая выражает в неприличной форме «явное неуважение к обществу, государству, официальным государственным символам РФ, Конституции РФ или органам, осуществляющим государственную власть в РФ». В случае обнаружения такой информации Роскомнадзор по обращению Генпрокуратуры будет требовать ее удаления.

Если публикация не будет удалена в течение суток, Роскомнадзор без решения суда направит провайдеру уведомление о блокировке сайта, где размещена такая информация.  
 
Одновременно Путин подписал закон №28-ФЗ от 18.03.2019, который вносит сопутствующие  поправки в Кодекс РФ об административных правонарушениях (КоАП). Статья 20.1 Кодекса будет определять наказание за нарушения ст. 15.1-1 Закона об информации. За распространение оскорбительной информации вводятся штрафы от 30 000 до 100 000 руб. За повторное нарушение - штраф от 200 000 до 300 000 руб. или административный арест на срок до 15 суток.
 
Закон о запрете фейк-ньюс
 
Федеральный закон №31-ФЗ от 18.03.2019 также вносит изменения в ФЗ №149-ФЗ «Об информации, информационных технологиях и о защите информации». Он дополняет перечень информации, доступ к которой может быть ограничен по требованию Генерального прокурора или его заместителей. Так,  в случае обнаружения в СМИ или интернете «недостоверной общественно значимой информации, распространяемой под видом достоверных сообщений, которая создает угрозу причинения вреда жизни и (или) здоровью граждан, имуществу, угрозу массового нарушения общественного порядка и (или) общественной безопасности либо угрозу создания помех функционированию или прекращения функционирования объектов жизнеобеспечения, транспортной или социальной инфраструктуры, кредитных организаций, объектов энергетики, промышленности или связи» Генпрокуратура сообщает об этом в Роскомнадзор, который в свою очередь требует «незамедлительно» удалить эту информацию. Если это требование не выполняется, провайдер «незамедлительно» должен заблокировать сайт, где эта информация размещена. Отличие от закона о неуважении власти состоит в том, что фейковая информация должна быть удалена не в течение суток, а незамедлительно (что бы это ни значило).  
 
Одновременно подписан сопутствующий закон с поправками в КоАП. Он вводит новую статью КоАП «Злоупотребление свободой массовой информации», которая предусматривает наказание за распространение в СМИ или в интернете «заведомо недостоверной общественно значимой информации». Для граждан штраф составит от 30 тыс. до 100 тыс. рублей, для должностных лиц - от 60 тыс. до 200 тыс. рублей, для юридических лиц - от 200 тыс. до 500 тыс. рублей с возможной конфискацией предмета административного правонарушения.
 
Кроме того, в КоАП вводятся новые составы правонарушений, один из которых предусматривает санкции за создание помех функционированию объектов жизнеобеспечения, транспортной или социальной инфраструктуры, связи, энергетики, промышленности, кредитных организаций путем распространения недостоверных новостей. Штрафы для граждан в таких случаях составят от 100 тыс. до 300 тыс. рублей, для должностных лиц - от 300 тыс. до 600 тыс. рублей, для юридических лиц - от 500 тыс. до 1 млн рублей.
 
Второй состав правонарушения вводит более жесткие наказания за случаи, когда в результате публикации ложной общественно значимой информации погибли люди, был причинен вред здоровью или имуществу, произошло массовое нарушение общественного порядка и безопасности или сбой в функционировании объектов транспортной или социальной инфраструктуры, связи, энергетики, промышленности, банков. В таких случаях штраф для граждан составит от 300 тыс. до 400 тыс. рублей, для должностных лиц - от 600 тыс. до 900 тыс. рублей, для юридических лиц - от 1 млн до 1,5 млн рублей.
 
СПРАВКА
 
Статья 29 Конституции РФ
 
1. Каждому гарантируется свобода мысли и слова.
2. Не допускаются пропаганда или агитация, возбуждающие социальную, расовую, национальную или религиозную ненависть и вражду. Запрещается пропаганда социального, расового, национального, религиозного или языкового превосходства.
3. Никто не может быть принужден к выражению своих мнений и убеждений или отказу от них.
4. Каждый имеет право свободно искать, получать, передавать, производить и распространять информацию любым законным способом. Перечень сведений, составляющих государственную тайну, определяется федеральным законом.
5. Гарантируется свобода массовой информации. Цензура запрещается.

 
 
КОММЕНТАРИИ ЭКСПЕРТОВ
 
Павел Чиков, руководитель Международной правозащитной группы «Агора»
 
«Статья, которая появится в КоАП после принятия закона Андрея Клишаса о неуважении к власти, не считается экстремистской в прямом смысле слова — в ней не используется слово «экстремизм». Однако этими делами будет заниматься Центр «Э», а, значит, с точки зрения государственной политики это экстремизм или около экстремизма. Думаю, нас скоро ждет волна административных дел про оскорбление «Его Величества» и двора — с крупными штрафами, даже за участие в несогласованном митинге штраф в три раза меньше. Нам как бы говорят: критика власти в Сети несет в себе большую общественную опасность и наказывается в три раза строже, чем критика власти на протестной акции. То есть онлайн в три раза опаснее офлайна.
 
Но нужно понимать, что эти дела не смогут стать массовыми, потому что в отличие, например, от административок за участие в протестных акциях, предмет доказывания здесь гораздо более сложный. Нужно анализировать текст, проводить лингвистическую экспертизу — а это дополнительные деньги и усилия. Штамповать административки, основанные на рапорте сотрудника, как это происходит в случае с несогласованными акциями, уже не получится: текст всегда уникален».
 
Артем Козлюк, руководитель «Роскомсвободы»
 
«Если бы эти законопроекты носили рациональное зерно, то можно было бы говорить про повышение чувства ответственности у пользователей. Здесь же только провоцирование гражданского общества со стороны законодателей. Это ужесточение красиво ложится в текущий государственный тренд, который обозначился в 2011-12 годах в связи с принятием первых законов об ограничении доступа к интернет-ресурсам. Как результат: некоторые пользователи будут вводить самоцензуру, и это довольно опасно для общества. Других государство еще больше провоцирует на политизацию своих воззрений. Это довольно-таки опасная игра с обществом — исторически, конечно, сложилось, что россияне могут долго терпеть и раскачиваться, но государство само же помогает переворачивать лодку».
 
Галина Арапова, директор Центра защиты прав СМИ
 
«В особой зоне риска не зарегистрированные как СМИ сайты, информационные и общественно-значимые проекты — например, те же ОВД-Инфо, медиа «Проект» и многие другие.
 
Мне лично совершенно непонятно, как будет приниматься решение — а является ли эта информация фейком. Как это оперативно проверить? Чтобы проверить достоверность, нужно время, нужны достаточно веские обстоятельства, чтобы сказать — эта информация не соответствует действительности.
 
Кто будет определять, есть ли вероятность, что эта новость вызовет угрозу? Сказки Пушкина — а вдруг кто-то прочитает и ему станет плохо с сердцем? Вот угроза жизни и здоровью населения...
 
Или кто-нибудь опубликует, что люди массово отравились паленой водкой, но официальных данных экспертизы пока нет — это угроза, значит. Неизвестно же, была ли она на самом деле паленая, пока официально определить не успели. Но теперь совсем не сообщать эту информацию, получается?
 
Основная цель законопроекта - снизить общественную дискуссию по тем вопросам, по которым населению не нужно дискутировать (с точки зрения государства, не нужно). В ходе дискуссии появляются версии. Вспомните историю со Скрипалями. Сколько было различных версий по поводу Петрова и Боширова. Здесь тоже можно говорить, что информация об их причастности несла угрозу чьей-то жизни, сохранению общественного порядка. Теперь обсуждать, высказывать свои версии — государство запрещает».
 
Алексей Глухов, глава юридической службы «Апологии протеста»
 
«Не секрет, что в подразделениях МВД, ФСБ и прокуратуры есть списки, как они их называют, «оппозиционно настроенных граждан». Там есть политики, активисты, правозащитники и работающие по правозащитным делам адвокаты в том числе. Их социальные сети мониторятся 24/7. Вызывающие вопросы посты скринятся, распечатываются и складываются в какую-то сумасшедшую папку. Их принято называть «делами оперативного учета». Это первая группа риска.
 
Закон будет применяться выборочно, потому что власти никогда не могли добиться стопроцентного охвата при осуществлении того или иного запрета: «На это никогда не было ни сил, ни средств, да и никогда не было и желания».
 
Если посмотреть дела по новым «административкам» о возбуждении ненависти (ст. 20.3.1 КоАП), пришедшим на замену ст. 282 УК, где теперь тоже только прокуратура имеет право возбудить дело, или по статье 20.33 КоАП о нежелательных организациях, по которым преследуют «Открытую Россию», — все материалы основаны на оперативных документах сотрудников либо Центра «Э», либо ФСБ. К ним просто приносят, а они пишут постановления о возбуждении дела и идут в суд, все на этом заканчивается. Так что число дел будет зависеть от региона и позиции прокуратуры — насколько они готовы переварить этот конвейер».
 
 
 


Вестник CIVITAS

Обсудить в блоге





На эту тему


На главную

!NOTA BENE!

0.019355058670044