Вестник гражданского общества

10.08.2017

Журналиста-расследователя РБК Александра Соколова осудили на 3,5 года лишения свободы

Александр Соколов

10 августа Тверской районный суд Москвы вынес обвинительный приговор по так называемому «делу о референдуме». По нему судили четырех человек: журналиста РБК Александра Соколова, публициста и бывшего редактора газеты «Дуэль»  Юрия Мухина, активистов организации «ЗОВ» Валерия Парфенова и Кирилла Барабаша. Все четверо признаны виновными в преступлениях, предусмотренных статьей 282.2 УК РФ.
 
Судья Алексей Криворучко приговорил Александра Соколова к трем с половиной годам колонии, Валерия Парфенова и Кирилла Барабаша к четырем годам колонии, Юрия Мухина к четырем годам условно, кроме того Барабаша лишил звания подполковника Вооруженных сил.
 
Обвинение считало, что Инициативная группа по проведению референдума «За ответственную власть» (ИГПР «ЗОВ»), которую основали подсудимые, была создана для прикрытия, а в действительности под ее видом функционировала организация Мухина «Армия воли народа», запрещенная в 2010 году за экстремизм. Прокуроры запрашивали для фигурантов дела от 4 лет до 4,5 года в колонии.
 
Все осужденные свою вину не признают. Журналист РБК Александр Соколов считает, что его преследование связано с профессиональной деятельностью. Журналист является автором материалов о коррупции, опубликованных на сайте РБК. Так, за несколько недель до ареста Соколов опубликовал расследование о потерях госбюджета при строительстве космодрома Восточный. Результаты его работы были переданы в Счетную палату и Федеральную антимонопольную службу; Счетная палата впоследствии подтвердила его выводы: спустя несколько месяцев после публикации, в декабре 2015 года, в ведомстве заявили о выявленных на Восточном «финансовых нарушениях» на сумму, близкую к той, что называл Соколов,  — 93 млрд руб. Кроме того, журналист писал диссертацию о «коррупционных потерях государства» при реализации проектов госкорпораций «Роснано», «Ростех», «Олимпстрой» и «Росатом».
 
Первый обыск прошел у репортера за несколько дней до заседания комиссии, на котором должно было рассматриваться исследование. При обыске оперативники «дали прямо понять», что причиной следственных действий является эта работа Соколова, утверждал журналист.
 
Корреспондент РБК был задержан и арестован в июне 2015 года. По версии следствия, его роль заключалась в том, что он зарегистрировал сайт ЗОВ и был его администратором.
 
Пресс-секретарь РБК Егор Тимофеев заявил, что медиахолдинг РБК, основываясь на «открытых данных по процессу и той информации, которая есть в нашем распоряжении», отказался понимать или принимать решение суда в отношении Соколова. «Мы поддерживали и поддерживаем Александра Соколова в этот непростой период», — добавил он.
 
Союз журналистов России решил провести по решению суда отдельные слушания с участием правозащитников и юристов.
 
В поддержку Соколова высказывалась международная организация «Репортеры без границ». Уполномоченный по правам человека Татьяна Москалькова требовала проверить законность его преследования, а ее предшественница на этом посту Элла Памфилова составляла обращение в защиту журналиста. Президентский Совет по правам человека потребовал дать оценку делу Соколова у главы СКР Александра Бастрыкина, а правозащитный центр «Мемориал» признал его политзаключенным. Сам журналист подал жалобу в Европейский суд по правам человека, где рассказал о нарушениях прав на выражение мнения и на свободу.
 
В защиту Соколова и других подсудимых высказывался с парламентской трибуны и депутат Госдумы от КПРФ Сергей Шаргунов: «Эти люди… придумали, может быть, утопическую идею: проводить референдум об ответственности власти». «Поддержите меня, коллеги. Давайте освободим этих людей. Это будет важное политическое событие», - говорил он.
 
РБК обращал внимание президента Владимира Путина на дело Соколова. «Если он сидит за какие-то разоблачения по поводу Восточного, если дело только в этом, безусловно, я помогу вашему изданию», — заявил глава государства на ежегодной большой пресс-конференции в 2015 году. Когда спустя год корреспондент РБК напомнил президенту об этом обещании, он ответил, что администрация президента уже занималась этим вопросом. «Раз ничего не изменилось, значит, не все там так просто», — сказал Путин.
 
В судебном процессе в качестве свидетеля был допрошен оппозиционер Алексей Навальный. Он рассказал, что давно знал об ИГПР «ЗОВ» и считает ее обычной оппозиционной организацией; никаких противоправных призывов в агитации ЗОВ Навальный никогда не замечал. «Призывы были обратного характера: ИГПР поддерживала выборную процедуру смены власти. Ваши цели, идеи, лозунги, манифесты, программные документы указывали, что вы в самой умеренной части оппозиции, и они абсолютно соответствовали законодательству, никому даже не приходило в голову это обсуждать», — заявил политик, отвечая на вопрос подсудимых.
 
Говоря об идее активистов оценивать работу властей путем референдума, Навальный добавил, что деятельность нынешнего руководства страны большинство граждан, судя по соцопросам, поддерживает: «В нынешней ситуации власть была бы дополнительно вознаграждена. В этом смысле мне странно видеть, что вас два года уже держат в тюрьме».
 
Летом 2017 года более 300 сотрудников медиа поставили свои подписи под открытым письмом независимого профсоюза журналистов и работников СМИ в защиту Соколова. «Мы уверены, что люди, вся вина которых состоит в призывах к мирному референдуму, должны быть немедленно освобождены из-под стражи», - говорится в обращении профсоюза.
 
Инициативная группа по проведению референдума «ЗОВ» действовала с 2009 года, рассказывал в суде ее основатель, публицист Юрий Мухин. Активисты и их сторонники считали, что деятельность всех должностных лиц, включая президента, должна оцениваться народом: за плохую работу чиновников бы наказывали, за хорошую — поощряли. В связи с этим члены инициативной группы добивались проведения референдума за принятие закона «За ответственную власть», где был бы прописан механизм оценки работы чиновников; для этого они пытались создавать региональные ячейки и собирать подписи в поддержку закона.
 
Как показали на суде обвиняемые, какое-то время ИГПР «ЗОВ» действовала параллельно с другой организацией, основанной Мухиным еще в девяностые — «Армией воли народа» (АВН). В 2010 году Мосгорсуд признал эту организацию экстремистской и запретил, поскольку она, по мнению Генпрокуратуры, пропагандировала насильственное свержение власти. После запрета АВН самораспустилась.
 
Состав участников и повестка ИГПР примерно совпадали с составом и повесткой «Армии воли народа». На этом основании гособвинение сочло, что инициативная группа продолжила дело АВН: распространяла экстремистские материалы через газеты «Своими именами» и «Слова и дела», призывала к насильственному изменению конституционного строя, устраивала митинги, вербовала новых участников и собирала​ пожертвования. Обвинение основывалось на анализах переписки участников ЗОВ, их публичных выступлений и агитматериалов, а также на показаниях нескольких свидетелей, часть которых засекречена, рассказывали в прениях представительницы гособвинения.
 
Как следует из материалов дела, в 2014 году агитационный ролик ЗОВ обнаружил в интернете сотрудник правоохранительных органов. Он начал общаться с активистами под именем жителя Крыма Сергея Давыденко и таким образом узнал, что ИГПР создает в регионах группы для проведения референдума за принятие закона. «Давыденко» был принят в организацию, и ему поручили вербовать новых сторонников. Такая разработка продолжалась около года; затем руководители ЗОВ были задержаны, причем Мухина доставили в полицию с севастопольского пляжа прямо в плавках.
 
Защита настаивала, что ЗОВ была самостоятельной организацией и ее деятельность полностью соответствовала законодательству. По ходатайству адвокатов во время суда было проведено несколько экспертиз. Специалист по компьютерной экспертизе Ян Городецкий проанализировал переписку фигурантов дела и пришел к выводу, что ЗОВ была основана независимо от АВН, а лингвист Ирина Левонтина сочла, что публичная агитация группы не содержала противоправных призывов.
 
В день приговора поддержать Соколова и его соратников пришли более 100 человек. В зал суда пустили только родственников подсудимых и журналистов, для всех остальных была организована видеотрансляция с оглашения.


Вестник CIVITAS

Обсудить в блоге



На главную

!NOTA BENE!

13.10.2016
Баш на баш

0.015527009963989