Вестник гражданского общества

01.03.2017

Обыск длиною в день

Зоя Светова после обыска. Фото: Норвежский Лесной
 

Вчера, 28 февраля, в квартире журналистки и правозащитницы Зои Световой, прошел обыск, продолжавшийся почти 11 часов. Следователи СКР и ФСБ пришли в дом Световой в 11 утра и покинули его около 10 часов вечера.
 
Зоя Светова  известна публикациями на тему положения заключенных в исправительных учреждениях. В начале 2000-х она работала экспертом в Фонде Сороса в Москве по программам, связанным с развитием судебной системы и прав человека. Светова сотрудничала с газетой «Коммерсант», журналом «Огонёк», «Новой газетой», «Ежедневным журналом» и другими изданиями, с 2009 по 2014 год была обозревателем журнала The New Times. С 2008 по 2016 год, будучи членом Общественной наблюдательной комиссии Москвы (ОНК), занималась контролем за содержанием заключенных и арестованных. В данное время работает корреспондентом сайта «Открытой России».  
 
По словам Зои Световой, силовики попали в ее квартиру обманом: «Мне сказали, что принесли повестку на допрос. Сначала я попросила положить в почтовый ящик; им потребовалась моя подпись, я пожалела этого человека и открыла дверь. Снизу побежали люди, один из них начал снимать происходящее. Я думаю, это был какой-то журналист — потом он ушел, а следователи уверяли меня, что никто из их группы ничего не снимал».
 
В обыске принимали участие 10 следователей и оперативников. Вначале они не хотели пускать в квартиру адвокатов Световой, пытаясь убедить ее, что они не нужны, но потом адвокатов пропустили. Одна из адвокатов, Анна Ставицкая, вела в Фейсбуке хронику происходящего.  Она отметила, что «обыск был санкционирован еще 18 января 2017 судьей Басманного суда Ленской», а формальным предлогом явилось то, что «следствием были получены сведения о хранении у Световой документов, свидетельствующих об обстоятельствах перевода в РФ и дальнейшем расходовании денежных средств, ранее похищенных Ходорковским и его соучастниками».
 
Анна Ставицкая сообщила, что следователи запретили пользоваться телефонами всем, кто находится внутри квартиры. «Зашел корреспондент «Дождя», начал снимать все происходящее на телефон. Теперь следователь хочет изъять телефон. У Зои огромное количество книг, все книги перебирают»— написала Ставицкая.
 
Между тем, по мнению самой Световой, произошедший обыск связан исключительно с ее профессиональной деятельностью:
 
«Я считаю, что этот обыск на самом деле не по «делу ЮКОСа», а этот обыск по моему какому-то делу. Потому что оперативник стал спрашивать меня о том, имею ли я какое-то отношение к организации «Центр реформ уголовного правосудия». О том, что я имею отношение, что я учредитель — действительно, я была учредителем этой организации — об этом было написано несколько статей на каком-то странном сайте SM News. Этот оперативник это все знал. Потом он меня спрашивал, когда я была членом ОНК, к каким людям я ходила. Ходила ли я к террористам, к госизменникам. Я, естественно, ходила ко всем людям, ко всем заключенным. То же самое было написано в этой статье.
 
И такое участие, огромное участие — из восьми сотрудников шесть сотрудников ФСБ — говорит о том, что на самом деле пришли совершенно по другому… Мне кажется, что это направлено… какое-то дело, видимо, хотят сшить. Именно потому, что я пишу в «Открытой России» на острые темы. Мне кажется так. Иначе мне просто непонятно, зачем так много вот этих фсбшников здесь было, которые знали, кто я, что я. И он еще пытался ко мне войти в доверие, меня расспрашивал…
 
Они не взяли, например, мои рабочие тетради члена ОНК — это их не интересовало. Их интересовало просто влезть в мою почту, взять мой компьютер. Они подслушивали мои телефоны. Потому что, например, они нашли документы на квартиру моего сына и говорят: «А это вы там делаете ремонт?» Я говорю: «Откуда у вас такая информация?» А недавно совсем я разговаривала по телефону со строителем — с человеком, который, я хотела, чтобы сделал ремонт. Это говорит о том, что телефоны подслушивают. Почту — они что, не могут просто так ее проверить? Или они хотели меня напугать, чтобы я не работала больше в «Открытой России». Вообще всех журналистов напугать. Я иначе просто не понимаю, честно говоря.
 
Я пытаюсь понять логику. Все говорят, что логики у ФСБ искать не стоит. Но все-таки согласитесь, что это очень странно — что журналиста опрашивают по «делу ЮКОСа». Тем более, я работаю на сайте, никакого отношения не имею к Ходорковскому. Я даже с ним лично не знакома, я видела его только на суде много раз».
 
Как рассказала Светова, «в ходе обыска изъяли мой айпад, мои разнообразные флешки, на которых записаны мои интервью, изъяли мои рабочие документы. Переписали все с моего компьютера, все мои рабочие материалы. Хотели переписать мою почту, что-то не получилось»,  кроме того изъяли старые ноутбуки ее четверых детей и мобильный телефон ее мужа Виктора Дзядко.
 
Адвокат Открытой России Сергей Бадамшин, также присутствовавший при обыске, отметил, что следователи допустили нарушения при обыске, что было отмечено в замечаниях в протоколе. «Я не знаю, что они искали. В постановлении о производстве обыска написано одно, а изъято несколько иное», — сообщил он.
 
В ходе обыска следователи наткнулись на протоколы обыска у родителей Световой, известных советских диссидентов Феликса Светова и Зои Крахмальниковой.
 
После обыска она рассказала: «Самый интересный был момент, когда вот этот фсбшник листал бумаги, и там были документы обыска моей мамы и папы тридцатилетней давности. И он смотрит и говорит: «Ой, как интересно, тут сотрудники, которых я знаю». А я ему говорю: «Слушайте, а я думала они уже все умерли, я их искала, я хотела бы с ними пообщаться. Он говорит: «Нет, нет, они не умерли». То есть представляете: прошло тридцать лет, и вдруг эти люди приходят ко мне. Но это уже другая квартира, я переехала, но как бы все закольцевалось. Единственное хорошо, что они этот протокол обыска не взяли, он историческая ценность. <…>
 
Я им все время говорила, как попугай: «Знаете, у вас совершенно нет воображения. Потому что вы не можете представить, что точно так же произойдет с вами». Потому что они довольно грубо обращались с моей дочкой, они не разрешали ей гулять с собакой. Это было ровно тридцать лет назад, когда тоже не разрешали, когда я ходила с собакой. У меня была другая собака, и это было тридцать лет назад. И меня тоже под конвоем водили гулять с собакой».
 
«Мы пока не знаем, кто в 2017 году проводит обыск в квартире у Зои Световой, Филиппа Дзядко, Тимофея Дзядко, Тихона Дзядко, Анны Дзядко, но можем кое-что рассказать о тех, кто проводил обыски у ее родителей в 1982 и в 1985 годах», - написал в связи с обыском «Международный мемориал», публикуя копии протоколов обысков квартиры и дачи Феликса Светова и Зои Крахмальниковой, хранящиеся в архиве общества «Мемориал».
 
Поддержать Зою Светову пришли ее друзья и коллеги, среди них писательница Людмила Улицкая, поэт и публицист Лев Рубинштейн, правозащитники Александр Подрабинек и Лев Пономаре. Все они дожидались окончания обыска в подъезде.  Александр Подрабинек и Лев Пономарев попытались попасть в квартиру Зои Световой, но их не пустили.
 
Александр Подрабинек написал в Фейсбуке:
 
«Попасть на обыск к Зое Световой не удалось. Зоя что-то там говорила за дверью, но открыть дверь не разрешили. Стояли на лестнице с Люсей Улицкой и Львом Пономаревым – обсуждали, как дошли до жизни такой. Где же еще дискутировать на такие темы?
Здесь же на лестнице не меньше десятка журналистов с камерами и микрофонами. Все ждут, но ничего не происходит.
 
Тоска. Обреченность. Вспоминаю, как в 70-е диссидентские годы мы слетались на обыски к друзьям, и тот считался счастливчиком, кому удавалось просочиться в квартиру.
«Живи ещё хоть четверть века, всё будет так. Исхода нет».
 
Вот и информированный источник Интерфакса (видать, в погонах источник) говорит, что это «рутинная процедура», «обычная техническая работа» и совсем не обязательно что кого-то прямо сейчас и посадят».
 
Поэт Лев Рубинштейн на вопрос Радио Свобода ответил так:
 
– Почему приехали именно к ней – бог их знает. Могли приехать к кому-нибудь другому. Это такая разросшаяся контора, которая себе ищет работу. У меня есть ощущение, я надеюсь, что оно верное, что на Зое они зубки обломают, этот не тот человек, с которым легко... Она не таких видела, и ее слишком много людей знают, любят и уважают, просто очень много! И ее лично, и через ее детей, и через ее родителей. Я подозреваю, что самый элементарный процесс запугивания. Но опять же, нашли кого пугать. Больше всего возмущает, что они сегодня пришли к абсолютно чистому в моральному смысле человеку.
 
Международная правозащитная организация Amnesty International Russia выразила глубокую обеспокоенность в связи с обысками в квартире известной правозащитницы и журналистки Зои Световой, отметив, что это преследование может быть связано с ее профессиональной деятельностью.
 
«Если это действительно связано с первым «делом ЮКОСа», то есть делом 2003 года, то какое отношение к нему может иметь Зоя Светова – одна из самых известных и авторитетных российских журналистов и правозащитников? С ЮКОСом ее ничто не связывает. А вот допустить, что обыск может быть связан с ее профессиональной деятельностью, попыткой повлиять не ее позицию, как раз можно», – приводит слова руководителя Amnesty International Russia Сергея Никитина телеканал «Дождь».
 
Уже вечером 28 февраля стало известно, что еще один обыск произошел в квартире правозащитницы, координатора проекта Gulagu.net Елены Абдуллаевой, также бывшей ранее членом Общественной наблюдательной комиссии Москвы. Разрешение на этот обыск выдал Перовский районный суд 21 февраля.
 
По словам зампредседателя ОНК Евы Меркачевой, которая дозвонилась до Абдуллаевой, в качестве причины обыска оперативники указывают поиск краденного мобильного телефона ценой в три тысячи рублей.  В похищении телефона обвиняют сына Абдуллаевой. «Уверяют, что мой сын его у кого-то забрал. Но ему самому они сказали: "Это все потому что у тебя слишком активная мать"», - заявила правозащитница в интервью изданию МК.
 
Елена Абдуллаева считает, что полиция таким образом пытается оказать на нее давление из-за ее прошлой деятельности: будучи экспертом ОНК, она проверяла Перовское отделение полиции и нашла большое количество нарушений, о которых неоднократно писала заявления в вышестоящие инстанции.


Вестник CIVITAS

Обсудить в блоге





На эту тему


На главную

!NOTA BENE!

13.10.2016
Баш на баш

0.025755167007446