Вестник гражданского общества

Слишком особое мнение

Новодворская и Венедиктов на дне рождения «Эхо Москвы», ресторан «Прага», 2007 г.
Фото Екатерины Чесноковой, РИА "Новости"

          Неделю назад в радиоэфире произошло одно событие. Не то чтобы незначительное, но не слишком бросающееся в глаза на фоне будоражащих сознание аудитории военных действий и бурных их обсуждений. С сайта «Эха Москвы», вскоре после выхода в эфир 29 августа 2008 г. передачи «Особое мнение» с участием Валерии Новодворской, исчез звуковой файл программы. Вместе с распечаткой. Нет, это не происки проправительственных хакеров, как могли подумать бдительные либеральные оппозиционеры, которые прошли огонь, воду, и медные трубы и знают, что надо всегда держать ухо востро. И не последствия цензуры в интернете, которых ожидают со дня на день разочаровавшиеся в новом президенте избиратели, так и не дождавшиеся эпохи борьбы с правовым нигилизмом. Законы о регулировании интернет-пространства ещё только ожидаются. И даже не козни западных спецслужб, подрывающих доверие к нашей власти хитро продуманными провокациями, имитирующими антидемократические действия, как могло прийти в голову очень патриотичным радикалам разной степени левизны…
          Все оказалось гораздо проще. Сайт был очищен от неподобающей информации по личному распоряжению руководства «Эха Москвы» в лице главного редактора Алексея Венедиктова. О чем вскоре сам Венедиктов и сообщил в эфире, отвечая на вопросы радиослушателей. Деликатно отнеся Новодворскую к «уже таким полукадрам», редактор поведал слушателям, что не допустит, чтобы в эфире «Эхо Москвы» или на сайте «Эхо Москвы» журналисты пели хвальбу Шамилю Басаеву, так как, по его мнению, это выходит за рамки всего, что можно себе представить.
           Алексей Алексеевич поделился творческими планами редакции, официально объявив, что Валерия Ильинична Новодворская до конца 2008 года может отдыхать от приглашения на «Эхо Москвы». Спасибо, что не до смены режима.
          При этом Венедиктов самокритично предложил слушателям назвать это цензурой, вкусовщиной, сказать про него «унтер Пришибеев», в общем, взял огонь на себя. Подчеркнув при этом, что это его «решение, которое не оспаривается никем здесь, и не будет оспариваться здесь. Потому что это не-воз-мож-но. И точка…».
         И хотя завершающим аккордом прозвучало «вы меня услышали», заставившее наиболее доброжелательно относящихся к Венедиктову граждан все-таки поискать во всем этом скрытый подтекст, этакий намек на нечто, оставшееся за кадром – смысл сказанного можно было трактовать однозначно. А именно: настало время, когда не только на каналах типа «радио России» поют заказные песни, и не только на официальных «главных» телеканалах показывают заказные ролики с заранее утвержденным текстом. Теперь и «Эхо Москвы» - с момента произнесения этих откровенных слов главным редактором - можно считать, официально примкнуло к стройным рядам теле-радиоисточников, вещающих только то, что им «положено» вещать. И критерием нравственности будет служить мнение не аудитории, и даже не составителей передач. Венедиктов очень точно и конкретно выразился, когда сказал: «…решение, которое не оспаривается никем здесь, и не будет оспариваться здесь…» Все поняли? Где-то, но не здесь принимаются подобные решения. И, когда эти решения уже приняты не здесь, то бесполезно даже обсуждать закономерность и правомерность этих решений. А то ведь, обсуждая и дискутируя, можно дойти и до того, что оппонентам удастся убедить или хотя бы показать безосновательность подобных мер.
          Как бы то ни было, а избежать обсуждений не удалось. Ну, не те времена сегодня, чтобы можно было по-тихому выпнуть журналиста из эфира, избежав при этом огласки материала, из-за которого весь сыр-бор! Не зря правительство так печется о чистоте интернета, и не сегодня-завтра примет законы, позволяющие последовать примеру Китая и существенно ограничить распространение информации. Именно благодаря интернету, то есть, конечно, не самому интернету, а активности пользователей, удаленные файлы были к моменту удаления уже сохранены в разных источниках и довольно широко распространены.
          Более того, Валерия Ильинична не тот человек, который скромно утрется, когда ему плюют в лицо. Новодворская молчать не стала, и вскоре в Интернете появилось ее официальное заявление, суть которого в том, что приписываемые ей Венедиктовым обвинения ложны. В частности, в том, что она «пела осанну» Шамилю Басаеву.
          Любой человек, просмотрев текст передачи, может убедиться, что осанну Басаеву Новодворская действительно не пела, терроризм не одобряла, а инцидента в Беслане вообще в данной передаче не упоминала. Зато много нелицеприятного было высказано в адрес российской военщины, а о том, как чеченцев довели до терроризма военными преступлениями против их народа, упомянуто было в свете событий в Грузии. Именно сходство развития сценариев начала этих двух войн (второй чеченской и нынешней грузинской), наглядно и убедительно подчеркнутое Новодворской, бросилось в глаза слушателю.
          И, конечно, это было совсем не то, чего хотелось бы услышать тем, кто, возможно, еще до выхода этого выпуска «Особого мнения» в эфир, решил, что таким мнениям, как мнение Новодворской, в эфире не место.
          «Я не знаю, зачем А. Венедиктову понадобилось для того, чтобы оправдать беспрецедентную, еще не случавшуюся цензуру на «Эхе Москвы», клеветническое обвинение меня в уголовном преступлении (публичное оправдание терроризма)», - заявила Новодворская.
          А вот слушателям, между прочим, пришли в голову разные предположения. Вплоть до того, что Венедиктов нарочно устроил это удаление с сайта, чтобы пропиарить и «Эхо», и себя, и Новодворскую. Как видите, люди судят по себе. Каждый готов приписать другому свои личные мотивы…
          Когда Венедиктов озвучил это свое историческое решение, на сайте «Эха Москвы» появилась и  ссылка на заявление В. Новодворской. Дебаты, развернувшееся в комментариях к данной записи, свидетельствуют о том, что в особом мнении журналистки далеко не всем увиделось, подобно Венедиктову, восхваление террористов. Даже более того, именно ее эрудиция, блестящая память и красочный своеобразный язык, а плюс ко всему – еще и редкостное самообладание, позволяющее гнуть свою линию в любой дискуссии, и позволили ей убедительно и красноречиво аргументировать свою позицию. Позицию, которая оказалась настолько «особой», то есть не совпадающей с официальной пропагандой всех кавказских событий, что безопаснее всего оказалось просто скрыть эту позицию, убрав с глаз долой и от ушей подальше. То, что шила в мешке утаить не удалось, делает еще более неубедительным и двусмысленным заявление главного редактора «Эха Москвы». Некоторые доброжелательные слушатели готовы приписать ему какие угодно возвышенные мотивы, не желая видеть очевидных перемен в репертуарной политике когда-то известной своим либерализмом радиостанции. А то, что такие перемены уже наступили – видно не только по тому, что мнение В. Новодворской сочли уж слишком «особым». Если внимательно присмотреться даже только к сказанному Венедиктовым в той же передаче, где он заявил о том, что Новодворская до конца года «может отдыхать», то можно заметить, что буквально вся тематика теперь будет развиваться только в том направлении, которое не противоречит заданному правительством курсу. Почему-то «Особое мнение» не лишается, например, мнения Сергея Доренко («…дабы вы его мнения не лишались бы…», – говорит редактор), невзирая на то, что Доренко перешел делать новости на РСН. А Юлия Латынина именно в разгар обсуждений кавказских событий отправлена в отпуск, что само по себе дело обычное. Остается лишь дожить до 27 сентября и посмотреть, что же будет после выхода ее из отпуска, и будет ли...
          Зато «…на этом месте следующие три субботы со следующей недели будет выходить история трех конфликтов, трех горячих или полугорячих конфликтов «холодной войны». Корейская война, берлинский кризис и карибский кризис тоже…», – сообщает Венедиктов. Ну конечно, самое время вспомнить конфликты времен «холодной войны» вместо обсуждения происходящего в «горячих точках» сегодня.
          А совсем новая передача, планируемая к выходу, будет называться «Понаехали тут» и рассматривать «проблемы разной миграции». Это, кстати, тоже будет выглядеть довольно актуально в свете признания республик на Кавказе, учитывая, что данный процесс сопровождается большими миграционными проблемами. Интересно, а будут ли в данной передаче обсуждаться судьбы тех, кто «понаехал» не сюда? И вообще вынужден был бежать совсем не в ту сторону? Беженцев-грузин, например…
          Так же, со слов главного редактора, «экспериментирование» в передаче «Народ против» будет продолжаться. То, что реальный народ, а именно радиослушатели, критикует это народное сборище, больше напоминающее базар – редакцию не смущает. «…Когда мы говорим «против», мы и подбираем тех, кто против…». Да, это важно, главное – правильно подобрать. А то выскажут что-нибудь не то, да еще всенародно… «Плавленый сырок» в этом году не вернется – ясно, что без Шендеровича это уже был бы не «сырок». А Шендерович взял тайм-аут. Почему-то в журнале «The New Times» он тайм-аут не берет…
          Что касается пространных ответов редактора на актуальные вопросы, заданные слушателями, то его позиция практически по всем темам совпадает с общегосударственной. Впрочем, это в наше время не редкость. Более того, имеющие мнение, слишком отличающееся от мнения первого канала телевидения, в главных редакторах могут и не задержаться… На этом фоне, правда, выпадает из общего потока мнение Венедиктова о Ходорковском. Наверное, принцип ложки дегтя в бочке меда все же допускает определенный процент своего, настоящего, человеческого мнения. Лишь бы оно не оказалось слишком уж особым.


АННА СОРОКИНА

08.09.2008


Обсудить в блоге



На главную

!NOTA BENE!

13.10.2016
Баш на баш

0.01717209815979