Вестник гражданского общества

Фас и профиль М. Ходорковского

 

1

          По-человечески сложно не отреагировать на интервью М. Ходорковского Б. Акунину. Тем более что при каждом выступлении и сопутствующем помещении МБХ в карцер автоматически возрастает регистрация его сторонников в «Движении за Ходорковского»  - не все мирятся с вопиющей несправедливостью. 19 000 человек – уже протестуют, а у сотен тысяч нет доступа к Интернету.
          Перманентно названивая в российские колонии, мы так и говорим администрации: от вас «всего-то» требовалось ослабить режим, пропустить лекарства, прекратить пытки. А вы поступаете ровно наоборот, привлекая комиссии, которые не смогут не найти недостатков в вашей работе и пожалуются «наверх»...
          Не так просто все с «ЮКОСовцами», но, помимо них, ни за что отбывают срок многие тысячи практически не известных ПЗК, что звучит сегодня, как достойнейшее «Неизвестный солдат». Так не глупо ли отправлять в карцер прежде всеми забытого З. Зубайраева сразу после того, как его пыточные фотографии исколесили полмира и правозащитники боролись против помещения невиновного парня в дурдом?.. Что дало это ужесточение наказания, кроме головной боли, лично начальнику Мансветову А.И.( +7(8442)355700), его заму Дерипаске( +7(8442)355701) и даже дежурной части( +7(8442)351492)? Неужели начальнику УФСИН по Волгоградской области генерал-майору И.В. Сизову крепче спится от новых проблем, спровоцированных подчиненными?
          А сколько всех этих колоний!!! Одна зона. Куда там Тарковскому...
          Власть ошиблась и с Алексаняном. Оказалось, что озлобленное от социальных проблем общество может быть милосердным, и не все готовы молчать, когда на их глазах истязают. Формулировка «хлеба и зрелищ» не работает половинчато, и население, лишенное необходимого, не желает азартно и долго аплодировать пыткам.
          В одной из зон по очередному сфабрикованному делу отбывает пожизненный срок «ЮКОСовец» Пичугин. Как замечательно сказала в статье правозащитница Е. Маглеванная: «Алексей Пичугин прислал мне фотографию с красивым волжским пейзажем и на обороте написал: «Пусть это фото поднимет Вам настроение и еще раз напомнит о том, что жизнь прекрасна». - Такова его сила воли!»
          Мне все это напомнило самые добрые на свете глаза и несгибаемый оптимизм отсидевших по четвертаку в советском ГУЛАГе стариков, которых застала, никогда не встречала людей радостней и светлей.
          Свыше 30 000 человек уже проголосовали за свободу беременной Светланы Бахминой, а Елена Боннэр написала проникновенное, прекрасное письмо высокопоставленным женам.
          Все эти и другие политзаключенные, сами того не зная, идут с нами рядом по жизни: мы сверяем по ним свою совесть. И, конечно, бессмертны Анна Политковская, Александр Литвиненко - настоящие наши герои и просто любимые люди. Добиваясь забвения, власть напарывается на свои грабли, создавая кумиров.
          Григорий Чхартишвили (Акунин) озаботился судьбой бывшего самого богатого человека России потому что, как и многие, понял, что «на деле ЮКОСа мы потеряли независимость суда». Добавлю, что знаю: масса единомышленников до сих пор просто стесняется писать об МБХ, а тем более к нему обращаться. Это может быть не так понято - пусть и бывший, но олигарх. Другая причина, как сказал и сам МБХ: «Для реального диалога нужен понимающий, заинтересованный собеседник. Я не хочу много публиковаться на Западе». А на Западе собеседников множество, причем, искренне отслеживающих каждый шаг МБХ и его коллег. Ведь так не хватает ответов!
          Заточение, напряженные размышления и погруженность в себя должны были дать Ходорковскому колоссальную фору: он, наверняка, сделал выводы и смело может советовать. И еще есть причина: всех ПЗК, о которых мы пишем, упекают в ШИЗО. Наша заповедь – не навреди. Так, после протеста международных правозащитников по поводу истязаний уже практически инвалида Ислама Бациева в Саратовской области (г. Пугачев, УШ 382/4, исправительная колония строгого режима), администрация, выдумав несуществующее нарушение, посадила Бациева в БУР (барак усиленного режима). За таких людей борется и Временный Национальный Законодательный Совет ЧРИ, единственное демократическое Правительство Чечни.
          Но всегда будут эти примеры: адвокат Трепашкин, еще накануне сражавшийся из-за решетки за себя и других арестантов, сотни чеченцев, тысячи поднимающих восстания узников концлагерей. Ничто их не остановит.
          На их фоне особенным диссонансом прозвучала теперь уже давняя статья МБХ о приемлемости компромисса. Акунин думает так же: «Находясь в заключении, Вы опубликовали несколько статей, некоторые из которых вызвали род переполоха среди людей, считавших Вас своим единомышленником... Если б не тюремная решетка, которая для человека приличного исключает (?! – ЛВ.) резкость полемики, Вам наверняка здорово досталось бы от разных достойных людей. Я тоже по ряду пунктов решительно с Вами не согласен».
          Акунин поднял вопрос, постоянно проигрываемый в умах. «Мне кажется, что в России сегодня наступила эпоха личной ответственности человека за свои поступки. Выбор – участвовать в подлости или нет – есть у каждого... Дело ЮКОСа – самая стыдная страница в истории постсоветского суда. Оно, безусловно, попадет в учебники истории. Попадут не только имена осужденных, но и имена «первых учеников» из судейско-прокурорского цеха, как это случилось с незабвенной судьей Савельевой, шельмовавшей тунеядца Иосифа Бродского.»
          Эта «эпоха личной ответственности» не сегодня наступила: она вечна. Всегда, повторю, есть примеры. Самый яркий в России, пожалуй, Владимир Буковский. Он считает, как и Ходорковский: «Россию менять должны мы здесь. По-другому не бывает». Все же думаю, что, во времена тотальной эмиграции и уже заканчивающегося свободного передвижения, роль западных средств (в руках бывших соотечественников) велика – и как возможность организовать оппозицию. Цивилизационная роль эмиграции для России неоценима. Это видно и из-за решетки.
          Ходорковский прав, говоря, что «настоящих граждан уже больше, и идет дальнейший процесс превращения толпы в сообщество граждан». Не сомневаюсь, что именно в этом проявилось влияние «Запада». В то же время, в народных недрах зреет нереализованная сила, накопленная к «перестройке»: многие из нас не только свидетели, но и сами светились, горели во время первого путча. Не похоже, что этот огонь, объединивший интеллигенцию и захлестнувший страну, погас навсегда.
          Еще один момент в интервью, обращающий на себя внимание, это тема целесообразности борьбы внутри и снаружи: «Многие из моих коллег решили уехать, и это тоже было правильно – зачем плодить заложников». Укрепление тоталитаризма, мировой сети ФСБ, раскинутой до дальних точек, недооценено Западом. Тому масса примеров: и продолжительное молчание Ющенко об отправителях диоксина; и Америки – по поводу искусственного развенчания доллара, калифорнийских пожаров, недавней гибели тысяч граждан, а главное – об 11 сентября; и потрясшая меня лично апатия Англии и Европы, пропустившей с открытым ртом атомоход «Петр Великий», который назад уж не смоешь... Еще было б понятно, если б ракетоносцем управлял, скажем, М. Ходорковский».
          Но и он ошибается, используя слово «непоняты»: «Была довольно большая группа людей в Кремле, считавших преследование ЮКОСа ошибкой. Они пытались что-то сделать, но оказались непоняты... Другая группировка – «силовики», опять же точнее – «адепты игры без правил». Таких действительно много в силовых органах, но отнюдь не большинство... Да и в «несиловых» кругах их много. Это люди неуверенные, компенсирующие доступом к насилию свою неуверенность... Не знаю, стоит ли называть фамилии, но «та сторона» – это Сечин и куча чиновников «второго эшелона» (т.е. поддерживающих его не только из убеждений, но и в надежде на служебное продвижение или из-за имеющегося на них компромата)».
          Разночтение в том, что есть две позиции, одна исключает другую. Можно или бороться до конца, развивая, взращивая свою и чужую совесть – и тогда «нет» компромиссам; или все-таки заблуждаться, «просачиваясь» в ряды неприятеля, как делает, скажем, Закаев, лебезя нынче перед Кадыровым. Куда достойней в историческом масштабе выглядят непреклонные, честные. Никакая восточная мудрость не объяснит даже временного двуличия – пусть во имя высших целей, которыми так легко дать себя обмануть. Размышления на эту тему мне представляются наиболее актуальными и дальновидными в интервью Чхартишвили. Человека с четкой фамилией – в такое «грузинское» время.
          Есть ведь несломленные, цельные личности, и таким все эти годы проявляет себя Платон Лебедев. Но в то время, когда ФСБ многократно перекрашивается, становясь то «Мемориалом», то даже ПАСЕ, ни на йоту нельзя уступать. Это иллюзия, что на секунду можно притвориться «чужим», а завтра выскочить в короли ради общего светлого будущего. Сделки с совестью наказуемы и заранее обречены: завтра сам себя не узнаешь.
          Поразительно все смешалось «в доме Облонских». Одна Новодворская никогда себе не изменит - уж это каждому ясно... Верхушка «Хельсинской группы» на цирлах стоит перед властью. Об основных деятелях «Мемориала» говорил еще А. Литвиненко. Большая часть правозащитных сайтов, как и прежде – Союзы творческих деятелей, выпестывает непокорных, перековывая их в лояльных. Заодно и объединяет. В оппозицию пробралось такое количество стукачей, офицеров в штатском, что шизофреническая реальность превратилась в полную противоположность норме. В качестве многолетнего автора едва ли не самого «демократического» сайта «Чеченпресс», расскажу простую историю.
          ФСБ открывает сайт, позиционируя его как супердемократический, находящийся в крайней оппозиции кремлёвскому режиму. С какой целью? Повторюсь: привлекать на свои страницы диссидентов, наблюдать за ними, собранными под колпаком в освещении допросных прожекторов, кто какую позицию занимает, кто опасен режиму, зондировать умонастроения имперских подданных. А при поднятии точки кипения народного недовольства - через этот и прочие подконтрольные СМИ спускать пары, подкидывая заказные статейки через своих агентов, играющих роль «оголтелых» демократов. Кого-то можно направить, точнее – использовать. Как и я, многие рьяно возьмутся за дело, веря в свою правоту.
          Как комментирует Владимир Мальсагов: «Генеральная линия и основные статейки предварительно подготовлены в аналитических институтах спецслужб. Там же трудится масса ученых, в том числе психоаналитиков. В государстве полно добровольных доносчиков – нередко бесплатно. Подобный сайт будет работать без всяких помех, к примеру, как putin.ru, vesti.ru или также mail.ru. А уж массовые «Одноклассники», собирающие ай-пи!.. И тут зачешется непроанализированный вопрос: «А как же это наш, самый демократичный и дающий властям прикурить сайт не заглушили ихние хакера? Или у ФСБ одни лохи сидят, а наш (например, chechenpress) - на самом деле для Путина пресс?.. Если такой сайт будет не заражен легким ФСБшным вирусом, потрепан их хакерами, то правдоискатель станет допытываться: а как это наш сайт бьётся за демократию, зубов не жалея, кусает Кремль, а вид имеет чистенький-гладенький, будто у официоза - рutin.mu или be, а совсем не оппозиционный «потрёпанно-боевой»? Что-то тут неспроста!». Вот и напускают ФСБшные хакеры незлых вирусов и прочую нечисть, дабы, наложив соответствующий грим и прочий «макияж», придать своему сайту вид «дерзко-демократичный», весь в следах борьбы и только что пришедшего с баррикад истории».
          Еще четче обстоит дело с выборами. Голосуя за демократов, все равно становишься игрушкой в руках Кремля: никогда не знаешь, «как наше слово отзовется», и частный выбор так легко повернуть в другую сторону, против себя самого. Это стало тенденцией, и голосовать в идеале нужно не за партию, а за личность, но это пока что мечты. Я никоим образом не призываю игнорировать голосование, в то же время отдавая себе отчет, что иду-то, к примеру, за порядочнейшего Буковского, но сколько вокруг карьеристов, которые этим воспользуются!
          Почему Ходорковского, над которым жесточайшим образом произдевались морально и физически на глазах всего мира и 5 лет не дают говорить, до сих пор помнят и ценят? Его роль в образовании общества и стремление ввести страну в цивилизацию общеизвестны; несломленность – налицо (с опасным зигзагом призывания к «компромиссу», но и со словами о том, что нельзя сломить карцером, когда был там уже многократно). Мои единомышленники ценят МБХ за преданность дружбе и обязательность, вот за это признание: «Я мог уехать, но после ареста Платона счел это предательством. В конце лета съездил, попрощался на всякий случай со своими коллегами, которые уже были за рубежом, и вернулся в Россию». Поведение самого Платона Лебедева достойно величайшего уважения. Жаль, что он не пишет статей: озвученная сила воли была бы высоким примером!

          Ходорковский в интервью затронул извечную тему выбора Большого или Малого (семья) мира. Историей дан ответ за него: личность выбирает Идею, борец – революцию. Очень точно отреагировал Акунин: «Детям лучше гордиться отсутствующим отцом, чем стыдиться присутствующего». Тем более что для родителей МБХ, которые «не сломались», «честь всегда была дороже жизни. Своей – точно, а, возможно, и моей... Очень надеюсь, что и мои дети, с детского сада хорошо знающие, что «папа в тюрьме», вырастут, понимая, почему было нельзя по-другому».
          Чужое страдание, хотим мы того или нет, формирует общество, но на это уходят годы, десятилетия. «Это был очередной бой, из которого я мог не вернуться. И до сих пор не вернулся». Но есть вещи, не должные отвлекать. В их числе – упомянутая клевета, каждый день звучащая по всем телеканалам. Сам поклеп выполняет свою реформаторскую роль: чаша глупости переполняется, цель власти «лгать» переходит в противоположность и становится вашим оружием.
          Понятно, что крупная собственность и власть лишь закабаляют. Деньги – средство, и невольный тюремный аскетизм, мобилизуя сознание, освобождает от лишнего: «Пять лет тюрьмы – тоже постоянные переезды, многочисленные ограничения. С собой мало что потащишь. Жалко бросать накопленные книги, терять записи. Но они со мной, в голове. Остальное – ерунда. В этом смысле тюрьма делает человека свободным». То же делает и эмиграция: для большинства она вынуждена. Перемещение в свободный западный мир диктует нормальному человеку счастливую необходимость не лгать. Это едва ли не самое светлое преимущество Запада (криминал наказуем). Здесь легко, наконец, понимаешь, «Почему демократия лучше диктатуры? Почему свобода лучше несвободы? Почему плохо врать и совершать подлости?.. Сила проигрывает мужеству, подлость – честности, ненависть – любви. Не сразу, но всегда, в конце концов».
          Часто близко общаясь с бывшими политзаключенными, слушая их рассказы и анализируя, не могу сомневаться в сказанном Ходорковским. Особый пример – В. Мальсагов, автор переведенной на болгарский язык книги «Мафия ФСБ», логически продолжающей свидетельства А. Литвиненко. На русском она есть в Сети. Так вот автор, переживший не один тюремный бунт, бесконечные пытки и унижения, 10 лет заключения, бывший авторитетом для заключенных и 17 раз вскрывавший себе вены в знак протеста против насилия администрации, являет собой живой, мощный пример на свободе. Покидая застенки, не сломленный в них человек ведет толпу за собой, его слово приобретает особенный вес.
          Мальсагов рассказывает, что не только озверевшая власть, но и лагерные науськанные псы чувствуют волю и мужество, и собаки, обученные атаковать и терзать, приседают на задние лапы и, поскуливая, делают под себя, не в силах преодолеть чужую волю, о которой говорит Ходорковский. Многие ПЗК, в том числе, например, З. Талхигов, сообщают об уважении к себе, о скрытом почтении охранников, когда человек не сломался.

2

          В одиночке возрастает ответственность и за других – «за тех, кого приручил». После гибели Политковской и Литвиненко нельзя не ждать покушений, и недавняя попытка отравления в Страсбурге (!) замечательного человека, адвоката года 2007 Каринны Москаленко наводит на трезвые мысли. Каринна поблагодарила «Движение за Ходорковского» и правозащитную организацию «Марекса» за безусловную моральную поддержку. Мы желаем семье адвоката здоровья и стойкости, в которой не сомневаемся.
          (К слову – чтоб разрядить атмосферу и снизить пафос статьи - комментарий Мальсагова: «Насчет ртути: в детстве, разбив градусник, часто натирали ею 2-копеечную монету. По размеру она была как гривенник, только медного цвета, а мы, натерев, делали её «никелевой» и покупали у тёток семечки, протягивая монетку «орлом» кверху. Ивану Грозному до 54 лет втирали ртуть. Опасны только её пары, и даже при приёме внутрь она благополучно выходит. А вот пары - действительно очень опасны и приводят к длительной, мучительной болезни с летальным исходом. В машине могла быть высокая температура, но сколько же там нужно было именно жить, чтобы организм насытился до того уровня, чтобы началась тяжелая болезнь?.. От всей души желаю здоровья Каринне. И – по поводу интервью: я полностью согласен с Б. Акуниным, но как хотелось бы поспорить с М. Ходорковским в каких-то вопросах».)
          Как правило, истинные правозащитные деяния сегодня наказуемы повсеместно: у ФСБ неумелые, но длинные руки. Телефонные и письменные угрозы поступают нам много лет, но недавно ФСБшники посетили Владимира Мальсагова дома в европейской стране, в отсутствии хозяина поинтересовавшись компьютером. Вспоминается свидетельство одной диссидентской семьи, как «запугивал» их КГБ, разбивая для устрашенья... тарелки на кухне в шкафу и оставляя осколки.
          Переводчик книги «Мафия ФСБ» сообщил на днях о налете в Болгарии. «Когда в четверг вечером возвратились домой вместе с женой, оказалось, что сигнализация была отключена. Ну, конечно, когда второпях выходил, мог бы забыть. Но справка в фирме, обеспечивающей эту услугу, показала, что система была включена в 13.30 - т.е. когда я выходил. И ее отключили в 16 часов - когда я был в своем институте, и семья дома тоже отсутствовала. Консультации со специалистами показывают, что не могло быть самопроизвольного отключения, такое может произойти лишь при перебоях с электричеством или когда аккумулятор испорчен/истощен и не может подключиться сразу. Но аккумулятор новенький, и все равно на всякий случай опять проверили - все хорошо. Есть устройства, которыми пользуются бандиты, но они как бы «глушат» сигнализацию на время, пока они входят - и чтобы можно было спокойно забрать то, что им нужно, - а не отключают совсем. Так что в дом входили. Но ничего не забрали. Там мало что можно забирать - мой лэптоп да пару уже стареньких телевизоров: после того, как нас обокрали незадолго до этого, мы переехали в этот дом и не держим здесь никаких драгоценностей и денег. Не нашли или не захотели брать бусы дочки со свадьбы и золотую монету, с помощью которой ее «выкупила» сторона жениха. Странно еще вот что: я хорошо помню, где оставил лэптоп, - на комоде, а нашел его на столике рядом».
          Обычная практика и до боли знакомый почерк. Что удивляться таким мелочам, когда давно научились не только разгонять облака над Москвой по случаю праздников - но и легко теперь, во избежание нашествия международных наблюдателей, обеспечить ясные выборы!Известно, как погибла группа Бодрова: с той стороны ущелья как раз проходили учения. ФСБшные специалисты давно могут рассчитывать взрывную волну и ее отражение. Это новая технология: хочешь припугнуть соседнюю Грузию и набрать аж 81 непроверенный процент избирателей в грохочущей от подземных толчков Чечне – «будь богом», вызывай себе землетрясение! Или волну в океане. Да и пожары в Калифорнии точно так же посильно организовать, как взрывы автобусов в Израиле и мировые теракты.
          Есть, конечно, страны, где выборы проходят бесшумно: там и так все сидят. Азербайджанские 82 (нет, зависть к соседу подскочила до 89!) % говорят лишь о том, как зашкаливает потомственное давление Алиева на народ и каков геноцид. Вот обычное письмо из Баку, причем на сей раз от пожилого инвалида: «...Извините, что давно Вам не писал. Меня арестовали в очередной раз без предъявлений обвинения и санкции на арест. Избили до изнеможения, требуя выдачи информации. Меня кололи, правда, не знаю, чем. Тут в Баку оставаться опасно. Никому не желаю страданий моего народа и моей семьи! С уважением, Ваш...» (укажи я случайно фамилию – и его завтра пристрелят).
          Символично, что на упомянутом уже демократическом сайте «Чеченпресс» нельзя было заикнуться в статьях лишь о двух вещах, но по причине иной: о притеснении чеченцев и политике в Азербайджане (под предлогом еще большего ужесточения, а на самом деле – так как ФСБшник Нухаев трудится вместе с Алиевым) – и о том, что как раз вслед за поддержкой А. Закаевым Саакашвили, совпавшей с запрещением публикаций о Бадри, Патаркацишвили отправили на тот свет.
           А в Чечне накануне повального голосования были жертвы и среди тех, с кем правозащитники связаны... Не буду цитировать письма - как трясло там по-настоящему: всё есть в Интернете. И не приехал бы радостный Путин осматривать мечеть, если б не знал, что новых толчков не предвидится - они уже не нужны.
          Так вот, думая о Ходорковском... Он дал четкий ответ, как совместить демократию с сильным правлением, исторически свойственным и необходимым России. «Я сторонник сильного государства в России, и у меня есть целый ряд аргументов. Я сторонник активной промышленной политики, социального государства. В общем – скандинавской модели... Слабое государство просто не будет способно разобраться со всеми чрезвычайными ситуациями... Другое дело – сильное государство, чтобы не выродиться в очередное тоталитарное безобразие, должно не только быть сбалансировано сильным гражданским обществом, но и обладать безукоризненно работающей системой сдержек и противовесов: разделение властей, общественный контроль, сильная оппозиция. Иными словами, сильное государство должно быть сверхправовым, если так можно выразиться».
          Золотые слова. Здесь лежит объяснение и тому, почему в России нельзя вводить смертную казнь: любой сильный закон в коррумпированном судопроизводстве обрекает на смерть невиновного. Уже традиционно, слыша об аресте предпринимателя или министра, ловишь мысль: значит, он честен. Государство давно работает по жесткой системе Шварца, но в великом «Драконе» указан и выход!
          МБХ справедлив: «Я имею в виду борьбу с коррупцией, и, как ключевое звено этой борьбы, – независимый суд. Убежден, борьба с коррупцией в России – это борьба за демократию».
          А вот ниже - вижу опасность. Процитирую, как предупреждение, настойчиво возвращая к поднятой теме: «Я абсолютно не согласен с призывами к либеральной, демократической общественности не сотрудничать с властью. Это – путь слабых. Путь сильных – на любом месте отстаивать демократические ценности, права человека, бороться с коррупцией, определяемой эвфемизмом «административный ресурс», и не поддаваться искушениям. Пусть власть, пока она власть, сама выбирает, с кем ей пойти, зная при этом, что мы принесем во власть не только свои знания, но и свои идеалы».
          Возможно, мы не доросли. Но сомнительно... Настоящая власть в лице товарища... нет, тамбовского волка Сечина, задержавшегося в своем персональном развитии да-аалеко в прошлом веке и толкающего Россию в фундаментальный феодализм, Сечина с соответствующей печатью на челе, засадившего такого умного, продвинутого, просветленного Ходорковского в темницу, давно решила, «с кем ей пойти». Разворовав страну, воспользовавшись нынешним мировым финансовым кризисом, этой властью спланированным и успешно воплощаемым в жизнь, она закрутит сейчас последние гайки, поприжав к расстрельной стенке свой же народ и, «логично» объясняя ему его «вынужденную плохой Америкой» нищету, под эту сурдинку - напоследок наживается на нефти и готовит тылы за границей.
          Чхартишвили писал: «В двух Ваших статьях по поводу неизбежности левого поворота многое, конечно, справедливо, но общая идея кажется мне ошибочной и поверхностной... Неужели Вы до сих пор верите в будущность КПРФ?»
          Ходорковский, на мой вежливо потупленный взгляд, прав в том, что образовательную роль никто не отменял, каждый в детстве «хорошим» был, милость к падшим призывать должно, доброе и светлое будить, из искры разгорится пламя, а зерно разумного и вечного обязательно даст плоды при терпеливом уходе. Работай ты с охранником (там тоже люди, как рассказал нам Довлатов!) или напоминай начальнику колонии в теплых тонах о его собственной маме. А то и о дочке.
          В любом зале сидит один искренний, заинтересованный человек, ради которого выступить стоит. В большой партии с плохой вывеской, будь то КПРФ или НБП, или еще какой ужас - обязательно отыщутся прекрасные, мудрые люди. Особенно из молодых. С коммунистами шла Маглеванная (на то ведь и юность!), а сколько мальчишек-девчонок, подставленных фашиствовавшим добровольно Лимоновым, реально выступило против Путина и томится сейчас в казематах!
          «Не сотрудничать с приличными людьми только потому, что они сохраняют верность опорочившим себя символам? Глупо и не по-людски... Будет ли новое левое движение произрастать из КПРФ или из «стачечных комитетов»? Во многом зависит от власти. Возможно и так, и эдак. Важно не отказываться от сотрудничества с теми людьми, которые придерживаются приемлемых для нас ценностей». (МБХ).
          Авторитарная власть сформировала те народные отличительные черты, которыми странно гордиться. По ним узнают нас на Западе спустя многие годы: затаенный страх, изворотливость, лукавство, образованность в том, что зомбирует, и для чего во всем мире используются просто справочники. Хорошо говорит об этом Акунин: «Наш народ не относится к государству с надеждой и верой. Совсем напротив: с подозрительностью и недоверием. Нормальный ответ на государственное принуждение – хитрость, уловка, обход закона. Именно потому, что государство не воспринимается как нечто свое. Вот где самая главная беда и проблема российской государственности».
          Своим воспринимается то, в чем принимаешь деятельное участие. Любишь то, о чем сам позаботился. Волновые теории доказывают, что разрушительная энергия накапливается, и если в цивилизованном государстве это опасно, то для России -традиционно. Так ли уж бессмысленен «беспощадный русский бунт», если речь идет о ниспровержении фашиствующего режима – не знаю. Конечно, хотелось бы провести бескровную революцию, и желательно за столом переговоров с пером да бумагой. Но ждать, покуда иссякнет нефть, обессилит страна и будет растаскана по заграницам, а срок тех же «ЮКОСовцев» автоматически перетечет в пожизненный, так как времени жить не останется – вряд ли разумно.
          Власть успела не просто запугать отупевший в массе народ, но лишить его образования, ввергнуть в апатию, приучить изворачиваться и врать, предавать самых близких и «растительно» жить без идеалов и святости. Между тем, Ходорковский считает: «Если мы разрушим отношение к государству как к «высшей силе», не успев создать и закрепить в сознании людей веру в демократические институты, мы получим русский бунт, «бессмысленный и беспощадный»... Поэтому я убежден: задача, стоящая перед сегодняшней властью и демократическим сообществом, крайне сложна: вырастить демократические институты и веру в них, не разрушая изначально веру в государство как в «высшую силу». Из-за этого куча проблем и постоянное откатывание назад. Можно попробовать действовать «очертя голову», но тут есть большой риск развала страны».
           Развал страны неизбежен. Его может отсрочить мировой экономический кризис, но передел состоится. Выпестывание демократических институтов точно так же от нас не уйдет: нищета и беспредел, ужесточающиеся в России, ускорят и этот процесс.
          Хотелось бы вслед за Акуниным (чьи книги как-то малы, а интервью – любопытно) призвать М. Ходорковского излагать свои мысли почаще. Действительно, «у нас в стране немало писателей и деятелей культуры, которые хотят Вас поддержать и для кого важно знать Ваше мнение. Уверен, что они продолжат этот диалог...». Не так много крупных теоретиков, связанных с нашей страной. Кто продался, кто – опустил руки и выжидает. «Я, в общем, и до тюрьмы был не совсем атеистом. Бог, фатум, судьба, предназначение – мы почти все верим во что-то, что выше нас», - признается Ходорковский, за что спасибо отдельное. Посвятив пятилетку тюрьме, где информация и правда распространяются со скоростью совести, МБХ не может не видеть Истины. Что любовь – главное, и ради чего ведутся войны; что делать – и кто виноват. Что чеченцы тоже замараны кровью, как русские. Что любая война в итоге братоубийственна. И что, положа руку на сердце, нельзя держать страны в плену, даже если так этого хочется.
          Убедившись, что две основные чеченские силы продались ФСБ и тем самым вытолкнули вперед третью, ничем не запачканную, я приглядываюсь к хорошо забытому старому – новому. Ведь если Запад поддержит маджлисульцев-человеконенавистников, то ядовитые семена религиозного экстремизма продолжат произрастать на Кавказе уже под куполом НАТО или США.
           Но ведь есть же такой КНК, Временный Национальный Законодательный Совет ЧРИ, действительно демократическое правительство Чечни с Мусой Темишевым во главе, идеологом революции. Как Березовский - Путина, он выдвинул во власть тех, кого будут завтра судить, и мог полностью управлять властью в Чечне, быть при огромных деньгах, находясь всегда в гуще событий. Мог спокойно заведовать нефтью, пропихнув, кого нужно, в правительство. Но, на деле идеалист от демократии, вот этот Темишев критиковал всех, едва замечал, что карман становился им ближе, чем простые людские беды. Интернационалист в высшем смысле слова, в то время как многие лезли во власть на волне ксенофобии и лже-исламизма, причем в оголтелой форме. Не знаменателен ли пример Темишева? Не стоит ли просить таких, наиболее опытных и не изменявших идее, рассказать об ошибках и планах своим народам? Тех, кто работал, мечтал и Человеком остался?
           Еще о М. Темишеве хотелось бы вспомнить (т.к., много лет прожив в Нидерландах, я принципиально храню гражданство Израиля) потому, что с начала современной российской оккупации гонимые евреи и русские обращались не в чеченскую прокуратуру, а лично к нему. И он их защищал. На страницах правительственной газеты «Ичкерия» каждую неделю Темишев давал христианские проповеди главного просвитера республики П.П. Сумина. Первый номер «Ичкерии» начинался с проповедей раввина Д.М. Хазана и просвитера. Никто, кроме Темишева, этого больше не делал: боялись возмездия националистов, религиозников, управляемого чеченского общественного мнения. Из-за этого Темишев перессорился с полевыми командирами и с Джохаром Дудаевым, и об этом упоминает Шурыгин в газете «Завтра» за 28 мая 1998 года (а по Гуглю – «памятники» обливают грязью ученого, - к вопросу о «клевете». Не вдаваясь в подробности – главное: есть счастливые примеры, когда личность не пытается сжиться с неугодной ей властью, как призвал в интервью Ходорковский. Не изменяет себе и своему делу, единственной правде.
          Пока одни двигались и ошибались, другие - совершали кровавые преступления и не несут за это ответственности. Третьи - молчат. Потому на сайте Пресс-центра адвокатов Ходорковского меня больше всего радуют прекрасные честные лица, и среди них – далекая от политики Ахеджакова. Запоминаются такие, как адвокат Юрий Шмидт. Как 19 000 обыкновенных граждан, не побоявшихся прислать свои подписи в защиту заключенного. Акунин прав: выбор, участвовать в подлости или нет, есть у каждого.                  


ЛАРИСА ВОЛОДИМЕРОВА

18.10.2008


Обсудить в блоге



На главную

!NOTA BENE!

13.10.2016
Баш на баш

0.014711856842041