Вестник гражданского общества

Культурная революция Коперника

«Коперник. Беседа с Богом». Картина Яна Матейко (1873)


Коперник целый век трудился,
Чтоб доказать Земли вращенье.
Дурак, он лучше бы напился,
Тогда бы всё пришло в движенье.

(Студенческая песня 40-х годов XIX века «По рюмочке, по маленькой»)
 
 
Поскольку мы живём под зощенковским девизом «Судом, только судом», то, как во всяком приличествующем решении суда, сначала будет резолютивная часть, а впоследствии - и мотивировочная...
 
Итак, вот главное: все изменения в недрах локальной (субглобальной) цивилизации происходят спонтанно, подчиняясь логике её структурных трансформаций, и лишь потом проявляются в инновациях.
 
Культура способна разомкнуть историческую цикличность, если решится на уничижительную критику основоположников интеллектуальных направлений и эталонные образцы культуры («классику»). Западная цивилизация потому победила всех соперников на великом пятитысячелетнем «кастинге культур», что смогла выйти на траекторию «вертикального прогресса», разорвав положенную субэкуменам цикличность (или весьма расширив её временные границы) и заменив периодами отступления, эпохами частичной архаизации.
 
Одной из главных примет такой трансформации Запада - появление работ Коперника. И вся ярость Церкви (отголоски которой сохраняются до сих пор) была вызвана не выдвижением им гелиоцентрической космогонии, а критикой им Аристотеля и работ александрийской астрономии.
 
Дело в том, что Библия не настаивает на геоцентризме напрямую. Всё всегда можно объявить символическим пониманием, имеющим назидательный характер. Вот четверть тысячелетия тому назад установили же геологи, что миру не 5 и не 7 тысяч лет, а минимум 40 млн., но теологи немедленно выкрутились, сказав, что речь шла не о 6 Днях творения, а о 6 геологических эрах...
 
И вообще, всё развитие общественной мысли - это серия компромиссов между объективной реальностью и социальной мифологией. Как давно известно, у старшины, дезориентированного допившимся до «белочки» генералом, и крокодилы летают, но «низенько-низенько»... И участие в нынешних президентских выборах - это мирный путь к демократическим изменениям...
 
Так что Коперник не подрывал авторитет Книги Судей, но он впервые со времён Аристотеля критиковал чтимого предшественника. В данном случае Аристотеля (который, как известно, критиковал Платона). Ведь в истории западной мысли Аристотель именовался просто и без затей - Учитель. Подобно Кунцзы (Конфуцию, Учителю Куну). Значительно позже и через арабскую культуру Аль-Андалуса на Запад пришёл Аль-Флатун (Платон), дав возможность создать «ренессансную» философскую традицию, альтернативную схоластике. 
 
Именно тот факт, что началась свободная критика общепризнанных авторитетов, вызвала ярость Церкви. До этого только Папе Григорию XIII было позволительно отменить шедевр античной космогонии - юлианский календарь. Но он был глава церкви, опирался на разработки математика-иезуита и у него было безвыходное положение - катастрофически сбились пасхалии (условно говоря, Песах выпал на Пурим).   
 
Коперник, похоронивший «эталонную» античную «александрийскую» науку, Галилей и Бруно, опиравшиеся на Платона в своём преодолении «аристотелевщины», - они стали мишенью нападок только потому, что наглядно показали - наступил прогресс научной мысли, современные учёные могут чувствовать себя умнее предшественников, сам ход развития культуры отныне определяется преодолением более ранних выводов науки и философии, а не в их адаптации к меняющимся реалиям путём бесконечного почтительного комментирования.
 
Церковь в своей основе отвергала нециклическую модель западной цивилизации, и её гнев обрушился на тех, кто показал, что «тектонический сдвиг» начался... Но всё выплеснулось на Коперника, Галилея и Бруно, на создателя современной - экспериментальной - науки Френсиса Бэкона уже ничего и не осталось.
 
Затем возникает виртуальная «Республика Учёных». Через очень небольшое время мнение синхронно возникших Лондонского королевского общества и Парижской академии наук значило куда больше всех теологических изысканий вместе взятых. Западные церкви окончательно передают свою историческую функцию хранителя цивилизационных кодов и распространителя морали секулярной в своей основе культуре.
 
Одним из признаков тяготения Русской (суб)цивилизации, дочерней от Византийской, а потом и от Западной цивилизаций, к модели закрытой цикличности, неспособной самостоятельно разрывать свои социальные циклы, является некритическая апологетика предшествующих культурных достижений. В своё время философ Александр Пятигорский писал, что советский тоталитаризм проистекает из русской культуры
* с её тотальностью единой «культурной нормы» - «Пушкин - наше всё» и прочий пантеон 19 века, который продлевается до большевиков.
 
Именно для защиты принципа цикличности (автономности от Запада) в коммунистических странах за уклонение от «творческого метода соцреализма» карали почти также как за политическое инакомыслие. Советский соцреализм был построен на культе классики и её эпигонов, в т.ч. второго-третьего и четвёртого порядка. Даже контркультурные пласты допускались лишь основанные на «добром-старом» мейнстриме -  Пушкин-Толстой-Горький-Маяковский (и их «третьяковские» аналоги) и альтернативном полюсе - Достоевский-Лесков-Бунин-Есенин.
 
Поэтому главный идеологический спор в России в 2017 году был о том, являлся ли последний император русским святым или европейским рыцарем...
 
Кстати, если бы, узнав о беременности любовницы, цесаревич рыцарственно вступил с ней в 1893 году в морганатический брак (чтобы не рожала бастарда), то престол бы унаследовал Георгий Первый, а если бы и в этой исторической последовательности его замучил бы туберкулёз, то он мог скоро уступить скипетр Михаилу Второму. И это вынудило бы уже в 90-е годы XIX века ввести в России умеренно-либеральную конституцию.   
   
 


* «Я это понял, только приехав в Англию. Ни одному англичанину не придёт в голову, например, сказать: «Ах! Вы не читали Диккенса! Вы совершенно некультурный человек». В то время как в России: «Вы не читали Достоевского? Да вы с ума сошли! Как можно не читать Достоевского?» Я не знаю, читал ли каждый пятнадцатый англичанин Диккенса, но он ответит вам: знаете, друг мой, да мне просто не хотелось читать Диккенса, Киплинга и т. д. <…> Наша «обязательность» культуры» на самом деле очень сильно снижает рефлексивный потенциал человека. Это действительно очень важно. В особенности в отношении к языку. В СССР существовала единая культурная норма русского языка, что для страны в целом губительно. Скажем, когда Горбачёв произносил речь, русский интеллигент говорил: у него южный акцент. Да любой член английского парламента и любой министр может говорить — йоркширец на абсолютно никому не понятном йоркширском наречии, девонец говорит с девонским акцентом и т.д. Потому что нет единой культурной нормы. Более того, с точки зрения английского индивидуализма её и не должно быть, это моё личное дело, а не культуры, как я говорю, — меня не за акцент в парламент выбирали». («Беседа А.М. Пятигорского с Ю. П. Сенокосовым "Индивид и культура"», опубл. в А.М. Пятигорский «Избранные труды», «Языки русской культуры»: М., 1996, стр. 295.)
 

ЕВГЕНИЙ ИХЛОВ


30.12.2017



Обсудить в блоге




На эту тему


На главную

!NOTA BENE!

13.10.2016
Баш на баш

0.019728183746338