Вестник гражданского общества

Возможна ли революция в России?

 
          Недавно в конце 2015 года Михаил Ходорковский, выступая в Англии, заявил, что Россию может спасти только революция, желательно, разумеется, мирная. В России  люди, до которых дошло это заявление, отнеслись к нему по-разному. Одни с Ходорковским полностью согласились, другие выразили сомнение или несогласие. Я же придерживаюсь мнения, что да –  революция в России, в случае ее победы, могла бы спасти Россию. Но именно  революция, а не бунт или какой-нибудь правительственный переворот. В российских условиях этого совершенно недостаточно, как стало ясно в годы т.н. «перестройки» – 1985-1993.
          Революция - это выступление  значительной части общества для свержения существующей власти и  создания нового социально-экономического строя.
          Но в  отличие от  Ходорковского и его сторонников, я полагаю, что настоящая революция   в России, увы,  уже невозможна. Революциям всегда и везде предшествует рождение и развитие новой идеологии, осознание ее конкретных целей и определение практических  средств  утверждения этих целей. Возьмем в качестве примеров «Великую французскую революцию» (1789 – 1799) или революцию в Польше в 1981-82 годах, получившую неофициальное название революции «Солидарности».
          И в Советской России в 70-80-е годы развивались революционные идеи. Суть их  сводилась к созданию  демократических порядков  и синтезной экономики, в которой должны были быть спаяны, синтезированы определенные основы капитализма и социализма.
          Живя (до осени 1972 года) в России, я грешный тоже занимался разработкой теории   синтезного общества, считая, что это прообраз будущего  для  всего человечества.
          Думал о синтезном строе в те времена и академик Андрей Дмитриевич Сахаров, величайший человек  России. Прочтя в 1974 году мою первую публикацию (на Западе), посвященную размышлениям о синтезном строе, Сахаров сообщил мне из Москвы: «Вадим, я еще раз прочитал вашу статью. Она, конечно, очень хорошая и интересная. Это, так сказать, некий конкретный аспект  здоровой конвергенции». Позже Сахаров не раз повторял в своих статьях и выступлениях: «Конвергенция социализма и капитализма в конечном итоге единственная альтернатива гибели человечества».
          Характерно, что о необходимости создания в России синтезного строя стали думать и в рабочей среде. Летом 1990 года мне в Мюнхен позвонил из города Тольятти слесарь волжского автозавода Владимир Андрианов. Неведомыми путями ему и его товарищам  попала на глаза моя книга «Самоуправление», изданная в Германии (на русском языке в 1985 г.). Володя Андрианов сказал мне, что он является  сторонником  идей кооперативного социализма и входит в учредительный комитет создания «Союза трудовых коллективов» крупнейших предприятий России, имеющих целью бороться за переход предприятий в собственность и управление трудовых коллективов. Моя книга, сказал он, произвела на активистов этого движения сильное впечатление, и они приглашают меня принять участие в их движении в качестве эксперта и советника. Я, разумеется, согласился и стал приезжать в Россию на собрания и совещания  активистов этого движения, работал над  документами для них. В конце 1990-го года ими был создан «Союз Трудовых Коллективов СССР» (СТК СССР). Вскоре, правда, в названии Союза пришлось СССР заменить Россией. На первые съезды СТК приходили из Кремля  премьер правительства, министр труда, принимал делегации со съездов СТК и Ельцин, взобравшийся тогда на кремлевский олимп.
          Но скоро  стало ясно, что как «новая» бюрократия, так и «старая» интеллигенция не собираются поддерживать заводской народ, инженеров и рабочих, стремившихся к созданию новой  жизни, нового социального строя. Вот  возможность для старо-новых чиновников основать свой бизнес или получить возможность выезжать за границу – это другое дело!
          Отдельные группы рабочих и техников  пытались поднять своих товарищей по СТК на всеобщую забастовку до победного конца, но  без успеха. Не хватало у их коллег решительности и боевого настроя, подобного тем, которые были у их единомышленников в Чехословакии в славные времена «Пражской весны» (1968 г.)  и в Польше в годы утверждения там революционного движения «Солидарность» (1980-81 гг.).
          В России накануне создания «Союза трудовых коллективов» ушел из жизни и Сахаров, который точно поддержал бы борьбу за новую жизнь. Он скоропостижно скончался   в декабре 1989 года. Я один не мог его заменить: люди Кремля и Лубянки распространяли «информацию», что я агент  ЦРУ, т.к. работаю на радио «Свобода» (в Мюнхене).
          Из российской «свободолюбивой» интеллигенции  никто не обращал внимания на  рабочее движение за новый строй.  Одни кинулись создавать свои бизнесы, другие устремились погулять за границей, на худой конец  примыкали к «движению» по созданию «нового» авторитарного строя.
          Промышленные объекты захватывали поначалу  чиновники, близкие к Ельцину, но, не имея  практических навыков в управлении ими и испытывая  острую конкуренцию западной промышленности,  переводили свои  накопления (и «награбления») в предприятия по добыче природных ресурсов, которыми была  богата Россия – нефть, газ, минералы. Предприятия же, выпускавшие товары общего употребления - одежду, бытовую технику и т.д. и т.п.,  разорялись и закрывались, в результате в 1994 году самораспустился и «Союз  Трудовых Коллективов». С той поры навсегда, видимо, закрылась в России и возможность успешной  революционной борьбы. Началось бурное вымирание страны. Со 148 млн в  1991 г. население России к 2007 г. сократилось примерно до 120 млн (по данным завкафедрой демографии МГУ А. Антонова. «РИА «Новости» от 11.7.2008)  и продолжает вымирать и/или переселяться в страны Запада. «Би-би-си - Россия» передала (6.6.2014), ссылаясь на публикацию в «Независимой газете»: «Несмотря на официальные рапорты о росте рождаемости, глубокий демографический кризис в России развивается. Так, в ближайшее десятилетие вдвое сократится численность мужчин и женщин в возрасте от 20 до 30 лет, а к 2035 году вдвое сократится численность мужчин и женщин в возрасте от 20 до 40 лет. Уже сегодня число 15-летних в ДВА раза меньше, чем 25-летних».
          Важно понимать, что разрушает возможность революции  и сам факт  исчезновения в стране крупных промышленных регионов. В таких регионах работникам, недовольным своей жизнью, легче  договариваться о революционном выступлении. Не случайно центром польской революции 1980-81 годов стал мощный промышленный регион  Гданьска. Мелкие группы служащих или  работников торговли  создать революционное движение не способны. Тут полезно не забывать, что подавлены были упомянутые выше революции в странах Восточной Европы  не в результате недостатка революционной решимости и мотивированности у людей, а в результате военной мощи тогдашней Советской России. В  восставшую Венгрию (1956 г.), в Чехословакию (1968 г.) вводились огромные армии, до 600 тысяч штыков, и с большим числом танков. Революционной Польше в 1981 г. Россия угрожала вторжением примерно такой же мощной армии, уже сконцентрированной у польской границы, плюс подход огромной эскадры, осадившей Гданьское побережье.
          В годы российской «перестройки» Восточная Европа вырвалась из русских когтей в результате распада самого Советского Союза и охватившего его разрушительного экономического кризиса начала 90-х годов. Цена на нефть и газ подвела, а другие конкурентоспособные товары в России уже давно не производились.
          Так что подытожим:  настоящая революция в России теперь уже невозможна. А вот распад страны, по всей видимости, неизбежен.
 

ВАДИМ БЕЛОЦЕРКОВСКИЙ


09.02.2016



Обсудить в блоге




На эту тему


На главную

!NOTA BENE!

13.10.2016
Баш на баш

0.015002965927124