Вестник гражданского общества

15.10.2015

Международный уголовный суд в Гааге начал расследование преступлений в ходе российско-грузинской войны 2008 года


Кадр из видеообращения Фату Бенсуда, 13 октября 2015 г.

Прокурор Международного уголовного суда (МУС) в Гааге Фату Бенсуда прибыла сегодня в Грузию для консультаций с руководством страны о расследовании военных преступлений и преступлений против человечности, совершенных в ходе «пятидневной войны» между Россией и Грузией в августе 2008 года. В рамках визита Бенсуды запланированы встречи с министром юстиции и Главным прокурором Грузии, а также с лицами пострадавшими во время августовской войны.
 
В течение предшествующих семи лет МУС проводил «предварительное дознание», в ходе которого оценивалась целесообразность начала расследования данного дела Гаагским судом на основе рассмотрения предполагаемых преступлений и удовлетворительности качества расследований, проводимых в России и Грузии, которые еще в 2014 году МУС признал «ограниченными».
 
«Есть основания полагать, что в контексте вооруженного конфликта в августе 2008 года в Грузии были совершены преступления, попадающие под юрисдикцию суда», – говорится в опубликованном 8 октября заявлении Международного уголовного суда.
 
Накануне сегодняшнего визита в Грузию, 13 октября, прокурор МУС Фату Бенсуда распространила специальное видеообращение, объяснив причины, по которым Гаагский суд все же приступил к расследованию событий 2008 года. Заявление содержит несколько важных посылов о приоритетных направлениях будущего расследования и о возможном судебном процессе над лицами, подозреваемыми в совершении преступлений против человечности либо военных преступлений в ходе кратковременного, но весьма кровавого военного конфликта в Южной Осетии.
 
«Ситуация в Грузии пристально анализировалась моим офисом после августа 2008 года, когда произошли вооруженные столкновения между Южной Осетией и Грузией с участием Российской Федерации. На основе анализа я пришла к выводу, что в течение конфликта совершены преступления против человечности и военные преступления», – заявила прокурор. По мнению Фату Бенсуда, к преступлениям против человечности и военным преступлениям относятся изгнание грузинского населения из Южной Осетии, уничтожение их имущества, а также нападение грузинских и южноосетинских военных на представителей миротворческих сил.
 
В этой связи прокурор международного уголовного суда напомнила об убийстве двух и ранении пятерых грузинских миротворцев 7 августа 2008 года в грузинском селе Авневи после артиллерийского обстрела с позиций южноосетинских вооруженных формирований, а также о гибели семерых и ранении более тридцати российских миротворцев в результате обстрела и уничтожения их базы грузинской армией в первый же день начала масштабных боевых действий.
 
«Согласно информации, которой обладает мой офис, сотни гражданских лиц грузинской национальности были убиты и десятки тысяч изгнаны в контексте возможной кампании по их насильственному перемещению, организованной де-факто властями Южной Осетии», – подчеркнула прокурор МУС. По ее словам, в процессе «возможной кампании по насильственному перемещению» около пяти тысяч грузинских домовладений было уничтожено.
 
Фату Бенсуда также сообщила, что грузинское население Южной Осетии в результате тех событий сократилось на 75 процентов.
 
Прокурор обещает провести независимое расследование и привлечь к ответственности всех виновных, «кем бы они ни были».
 
МУС начинает собственное расследование после того как результаты расследований, проведенных странами-участницами вооруженного конфликта, расценил как неудовлетворительные. И Россия, и Грузия после 2008 года проводили собственные расследования, причем Грузия два раза – при предыдущей и при нынешней власти. При этом в марте 2015 г. Тбилиси заявил, что не в состоянии вести полноценное расследование, учитывая то, что не имеет доступа к оккупированной территории Цхинвальского региона, а также принимая во внимание существующую угрозу безопасности свидетелей предполагаемых преступлений, которые проживают на территориях, прилегающих к зоне оккупации – где насилие в отношении гражданских лиц по-прежнему широко распространено.
 
При этом, для того чтобы МУС начал своё расследование, запрос прокурора Фату Бенсуды, который насчитывает 160 страниц, в течение 30 дней должна одобрить Палата предварительного производства Грузии, состоящая из 3-х судей.
 
В запросе сказано, что в случае, если будет получено разрешение, расследование охватит период с 1 июля 2008 года до 10 октября 2008 года, когда Россия отвела свои войска с территории, которая не входила при СССР в состав Юго-Осетинской автономной области. Также планируется рассмотреть два обвинения: об этнической чистке грузинского населения юго-осетинскими силами, с возможным участием российских сил, и умышленном нападении на грузинских миротворцев со стороны юго-осетинских сил и на российских миротворцев – со стороны грузинских сил.
 
Запрос прокурора МУС также содержит конфиденциальные приложения – т.е. списки «лиц или групп, на которых возлагается наибольшая ответственность за самые серьезные преступления, с указанием их конкретной роли».
 
В отличие от Грузии, Россия не является участником Римского статута МУС, т.е. она не признает юрисдикцию международного суда.
 
Бывший заместитель министра иностранных дел Грузии Серги Капанадзе в интервью Радио Свобода по этому поводу отметил, что «Россия не будет сотрудничать с судом. Но даже в этом случае следствие может выявить виновных. Другое дело, что будет с этими людьми – будут они переданы для суда в Гаагу или нет. Но само расследование в том направлении, чтобы уличить российских политиков либо военных, очень важно для нас».
 
«Для нас главное, - говорит Серги Капанадзе , - чтобы в результате уголовного процесса в Гааге те люди в России, кто покровительствовал этническим чисткам и отдавал соответствующие приказы, понесли наказание. То есть главный вызов для наших политиков и минюста, чтобы Россия не смогла ускользнуть от ответственности, свалив все на исполнителей в Южной Осетии».
 
Одним из первых на заявление прокурора Гаагского международного уголовного суда откликнулся экс-президент Грузии, глава Одесской областной администрации Михаил Саакашвили. На своей страничке в фейсбуке 14 октября он написал:
 
«Кто бы мог подумать, что все, что доказывала все эти годы Путинская пропаганда, оказалось полной ложью.
 
Я внимательно ознакомился с заявлением прокурора Международного уголовного суда в Гааге и в целом очень доволен. Заявление не только полностью отметает Российский тезис о том, что они вторглись в Грузию в ответ на геноцид осетинского народа, а наоборот обвиняет россиян и их местных коллаборационистов в Кампании этнической чистки, т.е. в преступлениях против человечности. То есть доказано, что Россия вторглась в Грузию под абсолютно надуманным предлогом. Что касается части, касающейся Российских миротворцев, то по этому вопросу юридически уже все объяснено у Талявини. Думаю, при более детальном рассмотрении на этот вопрос легко дать исчерпывающий и вполне удовлетворительный ответ. В целом, я приветствую позицию прокурора и считаю, что создается крайне важный прецедент для всего региона».
 
Что касается ликвидации базы российских миротворцев грузинскими ВС, то Тбилиси неоднократно заявлял, что к моменту этой атаки российские миротворцы уже потеряли свой статус, так как до этого они принимали непосредственное участие в боевых действиях.
 
Формально и Москва, и Цхинвали, и Тбилиси приветствовали возможное начало расследования преступлений, совершенных во время августовской войны Международным уголовным судом. При этом каждая сторона заявила о правоте собственной версии событий.
 
Министр юстиции Грузии Тея Цулукиани отметила, что помимо этнической чистки грузин, которую, по её словам, осуществили в Цхинвальском регионе, Тбилиси также поднимет перед МУС вопрос пыток, которым, согласно версии Цулукиани, подверглись попавшие в плен грузинские военнослужащие.
 
«Как при предыдущей, так и при нынешней власти все прокуроры сделали все для того, чтобы это дело было бы полностью расследовано…  Наша цель – помочь Гаагскому суду найти тех индивидов, которые осуществили этническую чистку в Грузии», – сказала 15 октября Цулукиани журналистам и пояснила, что в вердиктах МУСа ответственность за преступления возлагается на конкретных лиц, а не на государства.
 
В Тбилиси считают расследование событий 2008 г. очень важным с точки зрения установления истины, как и почему началась война из-за Южной Осетии и действительно ли Грузия была агрессором в том военном конфликте. Бывший ректор грузинской дипломатической академии Иосиф Цинцадзе надеется, что Гаагский суд однозначно ответит на эти вопросы.
 
«Для нас, для Грузии имеет принципиальное значение смыть пятно, что якобы мы агрессоры и именно мы начали войну. Однако последнее слово все-таки не за прокурором, а за судом. Это ведь не грузинский суд, где главная фигура – прокурор, а не судья. Впрочем, грузинские власти все-таки оказались в щепетильном положении, поскольку всего три года назад они возлагали всю вину за начало той войны на Саакашвили», – напомнил Иосиф Цинцадзе в эфире Радио Свобода.
 
Тем временем, российский МИД высказал недовольство перечнем преступлений, расследовать которые намеревается прокурор Фату Бенсуда, заявив, что интерпретация МУС событий августа 2008 года «далека от реальности» и, по сути, «выгораживает режим М.Саакашвили», что «вряд ли добавит доверия к офису прокурора МУС».
 
«Судя по выводам прокурора МУС, целенаправленные убийства юго-осетин не станут предметом международного расследования, есть сомнения у прокуратуры и в отношении нападений на российских военнослужащих-миротворцев. Зато следователи МУС в рамках возбуждаемого дела заявляют о своей готовности заняться расследованием действий юго-осетинских ополченцев против этнических грузин, а также российских вооруженных сил, которые, как полагает прокуратура, «возможно, являлись соучастниками» этих действий... Рассчитываем на то, что судьи при рассмотрении ходатайства прокурора МУС вынесут решение, которое бы отвечало принципам справедливости», – говорится в заявлении МИД РФ от 15 октября.
 
Неделей ранее,  руководитель Следственного комитета России Александр Бастрыкин, выступая 8 октября перед студентами МГИМО, заявил, что у России «накопилось 500 томов с материалами расследования», которые будут переданы в МУС, согласно запросу суда, направленному в Москву 6 октября.
 
«Мы пытались везти наши материалы – а мы квалифицировали действия грузинской военщины как военные преступления – в Международный суд в Гааге. И вот только сейчас ... пришло письмо из Гааги, где нас просят представить, наконец-то, материалы», – заявил Бастрыкин.
 
Одновременно руководитель СК высказал предположение, что российская позиция стала интересна Международному уголовному суду лишь после представления грузинской стороной своих материалов. «И там нас тоже начнут поджимать наверняка», – заявил Бастрыкин, и высказал сожаление по поводу того, что «мировое сообщество, демонстрируя нам образцы гуманистического отношения к правопорядку, игнорирует некоторые серьезные результаты нашей работы».
 
Учредитель НПО «Ассоциация реформ Грузии» Эленэ Хоштария, к которой  обратилась за экспертным комментарием Русская служба «Голоса Америки, считает, что Россия находится «за пределами правовых рамок» и нарушает даже те обязательства, под которыми подписывается. Соответственно, полагает политолог, в случае МУС, юрисдикция которого не распространяется на РФ, практически отсутствует «даже теоретическая возможность» того, что Москва предпримет встречные шаги, если виновность конкретных граждан России будет подтверждена МУС.
 
Одновременно, говорит Хоштария, для Грузии расследование МУС предоставляет «уникальную возможность доказать собственную правоту». В частности, по словам эксперта, для небольшого государства как Грузия, расследование такого авторитетного суда как МУС будет иметь правовую и политическую нагрузку т.е. в случае подтверждения обвинений Тбилиси, страна может это использовать в подкрепление позиций Грузии на международной арене, в том числе как правовой рычаг для усиления политической ответственности России.
 
Что касается обвинений России по поводу нападений на российских миротворцев грузинскими вооруженными силами, то Хоштария отметила решение МУС начать вести расследование с июля 2008 года, т.е. за месяц до начала боевых действий. По её словам, это важно, так как поможет фактами (т.е. обстрелы грузинских сел, убийства грузинских миротворцев и т.п.), подкрепить аргументы Тбилиси насчет того, что война 2008 года произошла «по запланированному Россией сценарию».
 
«В первую очередь, у Цхинвали нет собственных вооруженных сил – это нонсенс, но кроме этого есть много других фактов, которые подтверждают, что это была российская операция, так что говорить о российских «миротворцах» излишне, грузинские власти должны предоставить все материалы в подтверждение этого. Сейчас многое зависит от эффективности их работы», – считает эксперт.
 
В свою очередь, в Цхинвали также заявили о готовности сотрудничать с МУС и высказали надежду, что в результате расследования будет доказано то, что было ранее установлено следственными органами Южной Осетии и России: что грузинские военные якобы совершали военные преступления, и что Южную Осетию «от полного уничтожения спасла» помощь Российской Федерации.
 
«Мы очень надеемся на справедливое расследование, готовы к сотрудничеству. Южная Осетия – открытая страна, мы готовы предоставить все имеющиеся у нас материалы», – заявил замминистра непризнанной республики Алан Кочиев.
 
Напомним, в результате российско-грузинской войны в 2008 году, Россия признала независимость двух грузинских регионов – Абхазии и Южной Осетии - и перебросила дополнительные войска и вооружения на свои военные базы на данных территориях. Все государства мира – за исключением Венесуэлы, Никарагуа и Науру – признают эти регионы территорией Грузии, оккупированной Россией.


Вестник CIVITAS

Обсудить в блоге





На эту тему


На главную

!NOTA BENE!

13.10.2016
Баш на баш

0.019227027893066