Вестник гражданского общества

Так почему же Россия наложила вето?

Виталий Чуркин войдет в историю с этим жестом. Голосование на заседании Совбеза ООН по проекту
резолюции о создании трибунала по малазийскому «Боингу», 29 июля 2015 года.
Фото: Global Look 

          Так почему же Россия наложила вето на резолюцию о создании трибунала по малазийскому «Боингу»? Ответ на этот вопрос лежит на поверхности. Нужно лишь позволить себе взглянуть на ситуацию в целом, не зацикливаясь на частностях.
          Жизнь вообще полна иронии к тем, кто планирует на нее влиять. Так фарс с показаниями Ковтуна на публичных слушаниях по делу о смерти Александра Литвиненко в Лондоне, которые Ковтун то вдруг захотел дать, то в самый последний момент расхотел, и которые в итоге вылились в 4 месяца задержки окончания слушаний, поставил рядом реакцию официальной России на публичные слушания, расследующие убийство Литвиненко, и ее же реакцию на попытку Совбеза ООН создать международный трибунал для расследования убийства пассажиров и экипажа малайзийского «Боинга». И стало очевидно, что эти реакции почти тождественны и по форме, и по причинам, их вызвавшим.
          Публичные слушания в королевском суде Лондона высветили и сделали предельно ясным то, что ранее было понятно только самым въедливым наблюдателям: непосредственные исполнители убийства бывшего офицера ФСБ Литвиненко были простыми пешками и не имели представления о том, какое страшное орудие убийства находится в их руках, поэтому вели себя крайне неосторожно и беспечно. Следователи Скотленд-Ярда выяснили и сделали достоянием общественности, что Луговой и Ковтун три раза предпринимали попытки отравления Литвиненко, сливали остатки яда в канализацию и подтирали лужи с ядом гостиничными полотенцами, втягивали в ареал распространения радиоактивного яда своих жен и детей. Кроме того, они были уверены в своей безнаказанности, так как исполняли приказ или поручение, исходящее из самых высоких властных структур своего государства, практически выполняли государственный заказ. Также стало понятно, почему эти пешки вдруг вышли в ферзи: из неудачников и лохов, рыщущих в поисках какого-нибудь заработка, превратились один в депутата парламента, другой в бизнесмена, и оба значительно поправили свое материальное положение. Понятно и почему их так рьяно, не считаясь ни с материальными затратами, ни с репутационными потерями, защищают на всех уровнях российской власти: ведь, арестовав этих «мелких сошек» как исполнителей убийства, опытные следователи из Скотленд-Ярда получат стопроцентные доказательства того, что и так давно знают, - кто был заказчиком убийства, совершенного с особой жестокостью и с использование оружия массового поражения.
          И тогда уже никакой иммунитет не спасет заказчика (или заказчиков) от возмездия. Россия – не Северная Корея, не смотря на все большее сходство межу ними. Три поколения династии преступной власти могут прятаться за железным занавесом в маленькой восточноазиатской стране, в большой и бестолковой России в занавесе всегда найдутся прорехи.
          Поэтому официальная Россия всеми своими МИДами и Следственными комитетами защищает не Лугового и Ковтуна от лондонского суда, а президента Путина и, возможно, нескольких крупных госчиновников из числа его старых знакомых, от международного трибунала.
          И делает она это точно так же, как защищает тех, кто выстрелил из «Бука» по пассажирскому лайнеру. Схожесть тактики и стратегии этой защиты, благодаря совпадению по времени, просто бросается в глаза.
          Что заявили в России по поводу публичных слушаний в Лондоне, расследующих убийство Литвиненко? Цитирую по ИНТЕРФАКСУ:
          «В Кремле скептически относятся к заявлениям британской стороны о причастности российских властей к убийству Александра Литвиненко и не доверяют ведущемуся в Великобритании процессу по этому делу, заявил пресс-секретарь президента РФ Дмитрий Песков.
          "Если вы помните, когда Литвиненко умер, аналогичные обвинения еще без какого-либо расследования уже звучали в полный рост и со стороны официальных лиц Великобритании, и со стороны органов, которым еще только предстояло заниматься расследованием. Поэтому мы это уже слышали", - сказал он, комментируя по просьбе журналистов соответствующее заявление британских властей.
          Отвечая на вопрос, доверяют ли в Кремле этому процессу, Песков заявил: "Нет, не доверяем".
          Песков также добавил, что "это - не наша повестка дня, это внутреннее расследование Великобритании, поэтому мы не имеем к нему никакого отношения и не хотели бы иметь"». 
          «Великобритания не собирается сворачивать со своего курса на политизацию дела о гибели в Лондоне бывшего офицера ФСБ Александра Литвиненко, считают в МИД РФ.
          "Избирательность организаторов "публичного расследования" и их упорное нежелание под любыми предлогами профессионально воспринимать обоснования российских компетентных органов является очередным доказательством того, что британская сторона не собирается сворачивать со своего курса на политизацию этого процесса и произвольную интерпретацию фактических обстоятельств "дела А.Литвиненко", - говорится в ответе замдиректора департамента информации и печати МИД РФ Александра Бикантова на просьбу СМИ прокомментировать отказ Дмитрия Ковтуна дать показания по делу по видеосвязи из России».
          Политизация, предвзятость, нежелание учитывать «обоснования российских компетентных органов», «не доверяем» - такую оценку дают российские власти расследованию в Великобритании, заранее обвиняя его в нечестности, и при этом отказываются принимать в нем участие - «мы не имеем к этому никакого отношения». Когда оппонент встает в такую позицию, от него отскакивают любые аргументы и спор с ним превращается в разговор со стенкой.
          Также ведет себя официальная Россия в расследовании по сбитому «Боингу». Категорически отрицает свое участие, но любое расследование заведомо обвиняет в недобросовестности. Забрасывает информационное пространство «обоснованиями российских компетентных органов», не подкрепленными доказательствами и противоречащими друг другу.
          «Несвоевременно, неконструктивно, политизировано» - эти три эпитета в адрес идеи создания международного трибунала ООН для поиска виновных в гибели пассажиров и экипажа рейса MH17 в разных вариациях повторяют и президент России Путин, и постоянный представитель России в ООН Чуркин, и министр иностранных дел России Лавров, и представитель Следственного комитета России Маркин. И, даже оказавшись в изоляции по этому вопросу в Совбезе ООН, Россия упрямо накладывает вето  на возможность провести максимально объективное расследование. Снова вместо диалога разговор со стенкой.
          Кого так рьяно защищает вся мощь российской власти? Неужели сепаратистов из ДНР? Или все же снова саму себя?
          Пока в весьма осторожных выводах о том, кто сбил «Боинг», основной версией является «трагическая ошибка». Якобы сепаратисты при помощи российской военной техники в комплекте с боевым экипажем хотели уничтожить украинский транспортный самолет, но по ошибке сбили малайзийский пассажирский лайнер. В этой версии вина России состоит в том, что она поставляет оружие и военных на Донбасс, участвуя тем самым в необъявленной войне с Украиной. Но это секрет полишинеля, многократно доказанный другими событиями, и расследование по «Боингу» в этом случае почти ничего не прибавляет к вине «законспирированного» агрессора. Проще признать это, чем противопоставлять себя всему миру.
          Может быть, власть в России встает грудью на защиту тех конкретных российских военных, которые выстрелили из «Бука» по «Боингу» и их непосредственных командиров? Но эта версия вызывает лишь горькую усмешку на фоне массовых отречений государства от раненых, убитых и взятых в плен на территории Украины российских военных, выполнявших приказ своего командования.
          У меня есть объяснение этим противоречиям. Как и в случае с убийством Литвиненко, выпущенная по «Боингу» ракета ведет к самой верхушке российской власти. Этот выстрел не был ни трагической случайностью, ни ошибкой. Это было намеренное преступление, целью которого был пассажирский самолет. И приказ о нем был отдан или министром обороны или президентом, который является еще и верховным главнокомандующим ВС.
          Конечно, это только версия. Чтобы стать обвинением, она должна быть подкреплена достоверными доказательствами. У меня нет такой возможности, поэтому я не могу обвинять, а могу только высказать версию. Но у международного трибунала ООН есть не только возможность получить доказательства и предъявить обвинение, но и полномочия наказать виновных. Поэтому на резолюцию по трибуналу представитель российской власти при Совбезе ООН Чуркин наложил вето.
          Какие доказательства говорят в пользу этой версии?
          «Бук» с экипажем выехал с территории России, доехал до места, произвел выстрел по авиалайнеру и сразу вернулся в Россию.
          Ни до, ни после тяжелое вооружение в конфликте на востоке Украины не применялось для стрельбы по самолетам.
          В отличие от других «Буков», которых немало на территории ДНР И ЛНР, этот конкретный «Бук» ехал туда и обратно с максимальными мерами предосторожности, чтобы его было сложно идентифицировать.
          Именно «Бук» был выбран не случайно. Это оружие есть не только в российской армии, но и в украинской.
         Все же без ошибки в этой кровавой трагедии не обошлось. По-видимому, сбит должен был быть пассажирский авиалайнер одной из российских авиакомпаний, а вина за это возложена на украинскую армию, и это должно было убедить весь мир в том, что международным агрессором и угрозой человечеству является Украина, а не Россия. Но что-то пошло не так, и вместо российского пассажирского самолета был сбит малайзийский.
          Логика этого преступления точно такая же, как в других преступлениях российской власти, использующей население России как пушечное мясо для достижения своих целей. Так были взорваны многоквартирные жилые дома в 1999 году, вместе со спящими жителями. Так был захвачен театр на Дубровке в 2002 году, «освобожденный» при помощи парализующего газа, убившего 134 заложника. Так была захвачена школа в Беслане в 2004 году, «освобожденная» от террористов при помощи военного штурма, убившего кроме террористов 330 заложников. Это самые массовые террористические акты российской власти против российских граждан, совершенные, как и все террористические акты, для достижения политических целей. Думаю, были и другие, менее массовые.
          Так как все эти массовые убийства произошли на территории России и их жертвами стали преимущественно российские граждане, их расследования проводились российскими «компетентными органами», целью которых было скрыть истинных виновников, а не выявить их и привлечь к ответственности. А ЕСПЧ настолько долго запрягает, что ждать его решений приходится годами. К тому же, «от греха подальше», Россия разрешила себе вовсе не принимать решение этого суда во внимание.
          Но убийства Литвиненко и пассажиров малайзийского «Боинга» произошли за пределами России и касаются граждан других стран, власти которых не относятся к ним как к расходному материалу. Поэтому появилась вероятность того, что за эти преступления придется ответить.
          В отличие от убийства в Лондоне, где само орудие преступления было настолько редкое и необычное, что оно, как визитная карточка, указало непосредственно на заказчика убийства, в расстреле рейса MH17 доказать, кто являются его заказчиками и организаторами, сложнее. Но тоже можно. Уже сейчас дознаватели из международной команды под руководством генпрокуратуры Нидерландов говорят о том, что знают, кто из российских военных были непосредственными исполнителями преступления. В условиях международного трибунала выявить всю цепочку преступников от исполнителей до заказчиков – дело решаемое. Именно поэтому заказчики делают все, чтобы этот трибунал не состоялся.


РИММА ПОЛЯК


02.08.2015



Обсудить в блоге




На эту тему


На главную

!NOTA BENE!

13.10.2016
Баш на баш

0.019302129745483