Вестник гражданского общества

16.06.2015

В Верховный суд подана жалоба на указ президента РФ о военных потерях в мирное время

Кладбище с погибшими десантниками под Псковом. Фото: Фонтанка.Ру

Группа российских правозащитников, юристов и журналистов оспорила в Верховном суде недавний указ президента России Владимира Путина, в соответствии с которым была засекречена информацию о военнослужащих, погибших в мирное время при проведении спецопераций.

Президент России Владимир Путин 28 мая 2015 года внес изменения в перечень сведений, отнесенных к государственной тайне, включив туда данные Министерства обороны о потерях во время специальных операций в мирное время. До этого разглашению не подлежали только боевые потери в ходе войны.

Уже 29 мая правозащитники пообещали обжаловать этот указ.

В подготовке иска приняли участие адвокат и председатель фонда «Свобода информации» Иван Павлов, журналисты Григорий Пасько, Тимур Олевский и Аркадий Бабченко, а также псковский депутат Лев Шлосберг, который первый сообщил о погибших на Украине псковских десантниках.

Народу запрещают знать правду о его крови и жертвах. Так депутат Псковского областного собрания Лев Шлосберг охарактеризовал указ президента Владимира Путина о засекречивании потерь армии в мирное время. Он считает, что указ официально подтвердил участие России в боевых действиях на Донбассе, сообщает «Телеграф».

У Верховного суда есть три дня на то, чтобы зарегистрировать заявление, и еще пять дней на принятие решения о назначении заседания или об отказе в рассмотрении дела. 

Обжалование президентского указа в Верховном суде в Кремле не комментируют, однако отмечают, что граждане имеют право оспорить это решение.

"Если есть жалобы, люди используют свои права, и соответствующее решение будет принято судом, если подобные обращения подлежат рассмотрению. Это решает суд", - заявил журналистам пресс-секретарь президента Дмитрий Песков.

Адвокат Иван Павлов рассказал Радио Свобода о перспективах обращения в Верховный суд и о том, кто может пострадать, если указ будет принят:

– Мы считаем, что президент, очерчивая границы сведений, составляющих гостайну, вышел за рамки федерального закона "О государственной тайне". Президент не имел права засекречивать эту категорию информации – это просто выходит за рамки его полномочий. Ограничивать доступ к информации можно только федеральным законом, но не подзаконными актами, а указ – это именно подзаконный акт. Этот вопрос будет обсуждаться в Верховном суде в качестве нашего основного аргумента. Есть еще один аргумент: в законе о гостайне есть перечень сведений, которые нельзя засекречивать ни при каких обстоятельствах. В том числе и сведения о чрезвычайных происшествиях. Мы считаем, что гибель солдат является чрезвычайным происшествием, и поэтому в соответствии с законом о гостайне такие сведения не могут быть засекречены. Думаю, с тем, что данные о потерях личного состава и гибели солдат являются сведениями о чрезвычайных происшествиях, согласятся и родственники военнослужащих, которые в этом вопросе будут с нами солидарны.

– Многие связывают появление этого указа с действиями российских военных на территории Украины. А вот против кого конкретно направлен этот указ? Если он будет принят, кто может пострадать: сами военные, которые будут рассказывать о том, как гибнут их товарищи, родственники военных, журналисты, правозащитники?

– Пострадают в первую очередь, конечно, те, кто занимается расследованиями в этой сфере – блогеры, журналисты, гражданские активисты. Но в результате пострадает все общество, потому что секретность в этом вопросе имеет не только юридическую, но и моральную сторону. Все-таки засекречивать гибель своих солдат – это, на мой взгляд, аморально.

– Как проходила работа над написанием жалобы?

– Мы ее писали две недели, как и обещали. За две недели был подготовлен текст, и вот вчера мы ее направили в Верховный суд курьерской почтой. Я думаю, что сегодня Верховный суд уже эту жалобу получит. У него будет три дня на то, чтобы ее зарегистрировать, и еще пять дней – решить, когда он будет ее рассматривать, или найти какой-нибудь предлог для отказа в рассмотрении, что тоже, в общем, является одним из вариантов возможных действий Верховного суда.

– Если жалоба будет отклонена, каковы будут ваши дальнейшие действия?

– Ну, мы же юристы, мы понимаем, что есть юридическая процедура по оспариванию, и мы готовы пройти эту процедуру.

– Когда правозащитники, журналисты, общественники, блогеры пытаются выяснить, есть ли на Украине российские военные, сколько их там погибло, почему государство считает, что они пытаются нарушить государственную тайну?

– В России, как и во многих странах, частенько под видом государственной тайны скрывают либо нарушения прав человека, либо преступления, совершенные властью или отдельными должностными лицами, либо банальную глупость. Вот я думаю, что есть три варианта, и каждый пусть делает вывод для себя, зачем скрывают и под каким соусом принималось решение о сокрытии сведений о потерях личного состава.

– Если указ, о котором мы сейчас говорим, будет действовать и действительно государство начнет наказывать людей, которые пытаются разузнать о том, сколько военных находится на территории Украины, сколько погибло, что им может грозить по закону? Какой срок предусматривает законодательство о государственной тайне?

– Самое страшное государственное преступление, которое у нас есть, – это государственная измена. Ее рамки в Уголовном кодексе определены так, что под эту статью можно подвести, в общем, даже действия, совсем не связанные с государственной тайной. А уж то, что связано с этой тайной, точно подпадает под такую статью. А там срок наказания в виде лишения свободы от 12 до 20 лет.

Пока указ президента Путина не начал действовать, участие российских военных в войне на Донбассе тщательно скрывается, а с теми, кто расследует факты гибели российских военных в Украине, расправляются неправовыми методами.

Так псковский депутат Лев Шлосберг был зверски избит вскоре после того, как предал огласке факт гибели в Украине псковских десантников. Тогда же нападениям в окрестностях Пскова подверглась группа журналистов телеканала «Дождь», «Фонтанки», «Русской планеты» и «Телеграфа», которые проверяли информацию о захоронениях бойцов 76-ой десантно-штурмовой дивизии ВДВ.

Родственников офицеров ГРУ, попавших раненными в плен на территории Украины, держат в изоляции и не дают связаться с ними. Об этом рассказал корреспондент «Новой Газеты» Павел Каныгин, активно работающий по теме  войны на Донбассе.

Журналиста телеканала «Дождь» Тимура Олевского задержали и отобрали паспорт при попытке поговорить с женой Александрова - одного из пленных российских офицеров. 

Самих военнослужащих, погибших, раненных или попавших в плен на территории Украины, Минобороны РФ сразу объявляет ушедшими в отставку до отъезда в Украину, подставляя их тем самым под уголовную ответственность за терроризм.

Со свежих могил военных, погибших на Украине, снимают таблички с именами, как это было в Псковской области, о чем сообщило несколько изданий, в том числе Фонтанка.Ру.

Сегодня в самопровозглашенной Донецкой народной республике был задержан и избит Павел Каныгин, также подписавшийся под обжалованием указа Путина. Корреспондент «Новой газеты» много писал о судьбе пленных российских спецназовцев.

Накануне Каныгин освещал антивоенный митинг на Донбассе. По его сообщению, на стихийную акцию вышли около 500 человек. Участники этой акции требовали прекратить войну и восстановить жилье, разрушенное в результате боевых действий. Кроме того, они обвинили вооруженные формирования сепаратистов в том, что те своими действиями провоцируют огонь украинской армии по мирному населению.

В интервью « главный редактор «Новой газеты» Муратов сообщил, что сепаратисты намереваются передать Каныгина ФСБ.

Главный редактор «Новой газеты» обратился в МИД РФ и Администрацию Президента РФ с просьбой вмешаться в ситуацию с журналистом. В итоге, после 5-часового допроса журналиста выдворили с территории ДНР в Россию.

Ранее у Каныгина уже были неприятности с сепаратистами. В июле 2014 года его похитили в Славянске, который тогда был под контролем ДНР. Тогда Каныгина спас немецкий журналист Штефан Шолль, выкупивший его у бандитов.


Вестник CIVITAS

Обсудить в блоге





На эту тему


На главную

!NOTA BENE!

13.10.2016
Баш на баш

0.034498929977417