Вестник гражданского общества

Немцов действительно был убит на Б.Москворецком мосту?

Интервью с главным редактором Вестника CIVITAS Риммой Поляк

 
Борис Немцов. Рисунок Лены Хейдиз

Московский художник Лена Хейдиз, автор арт-марафона в память об убитом 27 февраля 2015 года политике Борисе Немцове, взяла интервью у главного редактора Вестника CIVITAS Риммы Поляк о расследовании  убийства Бориса Немцова и суде по этому делу, который в эти дни подходит к концу. Интервью опубликовано на английском языке в «Хаффингтон Пост» (The Huffington Post).
 
Вестник CIVITAS публикует текст интервью на русском языке.
 
- Римма, расскажите о своем сайте Вестник CIVITAS, когда он был создан, кем и как?
 
- Вестник CIVITAS  (полное название «Вестник гражданского общества CIVITAS») я задумала и создала в 2008 году. Основная идея – издавать по-настоящему независимое онлайн-СМИ с общественно-политической и правозащитной тематикой. К сожалению, полная независимость означает также полное отсутствие финансирования. Поэтому все авторы Вестника CIVITAS работают как волонтеры, безвозмездно, а его редакция состоит из одного человека – меня: я совмещаю функции главного, выпускающего, литературного и художественного редактора, а также корректора, и тоже работаю безвозмездно. Тем не менее, это не хобби, а полноценная работа, требующая профессионализма и забирающая много времени, сил, а порой и нервов (особенно, когда по фактам публикаций вестника заводят уголовные дела; такое, к сожалению, было уже дважды).
 
За эти годы у Вестника CIVITAS сложился свой постоянный круг читателей и своя репутация, которой я очень дорожу.
 
Увы, недавно наш авторский коллектив понес невосполнимую потерю, в США от тяжелой болезни скончался Вадим Белоцерковский – писатель, публицист, автор теории «синтезного строя», соратник академика Сахарова. Вадим был постоянным автором Вестника CIVITAS со дня его основания и до самой своей кончины.
 
– Римма, я хочу поговорить с Вами об одном из самых резонансных уголовных дел последнего десятилетия - об убийстве Немцова. Ваши статьи, которые, к сожалению, я прочитала только сейчас, два года спустя, мне кажутся интересными и заслуживающими внимания. Недавно я пыталась обнаружить в многочисленных публикациях по теме хотя бы одну фотографию убитого Немцова, где бы была видна кровь и я такой фотографии не нашла. Итак, у меня вопрос: почему версия убийства, предложенная Следственным комитетом, Вам кажется ложной? По-Вашему, действительно ли Немцов был убит на Б.Москворецком мосту?
 
- Начну с ответа на последний вопрос: точно известно только то, что тело убитого Бориса Немцова было обнаружено напротив Кремля на Большом Москворецком мосту. Все остальные факты, на мой взгляд, нужно подвергать сомнению, прежде всего, потому, что Большой Москворецкий мост – это особо охраняемый объект, который полностью контролируется ФСО (Федеральной службой охраны), крайне закрытой и могущественной организацией силовиков, подчиняющейся лично президенту Путину. Мост и его окрестности буквально нашпигованы видеокамерами ФСО, его постоянно патрулируют сотрудники ФСО, маскирующиеся под гаишников, водителей и прохожих. Поэтому без их ведома на мосту ничего произойти не может. Отсутствие в расследовании убийства записей с камер видеонаблюдения ФСО и показаний патрулировавших этот объект сотрудников ФСО свидетельствуют о том, что истинная картина произошедшего вечером 27 февраля 2015 года на Большом Москворецком мосту отличается от той, которую представило следствие. Перед следствием, на мой взгляд, стояла задача не выяснить, кто и как убил Бориса Немцова, а скрыть следы этого преступления, с чем оно благополучно справилось.
 
– Римма, по поводу суда и о том, как он идет, что Вы думаете? Главным убийцей «назначен» Дадаев, почему, как Вы считаете?
 
- Суд является продолжением проведенного следствия, его задача – создать видимость суда присяжных с последующим вынесением приговора, решение о котором будет приниматься (или уже принято) не в совещательной комнате. В нем полностью отсутствует состязательность сторон, судья «играет» на стороне обвинения. Но к этому мы в России уже привыкли, так проходят в годы правления Путина все сколь-нибудь резонансные процессы. Самое удивительное в этом суде то, что на стороне обвинения «играют» адвокаты потерпевших – семьи убитого Немцова, главой которой теперь является его старшая дочь Жанна, а также его соратники по партии и некоторые СМИ, которые принято считать независимыми.
 
Думаю, что Дадаев назначен убийцей случайно, просто так сложилось, что ему выпала эта участь. На его месте мог быть другой чеченец, служивший в полиции или в армии. Возможно, на эту роль изначально был назначен Шаванов, но он погиб при задержании, и его место занял Дадаев. Остальные сидящие на скамье подсудимых по этому делу попали туда потому, что как-то связаны с Дадаевым и друг с другом – кто родством, кто соседством. Следствию нужно было «слепить» «преступную группу», поэтому этих людей арестовали и представили в качестве подельников «убийцы».
 
- Каков будет приговор, по-Вашему?
 
- Скорее всего, приговор уже написан, и его содержание не зависит от того, что происходит на процессе. Приговор – это результат торга между Кадыровым и Путиным. Кадыров согласился исполнять роль главного злодея, чьи люди, так называемые «кадыровцы», якобы наводят страх на все население России и совершают убийства перед Кремлем, на глазах у личной гвардии Путина. За это Кадыров уже получил немало, например, крупный нефтегазовый актив «Чеченнефтехимпром», из-за которого и велись обе российско-чеченские войны. И думаю, это не единственный его профит в этой сделке, о других мы услышим позже. Надо сказать, что Кадыров по-своему заботится о Чечне, блюдет ее интересы так, как он их понимает. А те, кто оказался на скамье подсудимых, - расходный материал в этой большой политической афере.
 
Беседовала Лена Хейдиз

Ссылка на оригинал интервью в «Хаффингтон Пост»: Was Nemtsov really killed on the Moskvoretsky Bridge?

ЛЕНА ХЕЙДИЗ


23.06.2017



Обсудить в блоге




На эту тему


На главную

!NOTA BENE!

13.10.2016
Баш на баш

0.021517038345337