Вестник гражданского общества

Превращение Жанны



Дочь убитого политика Жанна Немцова из мало кому известной журналистки РБК стала популярной медийной фигурой. Она иначе выглядит, иначе одевается, иначе ведет себя перед камерой. И живет она теперь в иной стране. Повод только для такого перевоплощения грустный – убийство любимого отца. И хотя теперь она держит себя гораздо увереннее, веры ее словам намного меньше, чем тогда, когда она волновалась, горячилась, с трудом подбирала слова перед интервьюером, говоря о своем отце вскоре после его убийства. Тогда она была искренней. Сейчас от ее уверенности несет ложью.
 
Думаю, что над Жанной Немцовой очень сильно «поработали». Настолько сильно, что изменили ее всю, и, прежде всего, ее внутреннюю сущность. Она не только иначе выглядит и говорит, она говорит противоположное тому, что говорила раньше – когда была искренней и непосредственной, то есть самой собой.
 
Сравним, какие заявления она делала в первые месяцы после убийства отца, и то, что она заявляет сейчас.  
 
Вот ее интервью журналисту BBC от 12 марта 2015 года, где она убежденно говорит, что не верит официальному расследованию, не верит, что Заур Дадаев убил ее отца перед Кремлем, где вдруг оказались выключенными все видеокамеры, и что ни один здравомыслящий человек в это не поверит. 
 
Вот еще одно интервью на «Дожде» от 16 марта 2015 года, там она тоже говорит, что версия следствия смешна и бессмысленна, что у чеченцев не было никаких причин убивать ее отца, а попытка свалить это преступление на Кадырова была ожидаема еще до появления этой версии.  
 
Тогда она еще не имела статуса потерпевшей и не знакомилась с материалами дела. Позже она этот статус получила (почему-то одна из всех близких родственников Немцова, хотя такой статус могли получить и его гражданская жена и мать его младшей дочери, и его совершеннолетний сын, и даже, несмотря на преклонный возраст, мать – все равно в суде потерпевшую сторону представляют адвокаты, сама Жанна там ни разу не появилась) и смогла ознакомиться со всеми материалами дела. Кроме того, она, по ее собственным словам, сказанным также в одном из интервью, внимательно читает репортажи «Медиазоны» из зала суда. По идее, как здравомыслящий человек, она должна была окончательно утвердиться в своем мнении, что это расследование блеф, а Дадаев и все те, кто сидит на скамье подсудимых, ее отца не убивали.
 
Но она, наоборот, вдруг уверовала, что именно эти люди убили ее отца и сделали это по приказу Кадырова, допроса которого она, по ее словам, добивается (интересно, что, по ее мнению, может сказать на допросе Кадыров про убийство на мосту?) и ставит это себе в заслугу как очень смелый поступок.
 
Теперь ее высказывания не так эмоциональны, зато полны апломба. Она уже не просто дочь Бориса Немцова, а «Жанна Немцова», у которой есть РЕПУТАЦИЯ, и она боится ее подпортить.
 
Она настойчиво подчеркивает, что все заявления и ходатайства в суде адвокаты делают от ее имени, что это ее мнение они высказывают в зале суда и перед журналистами. Вот одно из последних ее заявлений на эту тему:
 
«Во-первых, в ходе расследования все ходатайства подавались от моего имени с апреля 2015 года. Я не знаю, если бы не я, чтобы бы мы вообще могли сделать. Будет вынесен приговор в конце июня. Я с самого начала, с первого дня знала, что правоохранительные органы России ничего не будут расследовать до конца. Ни организаторов, ни заказчиков искать не будут. Потому что это — государственное убийство, и государство не заинтересовано в его расследовании. Я не говорю, что Путин лично приказал. Это государственное убийство только даже потому, что одним из исполнителей являлся на тот момент действующий военнослужащий внутренних войск МВД России. А именно Заур Дадаев, зам. командира батальона «Север». Но что удалось? На скамье подсудимых сидят предполагаемые исполнители. Будем дальше работать с организаторами. Да, не удалось допросить Руслана и Артура Геремеевых и других. Кстати, командир «Севера» Алибек Делимханов все-таки пришел в суд, но ничего ценного не сообщил. Рамзан Кадыров не скрывает, что он лично знает Заура Дадаева. И я считаю, что нужно допросить Рамзана Кадырова. Через сайт Открытой России я обращаюсь к нему: он должен прийти в Следственный комитет или в суд. Он обладает важной информацией, так же, как и Адам Делимханов, Сулейман Геремеев, сенатор от Чечни в Совете Федерации, Виктор Золотов и ряд других людей, которые не пришли в суд, хотя мы просили суд об их вызове». (По-моему, единственный человек из этого списка, который мог бы рассказать о том, что произошло на мосту в ночь на 28 февраля 2015 г., это  бывший глава ФСО, а ныне глава Росгвардии Виктор Золотов.)
 
В этом же интервью, взятым Зоей Световой для «Открытой России», дочь Немцова, кажется, впервые рассказывает о том, когда и почему она приняла решение покинуть Россию, хотя в марте 2015 она этого делать не собиралась.
 
«Когда я узнала, что Владимира Кара-Мурзу отравили, я поняла, что мне нельзя возвращаться в Россию, потому что они вообще обезумели. Через три месяца после убийства моего отца они отравили Кара-Мурзу. Нельзя думать, что если убили твоего отца, то тебя не тронут. Тронут, еще как! Решение принималось в одну минуту. Я уехала с одним чемоданом», - поведала Жанна.
 
Она была очень напугана. И боится до сих пор, это рефреном идет во всех ее объяснениях, почему она теперь живет в Бонне, а не в Москве. (Выскажу мысль, которая несмотря на свое кощунство – ведь речь идет о жизни и здоровье человека - буквально напрашивается: может быть, целью двух неудавшихся отравлений Кара-Мурзы мл. и было запугивание Жанны Немцовой – единственной представительницы потерпевшей стороны? И у спецслужб бывают неудавшиеся покушения, до убийства Анны Политковской ее пытались отравить, но ДВА подряд? И оба неудавшиеся?)
 
А еще Жанна теперь очень занятой человек, у нее своя программа на  «Немецкой волне» (Deutshe Welle): «Я делаю серию программ «Немцова. Интервью». Я езжу по всему миру и интервьюирую разных людей. Я знаю, что происходит в каждой из этих стран… Я еще и продюсер своей программы, а продюсирование — это искусство. Жанна Немцова — это хорошо, но недостаточно. Deutshe Welle тоже помогает — это такой бренд, у которого хорошая репутация, поэтому ты в принципе можешь получить согласие большего количества людей», - делится она с Зоей Световой.
 
Наверное, из-за такой занятости с доступными ей теперь материалами дела она знакомилась не сама, а в пересказе своего адвоката Прохорова (о чем также поведала в одном из интервью). Она вообще часто теперь дает интервью, и, похоже, ей это нравится. В последнем, цитированным выше, она откровенно любуется собой, буквально переполнена ощущением собственной значимости. И, как грибы после дождя, растут в странах Евросоюза организации имени ее отца, которые она возглавляет: Фонд Немцова, Форум Немцова, Центр Немцова по изучению России. «Я думаю, что в следующем году мы запустим и другие проекты», - добавляет Жанна.
 
В завершении она раскрывает Световой тайну – о том, что ее отец Борис Немцов планировал выдвигаться на выборы президента в 2018 году. По-моему, это тайна Полишинеля. Но именно ее подхватили и цитируют СМИ, и мало кому приходит в голову сравнить слова Жанны об убийстве ее отца вскоре после этого  трагического события, и то, что она стала говорить после своего бегства из России.
 
Ну, ладно среди журналистов и аналитиков немало ленивых. Но ведь еще больше откровенно неумных и невнимательных. Они ведутся на общий тон риторики Жанны и ее адвокатов, которые, как она уверяет, поют с ее голоса (хотя, кто тут кукла, а кто кукловоды, совсем неочевидно). А тон ведь обличительный: О-го-го! Э-ге-гей! Где организаторы?! Где заказчик?! Почему следствие не доработало?! А подать сюда Геремеевых и самого Кадырова!!!
 
И за этим бессмертным «шумим, братец, шумим» теряют суть, ту самую, о которой в марте 2015 года говорила незапуганная, искренняя Жанна: что следствию верить нельзя, что в России правосудия нет, что расследовать убийство ее отца не будут, а возьмут кого-то, скорее всего, кавказцев, и назначат виновными.
 
Так и вышло. Материалы дела благодаря какому-то анониму из следственной группы, которому тоже тошно от этой дурной имитации правосудия, оказались доступны многим, в том числе заинтересованным в честном расследовании. Эти материалы буквально кричат о том, что в деле масса фальшивых экспертиз и ложных свидетельств, масса противоречий и нестыковок.
 
Репортажи из зала суда, которые ведут «Медиазона» и еще несколько изданий, показывают, что суд игнорирует и не допускает к рассмотрению присяжными очевидные, 100% доказательства невиновности подсудимых; что с присяжными судья играет как наперсточник, их то и дело выводят из зала суда и большая часть судебных разбирательств проходит в их отсутствие; что прокуроры просто нагло манипулируют фальшивыми экспертизами, забалтывая и запутывая присяжных, у которых и без того не складывается картина событий, придуманная следствием.
 
И все это делается с одной, совершенно очевидной, находящейся перед глазами с самого начала, с ночи на 28 февраля 2015 года, целью – отвести следствие как можно дальше от настоящих исполнителей этого убийства, потому что они, как след от полония, приведут к заказчику.
 
А изменившаяся и изменившая себе самой Жанна Немцова и ее адвокаты этому всячески способствуют. И делают они это не только в России, но и на Западе, что снижает вероятность честного и беспристрастного расследования спецдокладчика по делу Бориса Немцова в Совете Европы практически до нуля.
 
«Спецдокладчиком стал литовский парламентарий Эмануэлис Зингерис, он говорит по-русски, прекрасно понимает все, что происходит в России, - рассказывает Жанна. - Мы этого добились. Было очень сложно, потому что президент ПАСЕ — такой человек, который очень хотел дружить с Россией. Но мы нашли на него управу с помощью СМИ. Тут это работает».
 
Действительно, добились. По свидетельству проживающей во Франции журналистки Анастасии Кириленко, на Западе все уверены, что Немцова убили чеченцы. На Запад это транслирует целая команда, в которую кроме Жанны и ее адвокатов входят российские оппозиционные политики и журналисты Илья Яшин, Кара-Мурза-мл., Ольга Шорина, Альфред Кох, Александр Рыклин, Алексей Венедиктов, с ними активно сотрудничает немецкий журналист, бывший глава московского бюро журнала «Focus» Борис Райтшустер. Вероятность, что литовский парламентарий Эмануэлис Зингерис будет независим от этой группы, продавившей его кандидатуру в качестве спецдокладчика в Совете Европы, стремится к нулю.
 
Мы в России привыкли, что среди оппозиционеров немало карьеристов, жадных до денег, власти и благ, немало предателей, работающих на спецслужбы, немало просто циничных мерзавцев, трусов и идиотов – оппозиция – это такие же люди, как и все те, кто их окружают, а через отрицательную селекцию население России было пропущено несколько раз. Поэтому, наверное, убийство Бориса Немцова оказалось такой тяжелой потерей, - за ним, кроме того, что он был бабником, никаких грехов не нашлось. И лично меня вышеперечисленная группа товарищей (которая на самом деле шире) огорчает, но удивляет несильно. Но присутствие в ней дочери Бориса Немцова рвет шаблон не только у меня, а у каждого, кто понимает, что происходит вокруг этого убийства.
 
Впрочем, суд еще свою работу не закончил, а на подготовку доклада в Совете Европы выделено два года. У Жанны еще есть шанс испортить свою «репутацию», но вернуть доброе имя и не предать любимого отца.

 

P.S.: Несколько дней назад в вологодской колонии умер человек, «назначенный» организатором убийства Анны Политковской. Тоже чеченец. По этому делу осуждены и сидят еще четыре человека – «преступная группа», «созданная» «организатором» для совершения убийства. До заказчиков следствие «не добралось», так как не там и не среди тех искало. Очень похоже на следствие по убийству Бориса Немцова, не так ли?
 

РИММА ПОЛЯК


19.06.2017



Обсудить в блоге




На эту тему


На главную

!NOTA BENE!

13.10.2016
Баш на баш

0.019365072250366