Вестник гражданского общества

Крекс, фекс, пекс!

Как Ротенберг «Шереметьево» прихватизировал

Покуда есть на свете дураки,
Обманом жить нам, стало быть, с руки.

 

          В последнее время, согласитесь, обсудить есть что – одна Васильева чего стоит, такой инфоповод! Критическая ситуация в мировой экономике тоже добавляет пищу для размышлений – а может проблема с ценами не является результатом санкций? Не являются ли раздутые конфликты простой маскировкой, прикрывающей глобальные экономические проблемы? Вести из Китая все больше склоняют чашу общественного мнения на эту сторону. В общем, как Вы и сами заметили, есть, что обсудить в блогах и на форумах.
          За ширмой подобных рассуждений как-то тихо проскользнула информация о том, что президент подписал указ о передаче Аркадию Ротенбергу и Александру Пономаренко (большинство почему-то стыдливо умалчивает про третьего товарища – депутата Александра Скоробогатько – хотя можно понять, все-таки депутат, зачем лишний раз беспокоить) аэропорта «Шереметьево». На вопрос: как же так, ведь приватизация не может так тихо и кулуарно пройти? – Я отвечу, что это и не приватизация. С чего вы взяли?
          Я могу ошибаться, но (по крайней мере, из открытых источников) вырисовывается следующая схема передачи аэропорта. Итак, у нас есть сам аэропорт, построенный в свое время трудом советского народа и содержащийся сейчас за счет государства. Вокруг него есть определенный перечень организаций, которые работают, обслуживая интересы этого самого аэропорта. Есть как зависимые от «Шереметьево» компании, так и совершенно отдельные. Все вместе это составляет единый организм, где в теории аэропорт является главным эксплуататором инфраструктуры, а окружающие компании зарабатывают за счет обслуживания воздушных перевозок. Так все и работало, но теперь порядок изменится.
          Еще, примерно, начиная с 2012 года подконтрольные Ротенбергу, Пономаренко и Скоробогатько компании начали скупать активы в аэропорту (процесс скупки я подробно рассматривать не буду, так как в открытой прессе об этом говорилось мало, а источники рассказывали о достаточно жестких мерах, которые «менеджеры» этой веселой компании применяли в работе, а также об административном ресурсе, во всей красе расцветшем в аэропорту). Перечень компаний, в итоге полученных нашими героями, как раз и является так называемым периметром консолидации. Теперь надо все сгрести в кучу, а потом раздать, только обязательно честно и по закону. «Честность» в данном случае выразилась в том, что вложенные Ротенбергом парковки, магазины duty-free, компании, занимающиеся рекламой, и прочие такого рода активы, по мнению консолидаторов, «весят» больше, чем собственно сам аэропорт.
          Простыми словами это все выглядит еще веселее. Итак, у вас есть автомобиль, предположим, такой же, как один из автомобилей депутата Скоробогатько – черный джип «Ленд Крузер 200». А у меня есть (предположим, отсутствующие у вас) щетки стеклоочистителей, лючок бензобака, левый поворотник и задний бампер. Мы решаем консолидировать актив – это же логично, машина должна быть целой и исправной, но… По итогам консолидации из десяти дней эксплуатации семь за рулем буду я, а вы, владелец собственно автомобиля, будете им пользоваться только три дня.
          Возмущаться не надо, ведь теперь автомобиля «Ленд Крузер» уже нет, есть консолидированный актив. Точно так же компании под названием «Акционерное общество Международный аэропорт Шереметьево» с момента консолидации не существует, а существует некое АО «Аэропорт Шереметьево» – совершенно другое юридическое лицо. Так что нет никакой приватизации, с чего вы взяли?
          Особенно умиляют мнения «экспертов», высказываемые по этому поводу: как все здорово, частный инвестор потратит кучу денег на то, чтобы нам было комфортно, безопасно и недорого летать. Ага, разбежались.
          Я предвижу два вопроса, и заранее на них отвечу. Первый: если все так плохо, зачем было оставлять 30% актива у государства? Ответ, как мне кажется, кроется в бедственном положении несчастного олигарха, семья которого уже даже уступила первое место среди самых богатых семей каким-то другим гражданам. Ну, не может человек, чья семья разорена из-за санкций и кризиса, содержать такой дорогой актив, ему нужна помощь. Государство же, являясь гуманным институтом, призванным защищать граждан, должно заступиться за Ротенберга и помочь ему с активом. А как помочь? Не дать же просто так денег на очередной новый терминал, так не делается, а вот инвестировать в актив, собственником (хоть и не главным) которого является в числе прочих и государство, – вполне обыденное дело.
          Второй вопрос: но ведь Ротенберг вкладывает деньги в аэропорт, причем, свои собственные – в терминал и подземный туннель (на это очень упирал в своем интервью Михаил Василенко, глава аэропорта)? На это я могу ответить лишь то, что есть определенная порода людей, которая никогда и ничего не вкладывает в том понимании, в котором говорится в восторженных пресс-релизах о «патриоте, инвестирующем в отечественную гражданскую авиацию». Если я положу слепому нищему в метро 10 рублей, и сразу же заберу у него всю шляпу с пожертвованиями, то я, с точки зрения генерального директора почившего в бозе АО «МАШ» Михаила Василенко – великий благодетель, помогающий нищим. Ведь формально я дал ему десять рублей – ну, давайте, бросьте в меня камень те, кто скажет, что я их не давал! То, что шляпа с этими десятью рублями по итогам оказалась у меня же в руках, ничего ровным счетом не значит для людей, мировоззрение которых закрыто либо розовыми очками, либо шуршащими купюрами.
          То же самое и здесь – вложи он хоть десять триллионов евро в аэропорт, стоящий, допустим, два миллиарда – это означает лишь то, что в итоге в руках олигарха окажется актив стоимостью десять триллионов и два миллиарда евро. Я бы не отказался ходить в магазины по такому принципу.
          Поскольку от нас ничего ровным счетом не зависит, остается лишь откинуться на спинку кресла и с любопытством наблюдать, что будет происходить дальше. Я буду с нетерпением ждать новостей о том, что из-за проклятого кризиса все планы по обновлению инфраструктуры «Шереметьево» нарушены и денег не хватает даже на поддержание этой самой инфраструктуры в более-менее приличном виде. «Приличный вид» - это, знаете ли, не облицовка терминалов, а их внутреннее наполнение. Можно сколько угодно собирать блогеров и показывать им красивую схему новых терминалов и третьей полосы, но как объяснить человеку, почему он должен в самолете сидеть и ждать, пока по узкой рулежной дорожке, соединяющей терминалы с новой полосой, можно будет прорваться к месту высадки через «пробку» из таких же самолетов, имевших несчастье приземлиться на стоящей отдельно полосе? То же самое и со всем остальным – «корпоративный дресс-код» и «рекламные акции в социальных сетях» не помогут криво построенному зданию, завалившемуся набок.
          Итог? А итог получается по настоящему ужасный. Получается, что президентский указ легализует, по сути, рейдерский захват стратегического объекта, критически важного для безопасности страны. Никак иначе объяснить эту передачу государственной собственности я не могу, как и понять логику восторженных аналитиков, говорящих, что сейчас самое время расставаться с «Шереметьево». Если это – удачный момент, то может лучше подождать еще немножко, авось рубль нащупает новые «точки» на том хрупком дне, на котором он, по заверениям чиновников, уже находится – ну, чтобы было еще выгоднее передавать аэропорт. И давайте вместе следить, будет ли хоть одно доказательство того, что государство получило хотя бы тридцать копеек в бюджет после того, как доля принадлежащих ему акций «Шереметьево» снизилась с 83% до 30%. Заметьте – в бюджет, а не в актив, это принципиально.
          Ну и ждем повторения шоу: на очереди, если я правильно помню планы «приватизации», «Аэрофлот».


ГРИГОРИЙ ПОЛИКАРПОВ


02.09.2015



Обсудить в блоге




На эту тему


На главную

!NOTA BENE!

13.10.2016
Баш на баш

0.023154973983765