Вестник гражданского общества

Суд над «Тангейзером» и возможность диалога

Площадь перед Новосибирской оперой, 14 марта 2015 г. Начался спектакль «Тангейзер», аншлаг и в зале, 
и на улице.
  Фото из Фейсбука Ксении Лариной

 

Применение религиозных запретов к светскому искусству логически приведет к сожжению
книг на площадях и уничтожению картин и статуй Эрмитажа и Третьяковской Галереи.
Борис Гребенщиков 


          Тимофей Кулябин* обратился с благодарностью  ко всем, кто во время судебного процесса выразил поддержку театру и ему: коллегам, критикам, журналистам, тысячам людей, подписывавшим петиции и распространявшим информацию в интернете**. Особую благодарность он выразил людям, имеющим эстетические претензии, но выступившим за право художника на самовыражение.
          Однако, искренне поздравляя Тимофея Кулябина и Бориса Мездрича***, Новосибирский оперный театр, деятелей культуры и зрителей, убежденных, что свобода совести не должна подвергаться клерикальному насилию, трудно согласиться с оценкой результатов судебного процесса, как победой диалога над агрессией.
          Но сначала следует обсудить принципы и участников диалога - необходимо отделить козлищ от овец. 
          Ополченцы общественных организаций, состоящих из православных активистов, патриотов, казаков, антисемитов, спортсменов, бывших алкоголиков и наркоманов (хотя есть мнение, что бывших наркоманов не бывает), не отягощенные излишним образованием и интеллектом, уже несколько лет борются за сохранение убого понимаемых ими национальных традиций, православных ценностей и общественной нравственности. Это «добро с кулаками» при попустительстве полиции, мэрии и с благословения новосибирской епархии учит новосибирцев, имеющих иной жизненный опыт, как следует любить Родину, какие следует иметь политические убеждения, какие посещать выставки и концерты, и, наконец, как ставить оперы. Из тактических соображений недавно они сменили ориентацию и теперь специализируются на симуляции оскорбления религиозных чувств.
          Митрополит Новосибирский и Бердский Тихон поддерживает их. Его участие в их акциях не всегда обусловлено оскорблением религиозных чувств. Например, несколько лет назад Тихон сражался с экспозицией эротических гравюр Пабло Пикассо.
          В пропаганде истинные ее цели не соответствуют заявленным, а ложь и демагогия - обычные инструменты. Причем, ложь не всегда обусловлена необходимостью – она просто особенность жанра. Именно поэтому вопреки рекомендациям Постановления архиерейского собора от 04 февраля 2011 г. «Об отношении РПЦ к публичному богохульству»  и митрополит Тихон, и протоиерей Борис Пивоваров не попытались объясниться с деятелями культуры, а сразу обратились в карательные органы. Их целью было от имени верующих, якобы составляющие большинство населения, заклеймить оппонентов и посеять в обществе раздор.
          Сейчас митрополит Тихон поставил ультиматум, обуславливая начало дискуссии исключением из репертуара театра оперы «Тангейзер». Это заведомо неприемлемое предложение после решения мирового суд, не обнаружившего «осквернения евангелического образа Христа».
          Главной особенностью действий этих «борцов за нравственность и православные традиции» является систематическое нарушение ими христианских заповедей, с которыми большинство из них не знакомо. Если «спортсмены» способны публично оскорбить пожилого человека, а потом повалить женщину с ребенком на тротуар, чтобы отнять плохой флаг, который она и не разворачивала, о какой нравственности эти вандалы и хулиганы имеют право говорить?
          Общественная дискуссия, безусловно, полезна, но только когда оппоненты не лгут и уважают друг друга. Мне, например, неловко как-то напоминать митрополиту Тихону о противоречии в его заявлении прокурору НСО от 26 января 2015, что «в России Православие исповедуют не менее 80% от общего числа граждан», и в заявлении, сделанным им через месяц, на пресс-конференции 23.02.2015 г. , что «относят себя к православным 71% населения страны». Обе эти цифры противоречат оценке социологического опроса в декабре 2012 г., по которой к православным себя относит 41% населения России.
          Кстати, права православных не зависят от их количества. Зато мнимое абсолютное большинство является поводом для клира и православных активистов требовать особого статуса православия в стране, а также требовать от остальных граждан России соблюдать православные традиции.
          Опровергнуть утверждения  Александра Новопашина - настоятеля храма Александра Невского, что в постановке «Тангейзера» на новосибирской сцене от классической оперы Вагнера сохранились лишь название и фамилия автора, что люди идут на спектакль, обманутые его названием, ничего не стоит. Но какой смысл в таких опровержениях, ведь подобные выдумки можно генерировать непрерывно? Как установлено социологами, заповедь «не лжесвидельствуй» знакома только 10% людей, называющих себя православными. Похоже, что представители клира не входят в их число или злонамеренно нарушают эту заповедь.
          Если еще до дискуссии ее потенциальные участники позволяют себе некорректные выпады в сторону оппонентов, если их тезисы о нравственности усвоены в подворотне, как у соратников Юрия Загойды, то дискуссии с ними невозможны и бесполезны.
          С другой стороны, многие верующие под влиянием злобной и настойчивой пропаганды искренне убеждены, что религиозные чувства верующих злонамеренно оскорбляются, что поруганы символы веры. Точка зрения митрополии и ее соратников довольно подробно представлена на сайтах Новосибирской митрополии и Храма Александра Невского. Информация же о судебном заседании разбита по самым разным изданиям, и объективное представление о различных деталях судебного следствия по этим публикациям получить достаточно сложно. Между тем, ряд видных деятелей культуры прислали письма поддержки жертвам судебного преследования, в которых они протестовали против попыток легализации клерикальной цензуры за творческим процессом.
          Борис Мездрич справедливо заметил в суде, что решение суда будет иметь громадное общественное значение. Но тогда, для пресечения возможных спекуляций и исключения необоснованных сомнений у всех добросовестных граждан, на участниках процесса лежит моральная ответственность сделать общедоступными все документы дела, например, на сайте НГАТОиБ. Также необходимо сделать общедоступными два десятка писем поддержки от деятелей культуры. Суд отказался приобщить их к делу. Юридически, возможно, они и не имели доказательного значения, но для формирования общественного мнения они важны, как и итоги судебного процесса.

________________________________________

* Режиссер-постановщик оперы Рихарда Вагнера «Тангейзер» на сцене Новосибирского театра оперы и балета (НГАТОиБ).

** Подробности конфликта читайте здесь.

*** Директор НГАТОиБ.


АЛЕКСАНДР РУДНИЦКИЙ


21.03.2015


Вестник CIVITAS

Обсудить в блоге




На эту тему


На главную

!NOTA BENE!

13.10.2016
Баш на баш

0.019390106201172