Вестник гражданского общества

Дайте миру шанс

All we are saying is give peace a chance

«Марш мира» в Москве, 2014 г.
 

К сожалению, самое страшное при имитационной демократии - это возникновение имитационной оппозиции и имитационной правозащиты.
 
С последней всё понятно: в чинной обстановке вежливо доводить до сведения главного организатора репрессий и беззаконий факты оных, и при этом чувствовать себя выполнившим свой гражданский долг и даже с лихвой.
 
Чуть сложнее с имитационной оппозицией. Вот, например, в 2014-16 годах были массовые шествия демократических организаций против войны с Украиной, носили портреты похищенной военнопленной Надежды Савченко (первоначальный текст писался за несколько дней до её сенсационного освобождения; даже не знал о слушаниях по мере пресечения – прим. авт.). И вот сейчас уже больше четырёх месяцев в российской тюрьме находятся 24 военнопленных украинских моряка, признанных политзаключёнными; российская сторона отказалась от обмена пленными и того, кого обе стороны считают политзаключёнными, по принципу «всех на всех». Но кроме очень небольшого числа правозащитных активистов никто в поддержку «обмена всех на всех» и за освобождение моряков и политзаключённых (в первую очередь, по делу Олега Сенцова) не выступает. 

«Аятолла» (духовный лидер) Российской объединённой демократической партии «ЯБЛОКО» Григорий Явлинский торжественно объявил, что отныне главной задачей партии стала антивоенная деятельность, и призвал к массовому вступлению в партию за ради поддержки такой борьбы. Но пока эта борьба свелась к публикации (с большими интервалами) Явлинским и парой его сподвижников постов на сайте «Эхо Москвы» о том, что они против российской агрессии.
 
Я понимаю, что на носу выборы в Мосгордуму и в муниципальные советы СПб, и что «нельзя давать козыри в руки…». Но тогда не надо заявлять себя антивоенной силой. Заявите себя силой антимусорной или про-троллейбусной (это намёк на общественную кампанию нового «серого кардинала» партии - «магистра урбанистики» Максима Каца).
 
Довольно активно участвуя в действиях двух кампаний против войн в Чечне и в создании «Конгресса интеллигенции против войны, тоталитаризма, самоизоляции России» в 2014-2015 годах, я неплохо себя представляю, как ведутся настоящие антивоенные кампании.

Митинги, постоянные пикеты (например, многолетний, начиная с марта 2000 года, еженедельный «четверговый антивоенный пикет» на Пушкинской площади в Москве), общественные комиссии по расследованию, составление предложений по мирным планам, представительные форумы, постоянные информ-рассылки и пресс-конференции лидеров общественного мнения, общественные трибуналы. И главное - создание широких политико-правозащитных коалиций.
 
Во время первой чеченской войны в авангарде антивоенной кампании была партия Гайдара «Демократический выбор России», после событий января 1996 года в Кизляре и станице Первомайской (рейд Радуева) Гайдар заявил, что не поддерживает переизбрание Ельцина. Но если бы в 1994 году – при живых Борисе Немцове и Сергее Юшенкове, при вполне активных Сергее Ковалёве и Алексее Симонове - Егор Тимурович сказал, что главное средство в борьбе против войны в Чечне и за военную реформу – это вступление в его партию, он был бы снесен потоком издевательских насмешек.

Но вот деградация отечественной «политики» дошла до той грани, когда именно призыв вступать в собственную партию рассматривается как вполне респектабельный метод ведения антивоенной кампании.
 
Нет, разумеется, сразу возразят мне: мы - против войны и ты против войны – идти к нам, и мы усилимся против войны (вместе будем читать блоги Явлинского и Шлосберга на партийных сайтах).
 
Только ведь логика политической жизни такова, что «придя к вам», вместе с «против войны в Донбассе и в Сирии», придется поддержать и прошлогоднюю расправу сторонников Каца с Сергеем Митрохиным (бывшим главой московской организации «Яблока», который постоянно проводил пикеты и митинги против хищнической градостроительной политики Лужкова и Собянина и этим радикализмом озадачил партийную верхушку), и введение прямого управления федерального руководства (т.е. чрезвычайного партийного положения) в екатеринбургской и московской организациях, и «урбанистику» Каца, и т.д.
 
Но вот Григорий Алексеевич объявляет новый «яблочный призыв». И опять как бы всё логично. Действительно, «господа крокодилы вовсю принялись жрать друг друга» (скрытая цитата из «Гадких лебедей» братьев Стругацких). Действительно, растёт внутренняя борьба внутри верхушки правящего слоя перед лицом непонятно какого «транзита» и куда… Действительно, во время разброда и шатания переходного периода роль независимой политической силы резко возрастает. Но – ведь силы! Как в Венесуэле, Алжире, Судане, Турции.
 
В сентябре 2017 года 200 муниципальных депутатов в Москве (могу ошибиться в сторону уменьшения) были избраны при поддержке «Яблока». И что, это оказало хоть какое-то влияние на общественно-политическую жизнь в столице? Не удалось создать даже постоянно действующей ассамблеи этих депутатов!
 
Теперь представим, что произошло чудо и «Яблоко» получило 2-3 места в столичной Думе. Спросим себя сами: при гипотетической борьбе серьезных властных группировок за место мэра (если Собянин уйдет на президентское или премьерское место) эти мандаты будут иметь хоть какое-то значение? Да хоть десяток…
 
Представим себе, что случилось еще более грандиозное чудо – «Яблоко» стало партией размером с КПРФ, с ее мандатами в местных и региональных органах власти, губернаторскими постами и даже думской фракцией таких же размеров. И вот идёт борьба между условными Собяниным, Вайно, Медведевым, Патрушевым и Золотовым (а другие скажут, между условными Чемезовым, Ротенбергами и Ковальчуками). Что в этой борьбе будут стоить и полсотни думских мандатов?
 
Так неужели партия Явлинского, даже став размером с КПРФ (а это – самая смелая мечта российского либерального оппозиционера), сможет повлиять на результаты борьбы за власть между преемниками Путина? Ведь всё равно у неё не будет ни обильного финансирования, ни времени на федеральных телеканалах, ни ютуба у модных блогеров.

Потому что весь мировой опыт показывает, что реальную (а не политтехнологическую) политическую силу в таких условиях создают не ежемесячными пафосными блогами, а сколачиванием общественно-политических коалиций и общими общественными кампаниями (антивоенной, про-пенсионной, антипыточной). Как во всех остальных нормальных странах. И лидер оппозиции при «полицейско-авторитарном режиме» должен не вылезать из каталажки и каждый суд превращать в поле боя.
 
Я уже не говорю о том, что самая интеллигентная и самая интеллигентская партия России не имеет централизованного ютуб-канала для самовыражения признанных партийных идеологов и интеллектуалов: Григория Явлинского, Льва Шлосберга, Алексея Мельникова, Александра Кобринского, Бориса Вишневского, Андрея Бабушкина (порядок алфавитный обратный).
 
Казалось, хоть до бесконечности проводите «беседы у камелька» (кабинетного камина - как это делал президент Рузвельт). Тащите в эфир высокопрофессиональных экспертов в разных сферах или известных интеллектуалов. Явлинский всё время позиционирует себя как опытнейший экономист (и вообще профессор), но его тексты – это почти всегда набор лозунгов и идеологически выверенных банальностей. А хотелось бы цифири и схем – хоть на треть от того, что постоянно приводит Андрей Илларионов (про Навального, Милова и Максима Миронова – просто молчу). Раскручивайте свои Твиттеры или Инстаграммы. И постоянно тащите людей на улицу. Но не под себя – а под благородную (и актуальную) общую цель. Иначе ваша участь навсегда – это умиляться актовому залу, в котором сидят рядком и толкуют ладком сотня неофитов - на мегаполис.
 
И вот, после того, как я жестоко упрекнул Явлинского в том, что он лишь имитирует антивоенную активность, я решил, что «критика должна быть конструктивной». Тем, кто моложе, напомню, что это был такой издевательский тезис советского агитпропа, обращённый к диссидентам.
 
Я вспомнил, как в марте-апреле 2014 года возникали всякие попытки создать неправительственный украино-российский миротворческий форум, который даже довольно активно поддержал Михаил Ходорковский, выезжавший в Донецк в момент осады здания ОГА.
 
В 1995-96 и в 2001-02 годах российские правозащитники в тесном контакте с представителями чеченской стороны (а уж чеченскому народу российская агрессия принесла куда больше жертв и разрушений, чем украинскому) активно участвовали в составлении планов мирного урегулирования.
 
Израильские общественные деятели активно готовили и готовят совместно с арабскими деятелями различные варианты мирного компромисса.
 
Проводятся международные форумы, где встречаются интеллектуалы из ненавидящих друг друга сообществ. Под Монтрё уже 81 год действует созданная американским лютеранским священником Франком Бухманом (отсюда – «бухманизм») инициатива «Моральное перевооружение» (Moral Re—Armament), которая с 2001 года стала именоваться «Инициативы перемен» (Initiatives of Change).
 
Была бы добрая воля.
 
Отмечу, что именно в рамках бухманизма в 80-е годы были созданы психологические тренинги для снижения конфликтности на крупных предприятиях. Работают и модели для обществ «Анонимных алкоголиков». А вдруг удастся создать общество «Анонимных миротворцев»?
 
Все возражения я представил себе сразу (и при первоначальном обсуждении этой моей идеи в Фейсбуке это подтвердилось). Украинская сторона будет требовать от российской безусловного покаяния, полной поддержки самых радикальных украинских инициатив и вообще признания справедливости лозунга, что Россия – как главная прореха на цивилизованном человечестве - должна бесследно исчезнуть.
 
Российская сторона под градом упрёков ощетинится, как это произошло на встрече бывших советских эмигрантов-интеллектуалов со своими коллегами – политэмигрантами Центральной и Восточной Европы в октябре 1986 года, когда антисоветская эмиграция немедленно объединилась с только выехавшими в США советскими литераторами в единой блок для отпора «русофобам» (это с большим юмором описал бывший тогда в Нью-Йорке Салман Рушди, и с горькой иронией – Василий Аксенов), и начнут говорить о правах на культурную автономию для русских и русскоязычных на востоке и юге Украины и о правах русского населения Крыма на политическую субъектность.
 
В ответ на это украинская сторона скажет об имманентном имперстве русских либералов… И всё завершится очередной сварой, после которой украинская сторона потребует записать всех российских представителей в реестр «Миротворца» (хватило же ума записать туда Льва Шлосберга).
 
Я провёл для пробы опрос своих читателей (это преимущественно демократически-интеллигентская среда из России, Украины, а также выходцы из этих стран, живущие по преимуществу в США, Германии и Израиле). Просто спросил в лоб: возможно ли сейчас создание эффективной украино-российской гражданской миротворческой инициативы? Откликнулось 76 моих читателей; за то, что у такой инициативы есть шанс, проголосовало 53%, а пессимистов оказалось 47%.
 
И это меня фантастически обрадовало, потому что я не ждал не просто выигрыша в этом споре, и даже не деления пополам, и даже не обычного при моих опросах распределения по «золотому сечению» - 2:3, но был убеждён, что 15-20% - лучший итог.

 
 

ЕВГЕНИЙ ИХЛОВ


23.04.2019



Обсудить в блоге




На эту тему


На главную

!NOTA BENE!

0.013159036636353