Вестник гражданского общества

Властитель слабый и лукавый


Патриарх Кирилл и президент Владимир Путин


Попытка разобраться, что ближе Путину: рассудочно-вынужденная порядочность фашистского генерала Балангаро-Гравена или безрассудная аморальность  гитлеровского идеолога Альфреда Розенберга.
 
После начала Великой Отечественной  войны уже 8 июля 1941 года Псков оказался захвачен фашистами. Комендантом захваченной области был назначен генерал Балангаро-Гравен. Именно он занимался обеспечением снабжения дислоцированных на Псковщине фашистских частей,  организацией борьбы с партизанами, размещением концентрационных лагерей, а с прибытием в Святогорский монастырь группы миссионеров православной  духовной миссии из 9 священников и 5 псаломщиков-мирян,  ему на голову свалились и  церковные дела. И хотя, казалось  бы, с представителями православия не должно быть много забот, однако далеко не все миссионеры вели себя так, как положено побежденным с победителями.     
 
«Вы хуже большевиков. Вы только прикрываетесь именем Бога, чтобы казаться перед русским народом в облике защитников религии, а действуете так, что будто берете пример с безбожников», — такие решительные слова были сказаны начальником православной Миссии протоиереем Кириллом Зайцем в адрес оккупационных властей на приеме у немецкого военного коменданта г. Пскова летом 1942 г., когда он выражал протест против использования церкви Казанской Божией Матери под кинозал. — Если вы не прекратите это богохульство и не передадите Казанскую церковь для богослужения, я брошу Миссию и навсегда уеду из Пскова. На правах победителей вы, высокочтимый господин генерал, можете поступить со мною как вам угодно, но придет время, и все мы — генералы и рядовые — предстанем перед Господом Богом ответственными за свои действия».
 
Беседа о. Кирилла с комендантом г. Пскова имела продолжительный и нелицеприятный характер. Отметим, что немецкий генерал с достоинством выслушал резкие замечания и постарался успокоить начальника Миссии тем, что он примет все зависящие от него меры, чтобы не только Казанскую, но и другие церкви Пскова передать священнослужителям, и окажет помощь в их ремонте. И немецкий генерал свое слово сдержал. Под кинотеатр было выстроено новое здание, а Казанская церковь, используемая в качестве кинотеатра еще большевиками, была возвращена в лоно РПЦ. 
 
Мое обращение к Путину было менее категорично. После того, как государственный архив Псковской области, в котором я знакомился по благословению архимандрита Святогорского Святоуспенского монастыря (место вечного упокоения А.С.Пушкина) с документами Псковской духовной консистории,  затребовал за возможность копирования похищенных большевиками документов немыслимую для монастыря сумму, я обратился к «гаранту Конституции» со следующими вопросами:
 
- Почем доступ к остаткам культурных ценностей для  ограбленной большевиками и фашистами Русской Православной Церкви?
 
- Какую сумму  неоднократно разграбленная Русская Православная Церковь должна выплатить возглавляемому Вами государству за право получать информацию, хранящуюся в архивах государства, по собственной истории, которую Вы (большевики) от РПЦ в свое время грабительски отняли?
 
Учитывая, что данный запрос был направлен в 2015 году, когда архивы находились в  ведомстве, возглавляемом министром Мединским, подчиненные которого вскоре стали фигурантами коррупционного скандала, коим Путин В.В. и поручил дать мне ответ, последний был достаточно прогнозируем - «Платите по тарифу».
 
После того, как архивы перешли под непосредственное руководство Президента страны,  в его  адрес в 2016 году последовал повторный  запрос, в котором я запрашивал:
 
«Министерство культуры, в ведомстве которого находились архивы, во главу угла при работе с ними ставило наживу. Наживаться на всем — вот, очевидно была, да, наверное, и осталась, основная цель этого ведомства. Она настолько глубоко въелась в мозги чиновников, настолько стала их вторым «я», что результат не замедлил сказаться. Заместитель министра и ряд других сотрудников арестованы.  
 
Но когда министерство наживается за счет жертв, как в случае с РПЦ, не кажется ли Вам это уже кощунством? По мне, так это смахивает на счет за мыло и веревку, которое фашистское государство предъявляло родственникам повешенного... Теперь от Вас зависит,  разрешить или не разрешать представителям РПЦ право бесплатного копирования архивных материалов, хранящихся в государственных архивах, которые когда-то большевистским государствам были изъяты из ведомства РПЦ. РПЦ и другие конфессии, существовавшие в дореволюционной России, должны иметь право на полноценный доступ к изучению истории своих храмов, приходов, монастырей... Для преодоления всех юридических препон достаточно исключительно Вашей воли и желания, а при необходимости — издания Вами соответствующих указов».
 
Как вы думаете, у кого больше власти? У фашистского  генерала, занимающего должность военного коменданта Пскова в 1941-1942 годах,  или Президента России, практически бессменно (не относиться же всерьез к временному замещению этой должности Медведевым) на протяжении 17 лет возглавляющего всю Россию?
 
Ответ, полученный из администрации Президента РФ, однозначен - «платите «бабки»». Таким образом, либо у фашистского  генерала было значительно больше прав, либо у Президента РФ отсутствует даже та порядочность, которую в общении с представителями православия проявил генерал Балангаро-Гравен.
 
Так, не смотря на то, что  в обязанности фашистского генерала не входило строительство кинотеатров для нужд оккупированного населения, а также его не обязывали возвращать Русской Православной Церкви — носительнице «великорусской империалистической идеи» - отнятые у нее большевиками храмы,  тем не менее Балангаро-Гравен не стал в ответ на требование протоиерея Кирилла Зайца ссылаться на ведомственные инструкции и уставы, не обязывающие его к этому, а просто  приказал  вернуть Церкви все сохранившиеся храмы и предметы церковного культа, изъятые у большевиков, на территории, входящей в зону его контроля. И это при том,  что не фашисты, а большевики отнимали у православных храмы, превращая их в склады, мастерские, кинотеатры, а то и просто в развалины.
 
И ровно противоположным было  поведение Президента России Путина, облаченного на территории Российской Федерации всей полнотой власти, которого мы видим на всех больших церковных праздниках в окружении высших иерархов Церкви, сославшегося на должностные инструкции, в которых предписано брать плату с жертв, ограбленных большевистской властью.   
 
Автор Экклезиаста утверждал: «Всему свое время, и время всякой вещи под небом». Ответ из Администрации Президента РФ лишний раз подтвердил правоту этой вечной истины, а именно,  что под небом России не прошло еще  время Сталина, а, следовательно, и для  современных нам руководителей государства, включая руководителей от культуры, остается актуальной характеристика, данная когда-то Георгием Ивановым: «Они наивны и первобытно самоуверенны и как будто не поддаются органической культуре… Но они также «жертвы» большевизма, как и мы, только по-иному. Нашу духовную культуру опозорили, заплевали и уничтожили, нас выбросили в пустоту... Их вырастили в обезьяннике пролетариата - с чучелой Пушкина вместо Пушкина, какого знаем мы, с чучелой России, с гнусной имитацией, суррогатом всего, что было истреблено дотла и с корнем вырвано».
 
Генерал Балангаро-Гравен посчитал оскорбительным для себя, представителя германской военщины, продолжать политику большевиков в отношении православия. Российский президент Путин считает вполне естественным наживаться за счет отнятого у Церкви. Можно конечно возразить:  а как же Исаакиевский собор, отданный РПЦ? Однако, цитата   Георгия Иванова объясняет и данный  парадокс.  Воспитанные «с чучелой Пушкина вместо Пушкина»,  а также с «чучелом православия вместо православия», если и оказываются способны на  что-то, то лишь на гнусную имитацию, суррогат,  что, в принципе, и произошло с передачей Исаакиевского Собора Русской Православной Церкви, учитывая, что данная передача собора послужила очередным поводом к разъединению. Передавая Собор Церкви, суррогатный Президент, выращенный в  культуре «обезьянника пролетариата», вовсе не заботился о нуждах Церкви и изначальном предназначении Собора. Это даже не было показным жестом соблюдения действующего законодательства. В свое время апологет уничтожения в России православия, В.Д.Бонч-Бруевич, в своей программной статье «Силы русского клерикализма», вышедшей в 47 номере газеты «Искра» от 1 сентября 1903 года, писал: «Правительство чует, что "xpaмы божии" - значительная опора для господствующего порядка вещей». И передавая  Исаакиевский Собор Церкви, Путин, со свойственной ему аморальностью, всего лишь пытался «подмазать» Церковь, заручившись ее лояльностью.  Путин, перенявший идеологию не столько пролетариата, сколько  именно его «обезьянника» в лице ЧК, ГПУ, НКВД, КГБ, оказался идеально подготовленным исключительно к воровству, в том числе и у Церкви, что хорошо иллюстрирует эпизод из уголовного дела № 144128, когда Путин, будучи председателем Комитета по внешним связям и заместителем Собчака, на пару с Никешиным, под предлогом реконструкции женского Горненского монастыря в Иерусалиме, принадлежащего РПЦ, похитил  сотни тысяч долларов из бюджета Санкт-Петербурга, перенаправив их в Испанию  на собственные нужды — строительство вилл и прочее.
 
Виднейший идеолог нацизма, Альфред Розенберг утверждал: «Достаточно уничтожить памятники народа, чтобы он уже во втором поколении перестал существовать как нация». Именно этим фашисты оправдывали повальный грабеж музеев завоеванных стран, уничтожение на их территории памятников зодчества и культуры.
 
Стоит, наверное, напомнить, что варварство фашистов в отношении Святогорского монастыря, его разрушение, а также минирование могилы величайшего российского поэта Александра Сергеевича Пушкина было предметом обвинения фашизма на Нюрнбергском трибунале.
 
Роль монастырей на Руси громадна. И главная их заслуга перед русским народом в том, что они были крупнейшими центрами образования и культуры. В монастырях, в частности, велись летописи, донесшие до наших дней сведения обо всех знаменательных событиях в истории русского народа. Процветали в монастырях иконопись и искусство книжного писания, выполнялись переводы на русский язык богословских, исторических и литературных произведений.  Безусловно, после ограбления Святогорского монастыря большевиками, мало что сохранилось от его письменного наследия. Однако, и к тому немногому, что чудом сохранилось в Псковском государственном архиве, жадностью Путина и его назначенцев по линии культуры, вроде Мединского и Швыдкого,  продолжающих позорить, оплевывать и уничтожать нашу духовную культуру, поставлен надежный заслон. Архивы монастыря продолжают уничтожаться, съедаемые в ГАПО плесенью.  Большое их количество уже либо выдается для ознакомления в специальных карантинных помещениях, либо не выдается вообще. Таким образом, идеи нацистского идеолога об уничтожении наследия культуры народа претворяются в жизнь Президентом России и его ставленниками в  министерстве культуры.
 
Какова судьба генерала Балангаро-Гравена, мне узнать не удалось. Но это был генерал с неким чувством чести, не позволяющим ему продолжать политику большевизма в отношении РПЦ. Следующим после него комендантом Пскова и области стал с 1943 года  генерал Генрих Ремлингер, кто и отдавал приказы взрывать монастырь и минировать могилу поэта. Генерал-майор вермахта Генрих Ремлингер был повешен 5 января 1946 года в Ленинграде, на нынешней площади Калинина, где стоял кинотеатр «Гигант», а сейчас находится концертный зал «Гигант-Холл».  Бывший свидетелем казни народный артист России Иван Краско отметил, что «немцы держались мужественно».
 
Что же касается нарочитой приверженности Путина к православию, то в Евангелие от Матфея сказано: «Никто не может служить двум господам: или одного возненавидит, а другого возлюбит, или к одному привяжется, а другим пренебрежет. Не может служить Богу и мамоне».   Наш же Президент столь усердно служит мамоне, что вся его набожность не более чем, выражаясь языком Григория Иванова, «чучела набожности», оскорбление православия.
 
Что же касается служения Путина мамоне, то многие ленинградцы, ныне питерцы, еще помнят,   что в указанном кинотеатре с 1992 года располагалось крупнейшее в городе казино «Конти». И  лишь немногие знают, что руководитель «Конти» и других «игровых точек» криминальный авторитет Мирилашвили ежемесячно выплачивал мзду Путину.
 
В конце 1991 г. Собчак поручил Путину упорядочить игорное дело в городе Санкт-Петербурге. И тот упорядочил. Мэрия выдала кучу разрешений на открытие казино, и все они оказались убыточны. И это несмотря на то, что каждый вечер игроки оставляли там горы денег. В 2000 году Путин издал автобиографическую книжку, где упомянул этот факт — мол, мы (с Собчаком) не знали и не могли представить, что такое «черный нал»: «Владельцы казино показывали нам только убытки. То есть в тот момент, когда мы подсчитывали прибыль и решали, куда можно будет ее направить - на развитие городского хозяйства, на поддержание социальной сферы, - они смеялись над нами и показывали убытки... Я бы их всех заставил работать на нужды общества  и делиться с городом своими прибылями. Эти деньги пошли бы пенсионерам, учителям и врачам».
 
Правда, Максим Фрейдзон подверг данное утверждение сомнению, рассказав, как Путин вымогал взятки с предпринимателей, включая и его самого. В справках на Путина, подготовленных в недрах КГБ, говорится, что «черный нал» с казино для Путина собирал Роман Цепов. Да и, действительно, трудно представить, что все четыре года (1992-1996) партнеры по казино воровали и смеялись, а чиновники и кураторы от ФСБ, налоговых служб и мэрии этого бескорыстно не замечали. Так что, если бы не «крыша» Путина над этой игровой отраслью, достаточно было бы посадить нескольких «смеющихся руководителей казино», и город получал бы средства, равные разве что суммарному доходу всех иных предприятий города.
 
Митрополит Сергий (Воскресенский), впоследствии убитый фашистами под Вильнюсом, благословляя священников на служение в Псковскую православную миссию, призывал их изучать историю приходов, в которых им придется служить. Альфреда Розенберга заботило, чтобы порабощенные народы забыли свою историю. Манкуртам память о прошлом ни к чему. И когда Путин требует с неоднократно ограбленной Церкви, с ее рядовых служителей плату за ознакомление с историей своих приходов, то не идеей ли Альфреда Розенберга он при этом руководствуется?
 
Отношение фашистов к культуре побежденных народов понятно. Если нет — смотрите директиву Альфреда Розенберга. Но гораздо интереснее отношение к культуре современной российской власти. Рассмотрим ее на примере «нашего все» Пушкина.
 
Отношение к нему большевиков колебалось от «Пушкина — к стенке! Не пора ли пулям По стенам тенькать?..» (В. Маяковский) до «чтобы Пушкина чудный товар не пошел по рукам дармоедов, Грамотеет в шинелях с наганами племя пушкиноведов».  В том же году, когда ссыльный Осип Мандельштам выводил эти строки, газета «Правда» 17.12.1935 г. о намеченном на 1937 год 100-летнем  поминовении дня смерти поэта писала:  «В подготовке к историческому празднику советской культуры примет участие вся страна». На что чутко чувствующий фальшь народ откликнулся анекдотами: «В 1937 году Ленинград широко и торжественно отметил столетие со дня гибели Пушкина. Ах, какой это был праздник!», или «Если бы Пушкин жил не в Х1Х, а в ХХ веке, он все равно бы умер в 37-м».
 
Отношение Власти ко дню смерти российского гения сохранилось и в горбачевский период. В 1985 году в Ленинграде вышла небольшая по объему книга Б.М.Марьянова «Крушение легенды», где на 78-й странице можно прочитать о том, что «юбилей, который широко отмечали в 1937 году народы Советского Союза, перешагнул границы нашей страны, вылился в международный праздник».
 
В том же 1985-м  директриса музея Пушкина в Одессе рассказывала посетившим музей писателям, что «по разнарядке райкома партии Пушкин (музей — мой комментарий) должен был сдать государству 30 тонн силоса на корм скоту». И директриса иронизировала: «Ну, где же взять силос, если у Пушкина говорится, что саранча все съела?».
 
Прошло еще 15 лет, и к власти дорвались органы КГБ в лице их сотрудника. Сотрудник,  привыкший наживаться на всем, что плохо, по его меркам, лежит, решил и Пушкина приспособить для своей личной наживы. А так как  «Русский язык — это, прежде всего, Пушкин — нерушимый причал русского языка» (А.Н.Толстой), то у Людмилы появился общественный фонд «Центр развития русского языка», который вскоре, вследствие ребрендинга, преобразовался в «Центр развития межличностных коммуникаций». Не будем забывать, чьей женой много лет была далекая от пушкинского прототипа Людмила, и не стоит удивляться, что и ее научили путать следы.
 
Реконструируя, а по существу, уничтожая исторические интерьеры особняка князя Волконского,  деда Л.Н.Толстого, ставшего прообразом Болконского в «Войне и мире», разрушая помещения, в котором Толстой встретил княжну Прасковью Щербацкую, послужившую прототипом Кити Щербацкой в «Анне Карениной», вряд ли Путин не сознавал, что он творит. И все это варварство совершалось за государственный счет. Но неужели все ради Людмилы?
 
На сайтах, причастных к той варварской реконструкции, до сих пор завалялись старые публикации, в которых подчеркивается, что здание «представляет собой архитектурный памятник, внутренний интерьер и внешний облик которого находится под охраной государства». Но все это уже в прошлом. Ныне это уже не архитектурный памятник, да и вообще не памятник культуры. Это объект, за счет которого (аренда офисных помещений в здании, расположенном в 500 метрах от Кремля, стоит дорого) бывшая жена президента России со своим новым мужем может позволить себе покупку виллы в стиле арт-деко на побережье Атлантического океана во Франции, рядом с виллой своей дочери, и его последующую дорогостоящую реконструкцию, начатую в октябре 2016 года.  Вот так у нас в России обстоят дела с общественными фондами. Они, может, и общественные, а вот имущество, недвижимость, земля, им принадлежащие, это уже далеко не общественное, а конкретно свое.
 
Что же касается могилы Пушкина в Святогорском монастыре, то, «народная тропа» к нему не зарастает в основном не столько из-за любителей поэзии, сколько из-за паломников, посещающих монастыри.  И для некоторых из них посещение могилы поэта является полной неожиданностью, так как они впервые узнают, где его последнее  пристанище.
 
Отношение же власти к «нашему всему» уже давно превратилось в  бюрократическое действо с коррупционной составляющей. Как вспоминал писатель Юрий Дружников, «во времена застоя делали гранитную отмостку у могилы поэта, и на недоуменные вопросы тогдашний директор С.Гейченко отвечал: «Мы хотим, чтобы все было, как у мавзолея Ленина. Ведь Ленин и Пушкин — это наши святыни»». И, похоже, для Гейченко это были святыни равнозначные. Один разрушал российскую государственность, религию, культуру, уничтожал все передовое, мыслящее, сеял смерть. Другой был представителем того слоя и той культуры, с которой беспощадно боролся и уничтожал первый. Пушкин  действительно был тем, кому было не  пережить 37 год, безразлично, Х1Х или ХХ века.
 
По окончании строительства социализма Святогорский монастырь, разрушенный сначала большевиками, затем фашистами, был возвращен церкви. Однако отношение к «святыням» не поменялось. И это весьма показательно. Кто из советских и нынешних руководителей государства не был в мавзолее? А на могиле поэта? Какие суммы выделяются на содержание мавзолея? А на поддержание в должном порядке места погребения поэта? По  словам настоятеля монастыря архимандрита  Макария (Швайко), за 17 лет его руководства  монастырем могилу поэта навестил один руководитель в министерском ранге (причем, его охрана попыталась затащить в храм собаку, дабы та проверила помещение на предмет взрывоопасных веществ), один в ранге зам. министра (да и то потому, что когда-то родился в Пушкинских Горах),  один депутат Государственной Думы (но то ли два, то ли три раза), и один из потомков поэта, которых, по  подсчетам исследователей, не одна сотня. Из руководства министерства культуры и Администрации Президента не видели никого. Местный губернатор приезжает достаточно часто, и не только на годовщины памяти поэта.
 
Учитывая, что монастырь, основанный по приказу Ивана Грозного, является памятником культуры федерального значения, на памяти  архимандрита один раз он даже попал в государственную программу по реставрации. Однако последняя была проведена столь скверно, что воистину, только  монашеское смирение и терпение не позволили архимандриту набить морды тем, кто руководил этими «реставрационными», а на деле, разрушительными работами. И на претензии к качеству «реставраторы» цинично отвечали: «Ничего страшного, благодаря нашим огрехам, разрушениям и недоделкам вам будет проще войти в следующую государственную программу». А учитывая, что все реставрационные работы памятников культуры  федерального значения  курируются министерством культуры, можно только представить, какие  «откаты» от «реставрации» получают его сотрудники. Монастырь с ужасом готовится  к следующим «реставрационным» работам. Вот так и монастыри поневоле оказываются втянутыми в коррупционные схемы действующей власти.
 
Так что даже  на примере Святогорского монастыря можно убедиться, что взгляды нацистского  идеолога Альфреда Розенберга на культуру России оказались далеко не чуждыми и Президенту России  Путину В.В., и его окружению, и аппарату министерства культуры.
 
В начале своей деятельности в качестве  юриста монастыря, заранее предвидя результат, я провел эксперимент, направив предложения оказать помощь монастырю всем олигархам, входящим в ближний круг Путина и Медведева. Ни на один из 50  запросов никто не ответил. Несмотря на то, что многие олигархи содержат разные благотворительные фонды, но, как сообщил один из них не мне, но моему знакомому, «кому мы должны помогать, указания дает лично Путин». Таким образом, их фонды — это часть своеобразного «общака»,  распоряжается которым пахан. Подобное мы наблюдали и со строительством дворца для Путина в Прасковеевке под Геленджиком.
 
Ну, а насчет того, чтобы представители религии получили бесплатный доступ к собственным архивам, отнятым у них большевиками, коими ныне руководит лично Президент России, то не забывайте, что его бывшая жена еще не закончила ремонт своей виллы на Атлантическом побережье Франции. Да и кто сказал, что бывшая жена, дочери, да и он сам обязаны себя ограничивать только одной виллой на каждого или только одним дворцом?   

 
 
Автор статьи Зыков А.А. - следователь по уголовному делу № 144128 («Дело Путина В.В.»), в настоящее время - юрист Святоуспенского Святогорского мужского  монастыря Великолукской епархии.

 

АНДРЕЙ ЗЫКОВ


15.06.2017



Обсудить в блоге




На эту тему


На главную

!NOTA BENE!

13.10.2016
Баш на баш

0.02171802520752