Вестник гражданского общества

Заложник

          Яркая, радостная открытка: голубизна неба, золотое сияние подсолнухов... Такие открытки посылают с курортов отдыхающие, а эта прибыла из колонии для пожизненно осуждённых «Чёрный дельфин». Но содержание открытки так же светло и радостно - заключённый Алексей Пичугин поздравляет родных с освобождением Платона Лебедева:
          «Здравствуй, моя родная! Не мог не направить тебе твои любимые подсолнухи по случаю освобождения нашего Платона Леонидовича!!! СЛАВА БОГУ! СЛАВА! Настолько рад этому событию!(...) И как счастлив за уважаемого Платона Леонидовича, его семью, родных, близких, друзей! Всем сердцем желаю им самых счастливых и самых-самых долгих и многих лет вместе! ДАЙ БОГ! Молюсь за них!»

          Два крупных бизнесмена попали в крутую переделку. От их сотрудника, менеджера среднего звена, потребовали оговорить работодателей. Сотрудник отказался, и получил пожизненный срок на основании не слишком убедительных (мягко говоря) доказательств. Благодаря его стойкости бизнесмены после 10 лет мытарств вернулись к своим семьям. А не предавший их человек по-прежнему остаётся в колонии для пожизненно заключённых, и непонятно, когда и каким образом он оттуда выйдет. Никто не упрекнул бы его, если бы при освобождении «главных фигурантов» он испытал бы – нет, не зависть или озлобление – просто грусть, чувство несправедливости, депрессию от безысходности собственного положения. Но это был бы не Алексей Пичугин. У Алексея освобождение людей, проблемы которых послужили причиной его несчастья, не может вызвать ничего, кроме самой искренней, ничем не омрачённой радости.
          Нет смысла писать о следствии и трёх «судах» над Алексеем Пичугиным, о страшном приговоре, вынесенном на основании невнятного бормотания «свидетелей» - маньяков и убийц. Во-первых, эти суды уже подробно описаны в репортажах и книгах журналистки Веры Васильевой. А во-вторых, жестокий приговор на сомнительных основаниях – далеко не редкий случай. Поскольку российские судьи запросто считают доказательством вины заявление прокурора, оправдательных приговоров у нас в стране – 0,3%, а это значит, что любой из нас, попав по несчастному стечению обстоятельств в жернова российского «правосудия», запросто окажется за решёткой на любой срок. Так что в своей беде Алексей не уникален. Уникальна его личность – характер, поведение в течение десяти лет тяжелейших испытаний, неиссякаемый оптимизм и доброжелательность. Вот об этом стоит писать, думать и помнить.
          Он живёт в неволе более десяти лет. Именно живёт, не озлобляясь, оставаясь в курсе всех событий, не теряя социальные связи. Распространено мнение, что невозможно выполнить все правила российского тюремного ведомства, если захотят – найдут, за что в карцер запереть. Алексей доказал, что можно просидеть в российских тюрьмах 10 лет, из них пять – в колонии для ПЛЖ, и не получить ни одного замечания. И ни разу не побеспокоить жалобой на условия содержания прокуроров и правозащитников. За примерное поведение в течение 10 лет положено смягчение режима: четыре свидания в год вместо двух и три передачи в год вместо одной (ст.127 п.3 УИК РФ). За несколько дней до окончания десятилетнего срока Алексей получил… нет, не взыскание – замечание за небрежно заправленную койку. Смягчение режима не состоялось, жалоб от заключённого не поступило.
          После восьми лет ожидания неспешное европейское правосудие признало, что право Алексея на справедливый суд было нарушено. Россию обязали провести новое судебное разбирательство по первому приговору, однако Верховный суд РФ ВПЕРВЫЕ проигнорировал решение ЕСПЧ. Долгожданных изменений в судьбе Алексея не случилось, и он старательно подбадривал адвоката, приехавшего сообщить ему, что его многолетние надежды на правосудие разрушены: «Она (адвокат) находится в шоковом состоянии, жутко переживает… Вынужден был взять на себя роль психоаналитика… К концу свидания она даже стала улыбаться».
          Все, кто общается с Алексеем, не перестают восхищаться его поистине запредельным мужеством и задаются вопросом: как это возможно? В чём источник такого неисчерпаемого оптимизма и душевных сил?
          Думаю, что главный «стержень» неординарной личности Алексея Пичугина – это его очень глубокая, искренняя Вера. Он настоящий православный, то есть ортодоксальный христианин. Евангельские заповеди и ценности для него не что-то внешнее, постороннее, чему он старается следовать, а его собственное мировоззрение, то, чем он руководствуется в своих поступках и в оценке происходящего. Он не позволяет себе греха уныния и ненависти к сломавшим ему жизнь людям. «Бог им судья» - вот всё, что он позволяет себе сказать в их адрес. Свою жестокую судьбу воспринимает как Волю Божью, свой крест, который он обязан нести достойно. Никогда не жалеет себя, но всегда помнит о тех, кому ещё труднее, чем ему: «Мы хорошо знаем, что бывали периоды и ситуации с людьми, которые ни в чём не виноваты, гораздо страшнее и чудовищней, чем у меня. Но при этом они оставались ЛЮДЬМИ и верили, что жизнь расставит всё на свои места».
          Все 10 лет крёстного пути Алексея поддерживает его замечательная дружная семья, главной опорой которой служит мама Алексея, Алла Николаевна. После общения с ней сразу понимаешь, кто научил Алексея выдержке, силе воли, самодисциплине. Алла Николаевна ходила на все бесконечные судебные заседания и больше, чем самого страшного приговора, боялась услышать убедительные доказательства вины своего сына, но таковых не услышала. Теперь уже более 10 лет эта спокойная, обаятельная женщина живёт мыслями о сыне, его письмами, рассказами адвокатов, три раза в год летает через полстраны в Соль–Илецк к сыну: дважды в год – на свидания и третий раз – в его день рождения, чтобы просто быть поближе. И так же, как сын, Алла Николаевна, давно «распечатавшая» восьмой десяток, никогда не жалуется и никого не проклинает.
          У Алексея Пичугина трое сыновей и уже двое внуков. Сыновья выросли и повзрослели без отца, внуки никогда не видели деда, но в письмах, фотографиях, редких свиданиях, трогательных детских рисунках семья Пичугиных всегда вместе, и никакие приговоры не в силах её разбить. Семьи Михаила Ходорковского и Платона Лебедева – это семьи очень состоятельных людей, жизнь которых далека от большинства россиян. Семья Алексея Пичугина от этого большинства не отличается ничем: живут в небольших квартирках в пригородах Москвы, дети учатся и работают в России, лечатся у участковых докторов и растят урожай на огородах. Одним словом – самая обычная российская семья.
          Но у этой семьи есть одна особенность: всех нас постоянно «достают» какие-то житейские передряги, а у Пичугиных, когда ни спросишь – всегда всё хорошо. То ли от семейного пичугинского оптимизма и нелюбви к жалобам, то ли оттого, что в этой семье только одно большое несчастье, по сравнению с которым все житейские передряги не заслуживают внимания.
          И, конечно, Алексею помогает пережить годы испытаний поддержка десятков людей, верящих в его невиновность. Со всех концов страны и мира приходят в «Чёрный дельфин» книги, письма, фотографии. Люди присылают «фотоотчёты» о своих путешествиях, распечатки из Интернета, делятся впечатлениями о событиях, рассказывают о себе. И все получают из колонии неформальные, добрые, дружеские ответы. И все они, завязавшие переписку с Алексеем с целью поддержать узника, вскоре замечают, что он сам поддерживает их, помогает разобраться в их проблемах и преодолеть трудности, как будто делится с ними своей силой и незыблемой верой в добро.
          «Не грусти – прорвёмся! Дай Бог».


МАРИНА ДРАЧЕНКО


14.04.2014



Обсудить в блоге




На эту тему


На главную

!NOTA BENE!

0.023329973220825