Вестник гражданского общества

Эмиграция 2022 года: люди, судьбы, страны



Люди из современной России уезжают давно. Как только в СССР рухнул «железный занавес», этот процесс принял массовый характер. Но нынешняя волна эмиграции сильно отличается от предыдущих, когда ехали за границу в основном в поисках лучшей жизни. Она больше всего похожа на исход из России после революции 1917 года, особенно это сходство стало заметно, когда в сентябре 2022-го объявили «частичную» мобилизацию. В основном люди уезжают без всякой подготовки, бегут, не зная, что их ждет впереди, в одиночку, в лучшем случае – семьей. Из-за этого много проблем, драматических и даже, наверное, трагических, моментов. Да и мир не спешит принимать беженцев из России. В такой ситуации самым эффективным было бы объединяться, помогать друг другу, создавать организованные способы отъезда и жизни на новом месте. Но таких случаев единицы.

 

Спасение утопающих – дело рук самих утопающих
 
Неожиданно самыми организованными оказались компании по разработке компьютерных игр. В сентябре «Коммерсант» писал, что студии разработки игр начали эвакуировать из страны сотрудников вместе с их семьями, в том числе выкупая целые чартерные рейсы. Одним из мест, куда организовано релоцировались несколько IT-компаний из Москвы, стала Будва – курортный городок в Черногории, на берегу Средиземного моря. «Говорят, что теперь тут есть многоквартирные дома, где сразу несколько этажей заняты российскими семьями. Вчера я говорил с живущим в Черногории уже около 10 лет звукорежиссером и музыкальным продюсером: в 2019 году тут было 6 русских выступающих музыкальных групп, сейчас уже около 40», - рассказал недавно бывший российский журналист и политолог Александр Морозов, уехавший из РФ еще несколько лет назад.
 
Но это – исключительный случай, в основном люди бегут на свой страх и риск, кто куда может, а возникшие после 24 февраля комитеты, форумы и волонтерские организации для помощи российским беженцам или вообще ничего не делают для этой помощи, или делают совершенно недостаточно. Так созданный Михаилом Ходорковским «проект помощи эмигрантам из России «Ковчег», всерьез помог, кажется, только тем, кто работает координаторами этого проекта – он их трудоустроил. Я иногда заглядываю в телеграм-канал «Ковчега», там, в основном, предлагают посетить какую-нибудь лекцию, а то и вовсе продают билеты на концерты, в лучшем случае организуют бесплатные курсы для изучения языков, но со строгим отбором претендентов.

 

Сайт проекта «Ковчег»

На днях я увидела в комментариях к посту в этом телеграм-канале буквально крик о помощи: «Я уже уйму времени пітаюсь добиться от вас помощи. Мне очень нужен миграционній юрист. Я мать одиночка, с российским гражданством, которая живет в Украине. Пожалйста помогите мне, мне нужна помощь, чтобы выехать из под обстрелов и вывезти детей и своих собак.  Меня уже скоро года, как одни остылают к другим и я не понимаю, что мне делать. Уменя уже нет ни сил, ни какого- либо ресурса. Мне просто нужен миграционный юрист, который поможет с оформлением политического убежища. Умоляю». Он, как и все остальные просьбы о конкретной помощи, остался без конструктивного ответа.
 
Как мы помним, Михаил Ходорковский считает себя выдающимся кризис-менеджером и предлагал свою кандидатуру на роль президента переходного периода для «России без Путина». Но как же он справится с кризисом целой страны, если не может организовать эффективную помощь в гораздо меньшем объеме?  
 
Его друг, единомышленник и бывший коллега по ЮКОСу Леонид Невзлин, давно живущий в Израиле, болеет душой не за всех россиян, а только за российских евреев. Он неустанно призывает всех евреев России покинуть ее и переехать жить в Израиль. Но за этими призывами не следует никаких действий. Помощь в переезде и устройстве на новом месте Невзлин никому не предлагает и не оказывает. А эта помощь многим крайне необходима, ведь с началом СВО стоимость билета на самолет израильской авикомпании Эль-Аль стала неподъемной для подавляющего большинства российских евреев. Жилье в Израиле после того, как туда стали массово релоцироваться граждане России и Украины, и ранее очень недешевое, стало значительно дороже. Трудоустроиться при таком наплыве мигрантов тоже крайне сложно. Но заниматься организаций и финансированием реальной помощи Невзлин не считает нужным. Впрочем, главный раввин Москвы Пинхас Гольдшмидт, уехавший из России, как только Путин объявил свою СВО, тоже ограничивается лишь призывами к российским евреям уезжать, даже не пытаясь организовать какую-то помощь для этого.
 
Еще одно исключение, лишь подчеркивающее общий удручающий тренд, это некоторые оппозиционные СМИ, уехавшие из России всем коллективом и продолжившие работу за ее пределами. Самое известное из них – телеканал «Дождь», получивший лицензию на вещание в Латвии, которую вскоре у него отобрали. Зато теперь у него есть пятилетняя лицензия на вещание в Нидерландах, и это, безусловно, большая победа руководства и владельца телеканала.
 
Уехало в полном составе издание «Медиазона»*. Сохранилось и даже разрастается незарегистрированное интернет-издание «Холод»*. Возможно, еще несколько российских изданий сумели релоцироваться целиком, сохранив коллектив и аудиторию. Но в основном российские журналисты остались один на один со сложившейся ситуацией, когда внутри России введена жесткая цензура, фактически отменяющая их профессию (я сейчас говорю о журналистах, а не о пропагандистах, которые, наоборот, чувствуют себя очень вольготно в этих условиях), и есть, по сути, всего два пути – работать на свой страх и риск из России, лавируя между информацией и самоцензурой, или бежать в другую страну, тоже на свой страх и риск, потому что помощи ждать не от кого.

 

«Смерть им к лицу»
 
На этом фоне выделяются два издания, закрытых по решению власти: бывшая «Новая газета», реинкарнировавшая в «Новую газету-Европа», и бывшая радиостанция «Эхо Москвы», возродившаяся в интернет-издании «Эхо». Обе реинкарнации фактически остались под старым руководством Муратова и Венедиктова, но номинально у них новые главреды: Кирилл Мартынов в «Новой газете-Европа» и Максим Курников в «Эхе». 
 
Умирание с последующим возрождением пошло обоим изданиям на пользу – у них постоянно растет штат сотрудников и, конечно же, финансирование. Откуда идут денежные средства - неизвестно, наивным поклонникам достаточно сказки про донаты от читателей, а тем, кому следует знать, и так все известно. Мне, видимо, не следует, поэтому я могу только догадываться, кто и зачем финансирует эти два издания. На мой, весьма непопулярный, взгляд, финансируются оба квази-независимых СМИ российской властью с целью держать под контролем пул якобы независимых журналистов и их аудиторию. Этот пул растет, «Новая газета-Европа» и «Эхо» пытаются аккумулировать вокруг себя как можно больше эмигрировавших из России журналистов, общественных деятелей, политологов и прочую пишущую и разговаривающую братию.
 
Нетонущий  Венедиктов (даже очень громкий скандал с электронным голосованием и переголосованием на выборах в Москве не сделал его нерукопожатной персоной для большинства российских журналистов и спикеров, продолживших сотрудничать с ним, ходить к нему на эфиры и брать у него интервью) придумал оригинальное ноу-хау для популяризации и заработка своих сотрудников и внештатников. Они теперь дают «концерты», то бишь выступают с платными лекциями.

 

Гастрольный чёс Екатерины Шульман
 
Главной звездой этой концертной деятельности стала политолог Екатерина Шульман. Правда, гастролирует она не с докладами по политологии, а с лекциями по литературе.
Как замечает журналистка Анастасия Миронова (защитившая красный диплом литературоведа на кафедре зарубежной литературы по прозе Франции рубежа XIX-XX вв.), лекции по литературе Екатерина Шульман активно читала и в России, особенно она любила в Москве читать за деньги лекции о французской литературе и Марселе Прусте. «Я поймала госпожу Шульман на том, что она зарабатывает пустословием, - утверждает Миронова. - Когда она взялась за Пруста, я решила проверить, хорошо ли она знает материал. Я проверила и доказала, что знает она его плохо. Что не мешало Шульман зарабатывать деньги чтением лекций на эту тему».
 
В Европе Шульман о Прусте не рассказывает. Там она выступает как специалист по русской классической литературе, причем берется и за Льва Толстого, и за Гоголя, и за Пушкина. У меня не красный диплом, обычный, по русскому языку и литературе. Но преподаватели в МГПИ, где я училась еще в 80-х годах прошлого века, были выдающиеся. Так вот они никогда не считали себя серьезными специалистами по такому широкому спектру. А у Екатерины Шульман, как известно, вовсе нет филологического образования, диплом о высшем образовании она получила в 2005 году в Российской академии государственной службы при Президенте РФ, где изучала юриспруденцию, там же в 2013 году защитила кандидатскую диссертацию по политологии.
 


Екатерина Шульман


Поэтому для меня было своего рода открытием, когда я прочитала на сайте «Эха» такой анонс: "Капитанская дочка" как пример колониальной прозы - лекция Екатерины Шульман и Максима Курникова в Париже 7 января.
 
Лекция состоялась в кинотеатре Le Balzac на Елисейских полях. Входной билет стоил 45 евро. Как мне удалось выяснить, зал, вмещающий 380 человек, был полон. До этого Екатерина Шульман и Максим Курников выступили с лекциями по русской литературе в Стамбуле, Берлине, Лондоне… и тоже с большим успехом.
 
А с 30 января по 5 февраля Екатерина Шульман уже в паре с историком Михаилом Майзулисом будет развлекать гостей старинного замка в Бургундии, куда их пригласили супруги Кузнецовы, давно живущие во Франции и организовавшие там оригинальный бизнес, рассчитанный на людей с достатком, которым приелся пляжный отдых и хочется чего-нибудь особенного.
 
Из анонса с сайта Кузнецовых:
 
«Château Le Sallay построен в 1506 году и имеет очень интересную историю, а сейчас сертифицирован как четырехзвездочный отель. Уже более пяти лет им владеют психолог Екатерина Кадиева и писатель Сергей Кузнецов, которые с командой замка делают все, чтобы гостям было уютно. С декабря 2018 года в шато проходят образовательные программы для взрослых: участники приезжают отдохнуть, насладиться тишиной, местной кухней, вином и послушать лекции ведущих экспертов разных областей.

В конце января–начале февраля впервые нашими гостями станут Екатерина Шульман и Михаил Майзулис с программой «Средневековье: фэнтези и реальность». Лекциями блестящих экспертов будет занята вся первая половина дня, затем всех ожидает обед в ресторане отеля (но по желанию можно выехать отобедать в город), после — увлекательные кулинарные мастер-классы по приготовлению праздничного стола из традиционно бургундских продуктов. Ну а по вечерам — прогулки, неспешные разговоры в гостинной, настольные и словесные игры, устрицы и бургундские вина, приятная компания и душевный покой».
 
Да уж, красиво жить не запретишь! Но статья эта посвящена теме эмиграции 2022 года. Екатерина Шульман уехала из России в апреле, о чем объявила в программе «Статус», которую ведет на «Эхе» с Максимом Курниковым. Уехала она как стипендиат Академии Роберта Боша в Берлине. Стипендия Рихарда фон Вайцзеккера, которую каким-то образом получила Шульман, предлагает год проживания в Берлине, а также «интеллектуальное и физическое пространство для проведения индивидуальных исследований и просветительской деятельности по темам, ориентированным на будущее, в международном контексте… Академия Роберта Боша организует обширную программу дискуссий и мероприятий, адаптированных к интересам стипендиатов. Сотрудничая со стипендиатами, немецкие эксперты и лица, принимающие решения, получают новые взгляды на основные социальные и политические проблемы; в свою очередь, стипендиаты расширяют свои связи и обогащают свой опыт, изучая политические дебаты в Германии и Европе и процессы принятия решений».
 
Сомневаюсь, что гастрольная деятельность госпожи Шульман по странам Евросоюза и тем более работа «блестящим экспертом по фэнтези» в Château Le Sallay удачно сочетается с научной и просветительской деятельностью стипендиата Академии Роберта Боша. Интуиция мне подсказывает, что другие получатели этой стипендии проводят отведенное им время иначе.
 
Надо сказать, что Екатерина Шульман на поверку оказалась весьма предприимчивой и меркантильной дамой, что совершенно не сочетается с тем имиджем народоволки-бессребреницы, который она тщательно выстраивала годами.
 
Еще один проект Шульман – платная, разумеется, онлайн-школа «Возрождение».


Главная страница сайта онлайн-школы Возрождение

Мне кажется, только самый ленивый не отметился с критикой этого проекта. В нем ошеломляет буквально все: от преподавательского состава до  визуального оформления сайта. Да и название тоже изумляет: что этот проект собирается возрождать?

 

Правозащитник из Коми Эрнест Мезак
 
История Шульман и даже история «Дождя»** хотя и яркие, но совсем не показательные. Рядовые эмигранты уезжают и начинают жизнь с нуля значительно сложнее. Охватить в одной статье, даже длинной, все проблемы эмигрантов 2022 года невозможно. Поэтому я расскажу несколько конкретных историй, которые мне кажутся наиболее типичными.
 

Эрнест Мезак, фото из Сети

Эрнест Мезак — юрист и правозащитник из Сыктывкара, работал в фонде «Общественный вердикт». У него была  большая практика в Европейском суде по правам человека, где он вел более 200 дел. В марте 2021 года его задержали в аэропорту, после чего арестовали на 12 суток за неповиновение полиции во время акции протеста 31 января в Сыктывкаре. Затем против Мезака возбудили уголовное дело по ч. 2 ст. 297 УК РФ (Неуважение к суду) из-за постов в соцсетях, где он назвал сыктывкарский суд «городским шапито», а судей — «типасудьями».
 
25 мая 2022 года Эрнест написал в Instagram*** свой прощальный пост:
 
« …С 17 лет я боролся за демократические ценности в стране, гражданином которой стал по итогам распада СССР. 4 марта 2022 года я понял, что проиграл. Совершать суицид или садиться в тюрьму было безответственно. Поэтому я решил бежать в Европейский Союз, на территории которого родился 23 августа 1976 года
Днем 7 марта 2022 года, нарушая условия подписки о невыезде по моему необоснованному уголовному делу, я последний раз увидел русскую землю при жизни Путина. Где-то между Самарой и Саратовым в просвет облаков с самолета, который увозил меня из Минска в Ташкент…
Буду рад повидаться с каждым, кто доедет до моего нового места жительства – Атлантической Луары. На фото – Королевская площадь Нанта, какой я увидел её в день своего переезда во Францию два месяца назад.
PS. Паспорт хорошего европейского русского мне не нужен, так как я не считаю себя русским и никогда не обозначал себя русским».
 
В Нанте Эрнест Мезак попросил политического убежища. Перед самым Рождеством он его получил. Французская газета Ouest France опубликовала статью с историей о том, как российский оппозиционер получил статус беженца во Франции.
 
Как рассказал Мезак корреспонденту Ouest France, из-за угрозы прослушки он не сообщил о том, что собирается бежать из России даже жене, ей он сказал, что едет по делам в Санкт-Петербург, а на самом деле отправился в Минск. Оттуда он вылетел в Ташкент,  затем добрался до Стамбула, и 24 марта прибыл в Нант. Живет он пока в общежитии для просителей убежища неподалеку от города Анже, где ему дали комнату. В его ближайших планах выучить французский, найти работу и жилье и перевезти во Францию свою семью, которая осталась в Сыктывкаре.

 

Московские врачи Вера и Андрей Волна
 

Фото со страницы Андрея Волны, август 2022 года

Как правило, по политическим мотивам эмигрируют политики, общественные деятели, правозащитники, журналисты, то есть люди, получившие на родине фактический запрет на профессию. Врачи эмигрируют из-за своих политических взглядов очень редко, во-первых, сама эта профессия подразумевает аполитичность, во-вторых, найти работу по своей специальности врачу-эмигранту очень сложно. Но и тут бывают исключения.
 
Вера и Андрей Волна оба врачи, с большим стажем и опытом работы. У них три дочери. В России у них была благополучная устроенная жизнь, достаток, профессиональная востребованность, но, тем не  менее, они все бросили и отправились в эмиграцию. Сейчас они живут в Таллинне и ждут решения своей дальнейшей судьбы.
 
Вера Волна рассказала мне о том, как и почему они решились начать свою жизнь практически с нуля:  
 
- Мы никогда не скрывали своей политической позиции, говорили об этом в соцсетях, в своих коллективах, участвовали в оппозиционных митингах. В конце весны 2022 года до нас дошли угрозы от силовых структур. После этого мы приняли решение уехать из РФ.

В Эстонии мы бывали и раньше. Это замечательная, красивая, спокойная и разумная страна. Тут у нас есть знакомые. Что также важно, руководство Эстонии имеет определенную антипутинскую позицию, в отличие от других стран, где в один день позиция может поменяться и российских оппозиционеров вышлют обратно.
 
Мы приехали на машине по гуманитарной визе «С» и подали  ходатайства о международной защите. Рассмотрение ходатайств идет около шести месяцев. По нашему случаю решения пока нет.
 
Существуем мы здесь на накопленные в РФ средства. Что-то удалось продать до отъезда. Мы арендуем квартиру в Таллинне. Конечно, с врачебной зарплатой много не накопить. Разрешений на работу в Эстонии у нас пока нет. Если мы получим статус международной защиты, будет возможность работать. Но по специальности это совсем не просто: сначала нужно подтверждать диплом на эстонском языке, затем подтверждать специализацию или проходить ее повторно. Если статус мы не получим, будем искать другие варианты.
 
Дети пока на домашнем обучении. В школу без статуса не принимают. Старшие частично обучаются в онлайн-школе. С младшей сама занимаюсь. Все вместе самостоятельно учим эстонский – очень интересный язык.
 
Никаких сожалений о том, что уехали, у нас нет. Самое тяжелое – оказаться вдали от близких и друзей без возможности встретиться. Возвращаться не планируем. К сожалению, в РФ политическая ситуация ухудшается с каждым днем, и я думаю, что это еще на десятилетия.

 

Антивоенный блогер из Москвы Наталья Киселева
 

Наталья Киселева ("Холод"*)

Журналист и блогер, ведущая Telegram-канала Natasha Daily Against War Наталья Киселева в конце 2022 года получила политическое убежище в Германии. Но перед этим ей пришлось столкнуться с бытовым рабством и абьюзом. Ее историю поведало интернет-издание «Холод»*.
 
Рассказывает Наталья Киселева:
 
«Накануне принятия закона о фейках я поняла, что надо уезжать. Подруга дала ключ от ее квартиры в Баку, я собралась за один вечер, закрыла все соцсети, поменяла антивоенные аватары на какие-то розочки и на следующий день улетела из России. Перед блокировкой Visa и Mastercard я успела снять последние две тысячи долларов. Других денег у меня не оставалось. В Москве у меня было свое креативное агентство, но с отъездом его пришлось закрыть: с нами работали в основном зарубежные клиенты, которые потеряли интерес к российскому рынку после 24 февраля. У меня начались панические атаки — три дня подряд меня рвало от стресса. Я была психологически и финансово уязвимой, и в это время подруга познакомила меня со своим давним другом из Германии, который предложил мне пожить у него в деревне в Саксонии. По переписке он был очень вежлив: сказал, что хочет выделить мне отдельную квартиру в своем особняке, возьмет на себя расходы на питание и поможет с документами. И что для него честь — принять активистку из России. Тем самым он якобы поможет российскому антивоенному движению. Подозрений или опасений у меня не возникло». 
 
Милый друг из Германии – владелец трехэтажного особняка в стиле арт-деко – за две недели пребывания у него Натальи превратил ее из гостьи в прислугу, в обязанности которой входила готовка и вся работа по дому и саду, включая обслуживание арендовавшей у него квартиру семьи беженцев из Украины. Уже сталкивавшаяся в детстве с домашним насилием Наталья достаточно быстро поняла, что происходит, и сумела вырваться из этого рабства. Дождавшись, когда ее «благодетель» уйдет из дома, она забрала из его кабинета свои документы и убежала. Один из клиентов ее закрывшегося креативного агентства помог ей снять на два месяца квартиру в Дрездене, там она подала документы на статус беженца и социальные выплаты. Сейчас Наталья посещает психотерапевта, принимает антидепрессанты и говорит, что жизнь потихоньку налаживается и ей «удастся построить в Германии не менее успешную жизнь, чем в Москве».
 
Конечно, история, приключившаяся с Натальей, могла произойти и, вероятно, нередко происходит в любой стране. Психолог, сооснователь фонда по борьбе с торговлей людьми и эксплуатацией «Безопасный дом» Вероника Антимоник говорит, что эмигранты находятся в группе риска, их часто заманивают под видом помощи в ситуацию, где они оказываются в домашнем рабстве, запертыми в уединенных домах, без материальных и психологических ресурсов. Извне сложно понять, что происходит, а самим пострадавшим непросто квалифицировать это как преступление и обратиться за помощью.

 

Между мобилизацией и депортацией
 
Но и на фоне неприятных перипетий Натальи Киселевой есть люди, чья судьба выглядит трагичнее. Немецкое издание DW**** рассказало https://p.dw.com/p/4LKOk истории пятерых мужчин призывного возраста, которые добирались из России в Германию кто через Финляндию, кто через Грузию, кто через Азербайджан, и сразу по прибытии запросили политического убежища. Их разместили в лагерях беженцев, продержали там около трех месяцев, а затем начали депортировать из Германии, даже не рассмотрев их дела в Федеральном ведомстве по делам миграции и беженцев (BAMF). Да, они не были политическими активистами, против них не возбуждали уголовных дел по политическим мотивам, им не присваивали статусы иностранных агентов, они просто не хотели стать убийцами или погибнуть сами за безумные идеи обитателя бункера. И они поверили обещаниям политиков ФРГ, что эта страна готова предоставить убежище россиянам, уклоняющимся от мобилизации в армию, ведущую СВО в Украине. Они оставили в России дом, близких людей, работу, готовые начать все с нуля. Депортация на родину грозит им немедленным арестом и пыточными условиями в заключении. Корреспондент DW попросил МВД Германии прокомментировать ситуацию, в которой оказались россияне, уклонившиеся от мобилизации и попросившие убежище в ФРГ. В ответ он услышал: тот факт, что «люди могут просить убежища в Германии», еще не означает, что оно им будет предоставлено.

 

Счастливый случай муниципального депутата Волнова
 
Бывшему муниципальному депутату Юрию Волнову из Москвы повезло больше многих (не считая Шульман). Он с женой и двумя детьми получил гуманитарную визу в Германии как человек, находящийся под угрозой преследования по политическим мотивам. О своей эмиграции из России Юрий подробно рассказывает в своем блоге***.
 
«В какой-то момент, - пишет Юрий, - я осознал, что мой арест - вопрос исключительно времени... Иметь в России позицию, не совпадающую с генеральной линией, стало физически опасно… Последней каплей стали "разговоры о важном". Когда я узнал, что с 1 сентября в школах реинкарнируется практика "политинформаций", хорошо знакомых тем, что учился в советское время, я понял, что они взялись за детей. Мы, взрослые люди, еще как-то в состоянии противостоять пропаганде, но дети ведь верят своим учителям, и детский разум гораздо податливее, восприимчивее… Рисковать душевным здоровьем и будущим своих детей я не имел никакого права, поэтому вопрос "ехать или не ехать" для меня существовать перестал. Вопрос теперь стоял по-другому: "куда, когда и как".
 
А потом произошла история, которая перевернула все мои планы, и опять этому предшествовала череда счастливых случайностей. …практически случайно я прочитал твит Ксении Торстрем, от том что объявлен сбор подписей муниципальных депутатов за отставку В.В. Путина. По закону, до первого заседания новоизбранного Совета я оставался полномочным муниципальным депутатом, поэтому воспринял эту петицию, как возможность, уходя, громко хлопнуть дверью. И, конечно же, написал авторам петиции, что прошу добавить меня к подписантам. Через некоторое время со мной связался коллега-мундеп из Петербурга, верифицировал меня, и мое имя появилось под 61-м номером под этой петицией...
 
Через некоторое время Андрей снова написал мне и сообщил невероятную новость: МИД Германии готов выдать гуманитарные визы подписантам, находящимся в России или за ее пределами, но не в ЕС. Чем был вызван этот движ в германском МИДе, мне доподлинно неизвестно, да это и не важно особо… Отправил документы по указанному адресу, присовокупив несколько протоколов за митинги и десяток фотографий с митингов и пикетов. По словам куратора, который вёл наш список по немецким инстанциям, немецкая бюрократия работает небыстро, поэтому ждать одобрения надо было 2-3 месяца в лучшем случае. Однако... 13 октября мне на почту падает письмо от посольства Германии в Москве, где мне сообщают, что мне одобрена виза и меня ждут в Германии. Осталось уладить лишь некоторые технические формальности, типа получения бумажной визы в паспорт и выяснения конкретного места в Германии, в которое мне нужно прибыть. Дальнейшее было, в общем, делом техники. Несколько писем в германские инстанции, два визита в визовый центр, и вот у нас на руках немецкие национальные визы "D" на 90 дней, направление в центр "Немецкого Красного Креста" в Саксонии, а также паника от перспектив и задач, которые внезапно необходимо решить в короткие сроки...».
 
Добирались Волновы на машине до Латвии, а затем паромом до Германии. Сейчас Юрий Волнов с женой и детьми живут в общежитии Красного Креста. В их ближайших планах, пишет Юрий, «получить все необходимые бумажки (с этим очень помогает с первого дня принимающая сторона), переселиться в нормальную квартиру… После обретения собственного жилья будем решать вопрос с языковыми курсами для всей семьи и со школой для детей, а потом и с работой для нас».

 

Фото со страиницы Юрия Волнова, январь 2023 г.

Но не стоит думать, что в жизни Юрия и его семьи все безоблачно. Он, уже находясь в Германии, куда попал по счастливой случайности легко и почти без хлопот, продолжает обдумывать неизбежный вопрос эмигранта: правильно ли он сделал, что уехал?
 
«Да, мы бросили в России работу, которая приносила хорошие деньги, да, пришлось оставить новую квартиру, которую только обставили и приспособили к жизни, и много чего еще... Но я отчетливо понимаю, что, во-первых, жить в России сейчас - это как сидеть на бочке с порохом - никогда не знаешь, рванет она под тобой сегодня или нет, а во-вторых, какое-то длительное время жить в той токсичной атмосфере, которая заполнила собой всё российское пространство у нас бы всё равно не получилось.
 
Когда я начну снова зарабатывать (напомню, мы с супругой оба на данный момент − безработные, удаленно работать по нашим специальностям сейчас не получается), я конечно же буду помогать украинцам деньгами и делами. А сейчас я по крайней мере перестал работать на страну-агрессора и своими налогами спонсировать убийц. И это освободило меня от необходимости ежедневно получать доказательства моего соучастия в преступлении. Я больше не с вами, убийцы и насильники. Моего вклада в вашу войну против украинцев больше нет. А за то, что вы успели на мои деньги сделать, я потом отвечу перед украинцами сам. И я каждый день убеждаюсь, что это было правильное решение», - уговаривает сам себя Юрий Волнов.
 
Этот аргумент: что все, живущие в России, своими налогами спонсируют агрессивный режим, - звучит из уст эмигрировавших из России чаще всего. На самом деле это абсолютно ложный аргумент, и его использование указывает на то, что говорящие так совсем не уверены в том, что поступили правильно.
 
Страна, люди, живущие в ней, не исчерпываются никаким режимом, никакой властью. Бюджет страны, состоящий из налогов ее граждан, идет, в том числе, на здравоохранение, образование, науку, социальные и пенсионные выплаты, на строительство и ремонт инфраструктуры – на все, чем живет страна, а живет она не только и не столько для прихоти властной элиты. Кроме того, созданная за двадцать два года этой властной элитой коррупционная пирамида питается не только тем, что написано в строках бюджета, она высасывает средства из всего, начиная с ЖКХ и кончая космосом, и аккумулировала в своем общаке такие баснословные деньги, что спокойно может совершать свои ужасные дела и без тех строк бюджета, которые запланированы на оборону и силовые ведомства. Считать всех граждан России соучастниками преступного режима – нелепо, неправильно и нечестно. И те, кто уехав из России (в самой эмиграции нет ничего зазорного, свобода передвижения и выбор места жительства - это неотъемлемое право каждого человека), клеймят позором всех, в ней оставшихся, пока жили в России, так не говорили и не думали.

 

Блеск и нищета Божены Рынски
 

Божена Рынска. Фото с сайта kino-teatr.ru


Картина этой эмиграции будет неполной без Божены Рынски (Малашенко), способной любую трагедию превратить в фарс. Эта вечная охотница за лучшей долей успела за год испробовать множество способов покинуть Россию, но до сих пор так и не покинула.
 
Она выехала в Израиль, предварительно бросив клич своим подписчикам, что ей нужна бесплатная квартира: «Друзья, вот какой вопрос. Нам с Женей [дочка Божены, рожденная суррогатной матерью от замороженной спермы покончившего с собой мужа Божены Игоря Малашенко] придется уезжать. В Израиль, так как у Жени нет израильского паспорта и Шенгена. Накоплений у меня нет, у меня был стабильный доход, в котором я была уверена, и который накрылся вот сейчас. Поэтому снять квартиру в Израиле мне просто не на что. На еду бы дай бог хватило. В связи с этим вопрос. Нет ли у кого-то пустующей квартиры в Израиле? Хотя бы на три месяца, пока я решу вопрос с Жениным паспортом и визами. У нас есть дружеская квартира в Англии, просто нужно дожить до нее».
 
Среди израильтян эта просьба Божены вызвала шквал возмущения, но, тем не менее, и там у нее нашлись поклонники, предоставившие ей бесплатное жилье. Правда, примерно в это же время Божена сделала себе пластическую операцию по омоложению кистей рук за 130 тыс. руб., о чем тоже доложилась в своих соцсетях.
 
Видимо, с «дружеской квартирой в Англии» что-то пошло не так, поэтому из Израиля Божена с дочкой вернулись в Москву. По пути неуемная вдова устроила скандал в аэропорту Бен-Гуриона, где попыталась пройти без очереди, но ее не пропустила сотрудница аэропорта. «Плебеи из низов общества не только не стесняются своей ничтожности, но еще и считают все цивилизованные нормы поведения барством и выпендрежем. И расцветают пышным цветом при полной безнаказанности и даже одобрении государства», — написала об этом Божена и привела в пример Литву и Латвию, где все исключительно вежливы. Правда, в Латвии, где Божена провела начало 2022 года и где она ремонтирует дом, несмотря на все внешние катаклизмы, тоже вежливы не все. Там у нее приключился скандал с таксистом, и дело чуть не дошло до суда.
 
Затем Божена решила отказаться от российского гражданства, потому что «не хочет быть соучастницей», но главное, потому что «с токсичным гражданством я поражена в правах в Европе», – сообщила Рынска в соцсетях. Но и тут страдалицу замучили бюрократическими преградами. Как выяснилось, для отказа от паспорта РФ необходимо было предоставить справку об уплате налогов. «С 5 сентября я жду эту поганую бумагу», – возмущалась Рынска, дважды  пытавшаяся ускорить этот процесс, «потратив время и деньги на дорогу», но только довела сотрудницу МФЦ до слез, так и не решив проблему и пообещав, что в третий ее визит в МФЦ «они будут рыдать всем отделением».
 
Отказалась ли «светская львица», как именуют ее в бульварной прессе, от российского гражданства, или нет, осталось неизвестным. По крайней мере, 19 декабря в московском кинотеатре «Художественный» на премьере комедии «Клипмейкеры» она позировала на красной дорожке вместе с другими випами.
 
Я бы не стала столько внимания уделять Божене Рынской (так ее фамилия звучит на самом деле), если бы ей не уделяли массу времени и внимания в СМИ, всерьез цитируя ее высказывания о политике, приглашая на ток-шоу и беря интервью. Так что из песни слов не выкинешь, Божена – тоже часть российских медиа, да еще и одна из самых громких. Вообще эмиграция многое расставила по своим местам, заставив людей обнажить свою истинную сущность, которую им раньше удавалось успешно прятать.

 

Анатолий Чайльд-Гарольд
 

Анатолий Чубайс. Фото из Сети

Своеобразным артефактом этой волны эмиграции стал один из столпов режима, от которого из России бегут эмигранты, . Он уехал один из первых, тихо, вдвоем с женой – сценаристкой и режиссером Дуней Смирновой. Никаких комментариев и тем более откровений от эмигранта Чубайса не последовало. Зато время от времени в сети появляются его фотографии - стоящего или сидящего Чайльд-Гарольдом на тщательно отобранном аскетичном фоне. Как и положено разочаровавшемуся во всем романтику, Чубайс на этих фотографиях в полном одиночестве, жена остается за кадром, который, видимо, сама срежиссировала и сняла. Но каждый раз, глядя на тоскливо глядящего в никуда Чубайса, хочется по-станиславски воскликнуть «Не верю!» - очень уж фальшиво он выглядит, видимо, режиссерский талант жены растворился вместе с высокими должностями и большими доходами мужа. Хотя, можно не сомневаться, эта пара в эмиграции не бедствует, на черный день они себе отложили достаточно.
 
 


* Издания «Медиазона» и «Холод» заблокированы на территории России.
 
** Телеканал «Дождь» внесен в реестр СМИ - «иностранных агентов».
 
*** Компания Meta Platforms, которой принадлежат социальные сети Facebook и Instagram, признана в России экстремистской организацией и запрещена.
 
**** Издание Deutsche Welle (DW) внесено в реестр СМИ - «иностранных агентов».

 

РИММА ПОЛЯК


14.01.2023






На эту тему


На главную

!NOTA BENE!

0.020351886749268