Вестник гражданского общества

Дело иерея Глеба Грозовского

Едут катком и по священнику, и по его окружению

Глеб Грозовский. Фото с личной страницы ВКонтакте
 

          Дело обвиняемого в педофилии иерея Глеба Грозовского за три с половиной года обросло такими интересными подробностями, что описать в одной статье все происходившее и происходящее просто нереально. И это уже не говоря о том, что в статье не удастся разместить сканы документов и аудиофайлы, которые защитники священника выложили в Сеть. Из тех материалов, которые представлены на странице отца Глеба ВКонтакте, а также на страницах его сестры Любови Грозовской и их матери Зинаиды Грозовской ВКонтакте, можно вполне сделать вывод, что священник невиновен.
 
Обвинение
 
          Уголовное дело против отца Глеба по статье 132 Уголовного кодекса РФ («Насильственные действия сексуального характера») возбудили осенью 2013 года. Но священнику не успели предъявить обвинение, так как он уехал в командировку в Израиль. Зная о порядках, царящих в системе российского правосудия, иерей Глеб Грозовский решил не возвращаться из командировки на родину. Тогда его объявили в международный розыск. Осенью 2016 года священника экстрадировали на родину и поместили в петербургское СИЗО «Кресты». Перед экстрадицией он провел некоторое время в четырех израильских СИЗО.
          Священника обвиняют по двум эпизодам. Во-первых, его обвиняют том, что в 2013 году в православном лагере на острове Кос он как-то раз поздно вечером зашел в комнату к двум девочкам – 9-ти и 12-ти лет, лег вместе с ними обеими на кровать и совершил насильственные действия сексуального характера.
          ВКонтакте есть копия заключения врача, осматривавшего одну из девочек. Он делает вывод, что обвиняемый не мог совершить с ней на острове Кос того, что ему приписали. К тому же на той узкой кровати, которая стояла в комнате, не могли поместиться три человека. Вдобавок ко всему одна из этих двух девочек отличалась каким-то совершенно буйным нравом. Так, например, не успев еще толком обосноваться в лагере, она так расцарапала одну девочку, что шрам от этого у пострадавшей останется на коже на всю жизнь. Поэтому никто не может понять: как человеку могло прийти в голову напасть на столь дикое создание и почему столь дикое создание не расцарапало своего обидчика и не обратило его в бегство?
          Есть еще другие странности. Показания девочек повторяются почти слово в слово. А подписи одной из них в протоколах допроса отличаются от ее же подписей в школьных журналах. По заключению криминалиста, в протоколах допроса за девочку расписался взрослый человек. Общественный защитник отца Глеба Андрей Мурашко встречался с детьми, отдыхавшими на острове Кос и их родителями, и они сказали, что в позднее время суток никто из посторонних не мог проникнуть в комнату. Мальчики, в обязанность которых входило контролировать входы и выходы, не видели, чтобы священник входил к кому бы то ни было.
          И второй эпизод, который вменяют отцу Глебу – это совращение девочки в православном лагере на острове Коневец в 2011 году. Тут вообще странная ситуация. Девочка, отдыхавшая на острове Коневец, заявила, что до нее домогался иерей Глеб Грозовский. А священника в тот период времени вообще не было в лагере – он отдыхал с семьей в Турции, о чем есть соответствующие отметки в его загранпаспорте. Когда следователь получил доказательства того, что отца Глеба не было в указанные в деле сроки на острове Коневец, он изменил даты – написал, что священник творил свои черные дела в том же православном лагере, но в другое время.
 
«Отрабатываются большие деньги»
 
          Под каток российской правоохранительной системы попали и родственники священника Глеба Грозовского.
          В ноябре 2013 года провели обыск в квартире матери отца Глеба и изъяли компьютер, в котором хранилась копия паспорта его сестры Ники. В том же месяце кто-то, используя паспортные данные Ники, прописал в эту квартиру от ее имени 15 мигрантов. После этого к женщине начал ходить полицейский и склонять ее к деятельному раскаянию. Нике светила статья 322 УК РФ («Организация незаконной миграции»), но все обошлось.
          Брат отца Глеба Николай Грозовский одно время был преподавателем воскресной школы при православном храме. 15 февраля 2016 года следователь по делу священника Глеба Грозовского Александр Гаврилов отправил настоятелю этого храма письмо, в котором написал, что в связи с расследованием уголовного дела ему надо знать, были ли среди учеников Николая Грозовского несовершеннолетние, и что входило в его должностные обязанности. Но следователь не указал, что это за уголовное дело. Из его запроса вполне можно было сделать вывод, что по делу каким-то образом проходит Николай Грозовский.
          В октябре 2016 года умерла мать Глеба Грозовского матушка Зинаида. «Мы сделали все, что было в человеческих силах, чтобы организовать встречу брата с мамой, но не успели. Видимо, следующая их встреча состоится уже на небесах», - написала на своей странице ВКонтакте сестра священника Любовь Грозовская.
          Под каток попали и друзья отца Глеба, и некоторые из них не выдержали и стали предателями. Когда священник находился в Израиле, он был очень дружен с семьей Рудых. Внезапно все переменилось. Супруги Рудых подали на него заявление в местную полицию, в котором говорилось, что иерей Глеб Грозовский домогался до их дочери. Однако правоохранительные органы подтверждений этому факту не нашли. ВКонтакте есть копия рапорта российского оперуполномоченного его начальству, в котором говорится, что полиция Израиля ведет следствие по делу об оговоре священника Глеба Грозовского семьей Рудых, а семья Рудых скрывается от полиции Израиля.
          В то же самое время одна женщина, живущая в Израиле, и общавшаяся там с отцом Глебом, рассказала Андрею Мурашко, что какая-то гражданка позвонила ей и предложила написать заявление на отца Глеба в местную полицию о том, что тот якобы домогался до ее ребенка. За это заявление незнакомка обещала дать 50 тысяч долларов. Мурашко тайно от собеседницы сделал запись этого рассказа и выложил его в Сеть. «И она мне сказала: «Знаете, я хотела вам доброе дело сделать. Для вашей семьи». Я говорю: «Что?». «Она мне говорит: «Вы не могли бы написать заявление против отца Глеба, что он домогался вашего сына?», – сказала женщина.
          Странная история произошла и с жительницей Ленинградской области Еленой Федотовой, с которой был дружен священник Глеб Грозовский. Он настолько доверял Федотовой, что синхронизировал свой айфон с ее айфоном. Вначале женщина защищала священника и вела переписку с его представителем в Израиле Юрием Коганом, спрашивая, чем она может помочь опальному иерею. Но потом вдруг все резко переменилось. Федотова дала такое чудовищное интервью о священнике информационному агентству «Телеграф», что отец Глеб подал на нее иск о защите чести и достоинства. Суд встал на сторону Федотовой.
          Никто доподлинно не знает, кто «заказал» священника. Но известно, что он был очень активным человеком и брался за множество разных дел. Также известно, что когда отец Глеб пытался открыть в Петербурге реабилитационный центр для наркоманов, ему стали угрожать – сказали, что если он не успокоится, его посадят. Говорят, что в этой сфере крутятся очень большие деньги и потому священника могли убрать как потенциального конкурента. На некоторых сайтах написано, что реабилитационные центры для наркоманов получают большие гранты от государства. Один высокопоставленный чин из МВД сказал протоиерею Константину Пархоменко о деле отца Глеба: «Большие деньги были заплачены, и отрабатываются большие деньги».
 
Методы следствия
 
           Отдельный интересный момент в деле отца Глеба – это поведение представителей следствия. В прошлом году следователь Гаврилов отстранил от дела адвоката священника Михаила Уткина и назначил своего «ручного» адвоката Олега Дробышева, от услуг которого обвиняемый отказался. Недавно дело у Гаврилова забрали, а Уткина восстановили. Отец Глеб воспрянул духом. Но ненадолго. Новый следователь Борис Смирнов начал с того, что при помощи нецензурного слова объяснил священнику, что ему наплевать на УПК. А продолжил тем, что тоже назначил отцу Глебу своего адвоката Сергея Иванова, а также пожаловался на Уткина в Минюст и в адвокатскую палату, прося лишить его статуса адвоката.
          На прошлой неделе священника под крики надзирателей первый раз вышвырнули из камеры – выражаясь языком протоколов, вывели с применением физической силы, - и отправили подписывать документы в отсутствии Уткина.
          Продолжается давление на людей, которые пытаются помочь отцу Глебу. Самая его активная защитница – его сестра Любовь Грозовская - написала 23 февраля на своей странице ВКонтакте: «Из некоторых источников мне стало известно, что и против меня тоже готовят уголовное дел» и «Если со мной что-то случится, то вы знаете, по каким причинам».
          Когда я начала связываться с теми своими знакомыми журналистами, которых, в отличие от меня и многих моих бывших коллег, еще не выдавили из официальных СМИ, чтобы найти издание, для кого можно сделать интервью с отцом Глебом, мне угрожали. Это было анонимно, но я знаю, какая организация за этим стоит – слишком характерный почерк. И только в одном СМИ мне сказали: «Делай интервью, но мы тебе ничего не обещаем». Когда же я его сделала, мне сообщили, что публиковать его не будут. Хотя в прежние времена, когда Путин еще не до конца уничтожил свободную прессу, эксклюзивное интервью из тюрьмы оторвали бы с руками в первом же попавшемся СМИ.
 
Продолжение: Интервью со священником Глебом Грозовским.

 

АЛЛА ТУЧКОВА


09.03.2017



Обсудить в блоге




На эту тему


На главную

!NOTA BENE!

13.10.2016
Баш на баш

0.017872095108032