Вестник гражданского общества

Вандализм в уголовном праве России: цели и исполнители

Записки адвоката


Председатель ВС РФ Вячеслав Лебедев. Фото: Kremlin.ru
 
         
          С  1979 года  я  работаю  в сфере  уголовного  права, со  студенческой  скамьи  занимался в  научных  кружках  ВКШ  КГБ  СССР,  МГУ,  ВЮЗИ,   однако  такого  варварского отношения к уголовному  праву, которое бытует в сегодняшней  России,  ранее   я  никогда  не  встречал.
          Веками  вырабатывалась  терминология науки уголовного  права и складывались в  строгую  систему основные  ее понятия.   В  частности,  в  зависимости  от  стадии  совершения  преступления,  возможностей  достижения  преступником  поставленной цели,  роли  каждого лица  при  подготовке  и  совершении  преступления¸  и,   соответственно, в  зависимости от  возникающей  при этом  общественной  опасности установлены  такие  понятия,  как: «приготовление  к  преступлению»,  «покушение  на  преступление»,  «оконченный  состав  преступления», «подстрекатель  к  преступлению»,  «пособник»,  «исполнитель преступления», «организатор преступления». Точная терминология дает возможность оценить  общественную  опасность  действия  каждого  лица  при  совершении  преступления,  либо  при  его подготовке  и  попытке  совершить.  Соответственно,  от  степени общественной  опасности  определяется мера вины и назначается  справедливое  наказание.
          Однако  из  практики  нынешнего  российского  правосудия  можно  сделать вывод,  что  все  эти научные понятия   просто варварски  уничтожаются,  что,  в свою очередь, ведет к  несправедливости наказания.
          Общеизвестно,  что  в  практике  российских  судов  четко  отслеживается  тенденция  ужесточения  наказания. Причем, ужесточения, не оправданного и не  обоснованного  даже  потребностями  все более суровой общественной  жизни,  не говоря  уже  об  обоснованности с точки зрения науки уголовного права.
          Я  коснусь  лишь нескольких  составов  преступлений  Уголовного  кодекса  Российской  Федерации,  а  именно:
          а)   взяток  (ст.ст.290,  291,  291.1  УК  РФ);
          б)  коммерческого  подкупа  (ст.204  УК  РФ);
          в)  незаконного оборота наркотических  средств  и  психотропных  веществ (прежде  всего ст.ст.228, 228.1,  234.1  УК  РФ);
          г)  терроризма  (ст.205  УК  РФ).
         Игнорирование уголовного права началось с практики российского  уголовного  судопроизводства, когда за деяния, в которых явно усматривались лишь признаки покушения на преступление, стали выносить обвинительные приговоры как за совершенные преступления, или как  за  совершение  преступления  стали судить тех,  кто  являлся  лишь  пособником.
Затем  этот   правовой вандализм  решили  узаконить  путём издания  Постановлений  Пленума  Верховного Суда  РФ.
          Вначале  было  внесено  изменение  в  Постановлении  Пленума от 9 июля 2013 года  №24 «О судебной  практике по  делам  о  взяточничестве и об иных  коррупционных  преступлениях»,  где  впервые  стало  указываться: 
          «…13. Получение или дача взятки, в том числе через посредника, а равно получение либо передача незаконного вознаграждения при коммерческом подкупе, если указанные действия осуществлялись в условиях оперативно-розыскного мероприятия, должны квалифицироваться как оконченное преступление вне зависимости от того, были ли ценности изъяты сразу после их принятия должностным лицом либо лицом, выполняющим управленческие функции в коммерческой или иной организации».
          Потом  это  положение  распространилось  на действия,  связанные  с  незаконным  оборотом  наркотических  средств  и  психотропных  веществ.  Так, Пленум  Верховного Суда  Российской  Федерации  в  Постановлении  от  30  июня  2015 года  №30  «О  внесении изменений  в  Постановление  Пленума Верховного Суда  Российской  Федерации  от  15  июня  2006 года № 14 "О судебной  практике  по делам о преступлениях,  связанных  с наркотическими  средствами,  психотропными,  сильнодействующими  и  ядовитыми   веществами"»  дал  следующее разъяснение:
          «…13.1. Учитывая, что диспозиция части 1 статьи 228.1 УК РФ не предусматривает в качестве обязательного признака объективной стороны данного преступления наступление последствий в виде незаконного распространения наркотических средств, психотропных веществ или их аналогов, растений, содержащих наркотические средства или психотропные вещества, либо их частей, содержащих наркотические средства или психотропные вещества, их незаконный сбыт следует считать оконченным преступлением с момента выполнения лицом всех необходимых действий по передаче приобретателю указанных средств, веществ, растений независимо от их фактического получения приобретателем, в том числе когда данные действия осуществляются в ходе проверочной закупки или иного оперативно-розыскного мероприятия, проводимого в соответствии с Федеральным законом от 12 августа 1995 года N144-ФЗ "Об оперативно-розыскной деятельности". Изъятие в таких случаях сотрудниками правоохранительных органов из незаконного оборота указанных средств, веществ, растений не влияет на квалификацию преступления как оконченного.
          13.2. Если лицо в целях осуществления умысла на незаконный сбыт наркотических средств, психотропных веществ или их аналогов, а также растений, содержащих наркотические средства или психотропные вещества, либо их частей, содержащих наркотические средства или психотропные вещества, незаконно приобретает, хранит, перевозит, изготавливает, перерабатывает эти средства, вещества, растения, тем самым совершает действия, направленные на их последующую реализацию и составляющие часть объективной стороны сбыта, однако по не зависящим от него обстоятельствам не передает указанные средства, вещества, растения приобретателю, то такое лицо несет уголовную ответственность за покушение на незаконный сбыт этих средств, веществ, растений…».

          И  вот  к  концу  2015 года  появилась информация, что депутаты  Госдумы РФ разрабатывают законопроект, согласно которому все помогающие террористам будут осуждены так же, как и те, кто пытались совершить теракт, то есть пособничество приравняют к совершению преступления.
          Фактически  на  пороге  к  подобным  разъяснениям  стоят  и статьи о половых  преступлениях,  и  статьи  о  соучастии,  особенно  о групповом  соучастии,  так  как  на  практике  уже  нередко вменяют   «организованную  группу»  и  «преступное  сообщество»  там, где вообще  нет признаков  этих  форм  соучастия.  Но так  нравится  правоприменителям.  А  теперь  они  будут  добиваться,  чтобы  это  правовое  варварство  тоже узаконил  Верховный  Суд  РФ.
          Можно ли согласиться  с  тем,  что  заслуживают одинакового наказания распространитель наркотических  веществ и пособник  в  их  приобретении; лицо,  давшее  взятку,  и  тот,  кто  только  попытался  это сделать, но не сделал; террорист,  совершивший  подрыв  дома,  и  тот, кто оказал ему какое-либо содействие? Разумеется,  всем  этим  лицам  должно назначаться  разное наказание,  ибо общественная опасность  каждого из  них и  достигнутый  результат  -  разные.  Для  этого  теоретики  науки  уголовного права   и разработали  перечисленные  выше  понятия стадий  совершения  преступления  (по близости  их  к  конечному  результату) и  участников   деяний,  таких  как «подстрекатель»,  «пособник»,  «исполнитель»  и «организатор»  преступления.
          Кроме  того,  известно,  что  если  готовящееся  под  присмотром  оперативных   сотрудников   преступление  будет доведено  до  конца,  то  эти  оперативники  подпадают  под  действие  уголовного закона,  как  не  принявшие  мер  по  своевременному пресечению   преступления. Получается  парадокс,  оперативные работники,  организовывающие  проверочное  (экспериментальное)  действие,  доводят  преступление  до  оконченного  состава,  то  есть  фактически  (если  исходить из разъяснений  Верховного Суда  РФ) под их  контролем  преступление  доведено до конца,  они  организовали  доведение  именно  до  конца то  преступление,  которое  только  готовилось,  судя  по  полученной  ими  информации.  Значит,  они  соучастники  этого  преступления  и должны  отвечать по закону.  Предположим,  пришла  информация,  что  некий  гражданин  К.  задумал  совершить  убийство  гражданина  Б.  В  результате  проведенного  ОРМ  «Оперативный  эксперимент»  преступление  было  пресечено,  однако  действия  гражданина  К.  предлагается (по  изложенному  выше  мнению  Верховного Суда  РФ)  квалифицировать  как  оконченный  состав  преступления.  Человек  (жертва)  жив,  а  покушавшегося   осудят  как  за  совершенное  убийство.  Уточню,  что  по  делам  об  убийстве  пока  нет  такого  Постановления  Пленума  Верховного Суда  РФ  и  пока  в этих случаях судят  как  за  покушение. Однако, во-первых,  почему  такая  избирательность  в квалификации  при  проведении  ОРМ  по отдельным  составам  преступлений?  Ведь это вносит  хаос  в  правоприменительную  практику,  обязывая по разным  составам преступления  в схожих  ситуациях  давать разную квалификацию (то  покушение,  то  оконченный состав); во-вторых,  такой  подход  приводит  к  несправедливости  судебных  решений,  ибо  и  объективно  завершенное  преступление,  и  проходимое  под  контролем  сотрудников  правоохранительных органов  покушение  будут   квалифицироваться  одинаково  как  оконченный  состав преступления  и влечь одинаковое наказание,  что недопустимо.
          Я  считаю,  что  разъяснения,  данные  Верховным  Судом  РФ в  названных  выше  Постановлениях  Пленумов, противоречат  и Уголовному  кодексу РФ, и теории уголовного  права.  На мой  взгляд,  это  настоящее варварство  в  уголовном  праве. Надеюсь,  что  все  же  законность  восторжествует  и  эти разъяснения  будут  устранены,  ибо  закон,  принятый  законодательным  органом,  не  вправе  игнорировать  даже  Верховный  Суд  РФ.  И  закон  должен  толковаться  и  применяться  буквально.  
          В  чём  же причина  появления таких  варварских, на  мой  взгляд,  разъяснений ВС РФ?
          Во-первых, причина  варварства - в банальной некомпетентности  многих  судей, не  понимающих  суть  уголовного  закона и плохо разбирающихся  в  понятиях  уголовного  права.  
          Во-вторых, на судейское сообщество давит власть, требуя  от него принятия мер  по  искоренению   взяточничества  и  коррупции,  а  также  ужесточении  мер  по борьбе  с  незаконным  оборотом наркотиков  и  фактами  терроризма. Однако практика показывает,  что  такие  изменения  в  трактовке норм  закона не  дают  положительного эффекта  в  борьбе  с  этими  преступлениями.  Главное  - неотвратимость наказания,  а не  его жестокость.  А  уравнивание  пособников  и  исполнителей  ведут   к   незаконным  осуждениям  огромного количества  лиц,   их  моральному  и  физическому уничтожению. В  настоящее  время  в  местах  лишения  свободы  находятся  тысячи  молодых  пацанов  и  девчонок,  которые,  по сути,  являлись  пособниками  в  приобретении  наркотических  средств  и  заслуживали наказания  в  пределах  2-3  лет  лишения  свободы,  а  их  осудили  как  сбытчиков  (распространителей)  и приговорили к  срокам  от  8  лет  и  более. Уверен,  что  большинство  из  них  уже не вернется  к  нормальному  образу  жизни, это  загубленный  для  общества  пласт молодежи.   И что  потом  будет  делать общество  с  этими испорченными  и неисправимыми, подготовленными  к  криминалу  нынешними  судьями  и  прокурорами тысячами лиц?
          В  настоящее время  в  исправительных  колониях  находится в  разы больше  «сбытчиков»,  чем   «изготовителей»  и  «приобретателей»  наркотиков  и  психотропных  веществ.   Это тоже результат  незаконного  уравнивания  в  квалификации действий   совершенно и очевидно  разных  категорий  лиц.
          Разъяснения  судей  Верховного Суда  РФ  изложенными  выше  Постановлениями  Пленума  Верховного  Суда  Российской  Федерации  ведут  к  вынесению  неправосудных  приговоров, нарушению  принципа  справедливости  и  законности.  К  сожалению,  с  момента  моей  первой  публикации  по  этой  проблеме  (в 2011 году) я  не  увидел ни одного отклика  специалистов  в  сфере  уголовного права  и  криминологии.  Неужели  произошла такая  деградация  в научной  среде?  Или  все  побаиваются  выступить против  варварских  разъяснений  Верховного Суда  РФ?  Я  надеюсь,  что  ученые-юристы  все же обратят внимание на эту проблему.
 

Публикации  по  теме:
«Взятка  мнимая  и реальная»
«Приготовление  к  особо  тяжкому  преступлению  чаще  всего не  является  особо  тяжким  преступлением»
Выступление  в  прениях  по делу  Иванова  Е.В.
 

МИХАИЛ ТРЕПАШКИН


20.01.2016



Обсудить в блоге




На эту тему


На главную

!NOTA BENE!

13.10.2016
Баш на баш

0.022785902023315