Вестник гражданского общества

Закон и беспорядок

          Закон – является ли он сам по себе гарантом порядка? Разумеется, нет: сам по себе любой закон не более чем набор слов, отпечатанный на бумаге или зашифрованный нулями и единицами в чреве электронного носителя информации. Чтобы закон начал работать, нужна система, и чем сложнее закон, чем более обширную область он затрагивает, тем сложнее должна быть обеспечивающая система. Так, закон из мира уголовного права немыслим без правоохранительных и судебных органов, материального обеспечения их работы, осуществления контрольно-надзорных функций, наличия системы пенитенциарных учреждений и многого, многого другого. Уберите хоть одно из звеньев, и закон перестанет работать. Замедлите работу одного звена – остальные звенья, а за ними и вся система также станет «пробуксовывать».
          Проведем аналогию и применим тот же «логический анализ» к суждению «прозрачность процесса – гарант его объективности». Так ли это? Спасет ли гласность от коррупции, поможет ли прозрачность от необоснованных решений? Увы, но лично мое мнение – нет. Позитивное воздействие прозрачности процесса, разумеется, присутствует, но, опять же, для этого нужна система. Которая есть не всегда и не везде.
          Продолжим про прозрачность и гласность. Интернет, начинавший в свое время как военный проект, преследующий цели оперативной передачи информации, со временем превратился в скопление энтузиастов, совершенно особенный мир – прекрасное было время! Но с ростом количества пользователей стало ясно, что эта свободная до некоторого времени сфера также нуждается в системе контроля. Ставка исключительно на самоорганизованность и саморегулирование, впрочем, как и всегда, не сработала – то, что отлично работает в маленьком древнегреческом полисе, нежизнеспособно в реалиях огромной империи. В интернет пришла коммерция, им стали пользоваться государства, его стали ограждать от расплодившихся в нем незаконных, а в некоторых случаях, от неугодных материалов.
          Использование интернета государством, в частности - проведение с использованием интернета государственных закупок - расценивалось как мощное антикоррупционное средство, способное, опираясь на источник власти – народ – и с добавлением гласности, положительно повлиять на антикоррупционный порядок в закупках. И это, в какой-то мере, действительно работает – когда общественности становится известно об очередном заказанном чиновником люксовом автомобиле с массажными креслами. Однако вся эта гласность совершенно не работает в более «тонких» моментах, связанных с профессиональной деятельностью.
          К примеру, критиковать рекламный бюджет уже несколько труднее, чем купленный лимузин. Даже самая идиотская трата неадекватно большой суммы теоретически может быть объяснена необходимостью продвижения товаров и услуг компании на рынке. Однако – вот незадача – когда эта трата производится коммерческой частной компанией, то все совершенно ясно – это личное дело ее руководства, однако раздутый рекламный бюджет государственного предприятия – уже более спорный вопрос. Как, например, нашумевший договор «Аэрофлота» с известной телеведущей Тиной Канделаки, заключенный в 2012 году на сумму в 64 миллиона рублей. «Аэрофлот», все таки, государственная компания, пусть и не на все 100%. Авиакомпания получает из бюджета средства, например, известные «пролетные», которые могли бы быть направлены и на другие цели, например – на отечественное самолетостроение, которое этому самому «Аэрофлоту» не особо и нужно при наличии «Боингов» и «Эйрбасов». Так что вопрос адекватности затрат государственных средств стоит достаточно остро. Но, в данном случае, стоит лишь небрежно бросить, «вы ничего не понимаете в рыночных механизмах и необходимости формирования рекламного бюджета компании такого уровня», и в полку недовольных заметно поубавится: действительно, это вам не декларации чиновников рассматривать, наверное, бывшие банкиры знают, что делают…
          Я уже не говорю про совсем узкоспециализированные темы, например, обработку грузов. Данная тема уж тем более никому не интересна, в отличие от рекламных «скандалов» с медийными персонами, хотя денег там может быть «поделено» и побольше. Но – скрыто, надежно скрыто от глаз «лишних» людей за производственной терминологией. Кому какая разница?
          Сделаем шаг в сторону, чтобы рассмотреть ситуацию с другого ракурса. Если вспомнить классику литературной антиутопии – Рэя Брэдбери и его «451 градуса по Фаренгейту» и Джорджа Оруэлла с его «1984» - то в первом случае людям просто не хотелось размышлять и что-то узнавать (вокруг и без этого слишком много интересного, да и подаваемую информацию очень строго фильтровали), а во втором узнавать правду им запрещалось под угрозой расправы. Забавно, что все в том же «Аэрофлоте», по сути, применяются оба способа – информацию о сделках с фирмой Канделаки получать запретили (запретили не кому-нибудь, а совету директоров – оцените комизм ситуации, о чем даже жаловался Алексей Навальный, что и позволило вывести историю «в свет»), а «недоговариваемая» информация о многих других принципиально важных закупках никому совершенно не интересна, хотя там веселого не меньше – подозрения в коррупции, оффшоры, кумовство и прочие прелести.
          В интернете в ответ на любое заявление, как правило, требуют «привести пруф», то есть дать ссылку на доказательства, подтверждающие сказанное, и в данном случае это просто – вся документация по закупкам хранится как на официальном сайте авиаперевозчика, так и на портале госзакупок. Ради интереса, зайдите на любой из них и посмотрите документацию по запросам, например, на обслуживание грузов. Открыв документы, вы увидите, что важнейшим для авиакомпании критерием является цена услуг – 45% за саму стоимость плюс косвенные 10% за проведение контроля грузов без взимания дополнительных платежей – итого 55%, более половины. А вот наличие инфраструктуры (наличие, не уровень и качество, это важно) для обработки отдельных категорий грузов тянет всего на 10%. Итого – проверенные подрядчики выдавлены с рынка, многомиллионные инвестиции в инфраструктуру не дают никаких плюсов на рынке, а на их место заступают небольшие оффшорные компании, способные за счет налоговых маневров и прочих сомнительных схем устроить демпинговую войну. Какого качества работы ждать от них – решите для себя сами.
          Если же в мою сторону посыплются обвинения в «необъективности» и «профессионалам виднее», то мне опять же есть на что сослаться. Совсем недавно, на днях, прошла новость о том, что в аэропорту «Шереметьево» самолет «Сухой Суперджет» потерял… часть двигателя. А именно – центральное тело соплового аппарата. Несмотря на отсутствие детали, самолет успешно добрался до пункта назначения где, собственно, и обнаружили «пропажу». Конечно, можно пенять на отечественное самолетостроение и, сделав «нужные» выводы, усилить закупки «Боингов» и «Эйрбасов», по всем телеканалам и интервью крича о повышении уровня безопасности, самом молодом самолетном парке и прочем, но… Давайте начистоту – новый, самый надежный автомобиль можно элементарно «запороть», не меняя ему масло и прочие расходники, гоняя при этом в тяжелых условиях. А ведь автомобиль по сравнению с самолетом – очень даже простой механизм и значительно более дешевый. Но все равно мы стараемся отправлять свою машину в хороший техцентр, а не в «мутные» гаражи к гастарбайтерам, не так ли?
          А чего же тогда ждать от самолета, если при его обслуживании самый главный критерий – финансовая обоснованность? Если стоимость услуг при заключении договоров с подрядчиками – самый важный критерий, а все остальное – факультативно? Ну, отвалилось какое-то непонятное «центральное тело», зато все «аэрофлотовские» подрядчики, без сомнения, экономически рентабельны и обоснованны, а многие наверняка вообще являются близкими друзьями, а не просто контрагентами. Происшествие с отвалившейся деталью случайно стал достоянием общественности. А сколько таких происшествий до нас не доходят?
          Как известно из истории, количество преступлений не менялось из-за ужесточения наказаний, но резко снижалось, когда увеличивалось количество раскрытых дел, и – что важнее – осужденных по ним преступников. Можно смело утверждать, что кто бы и сколько бы ни говорил о необходимости антикоррупционной работы, деоффшоризации, развитии отечественной инфраструктуры – все это так и останется словами, пока не будет построена работающая, отлаженная система. И никакая прозрачность тендеров до этих пор не будет сама по себе залогом объективности, так же как никакой закон не будет гарантом порядка.


ПЕТР КУЗНЕЦОВ


20.05.2015



Обсудить в блоге




На эту тему


На главную

!NOTA BENE!

13.10.2016
Баш на баш

0.033367872238159