Вестник гражданского общества

Теория синтезного социализма

Вадим Белоцерковский. Итоги моей работы, которые я обещал подвести на своем 80-летии 25 сентября 2008 года. Часть II

Компания «Фагор Электродоместикос» входит в состав
Промышленной Группы Корпорации «Мондрагон».

Фото с сайта www.mondragon.ru
 

                   (В полном объеме теория синтезного социализма и описание примеров ее реализации на Западе содержатся в книге «Продолжение истории: синтез социализма и капитализма» (Москва, 2001 г.). Книга размещена также на сайте www.belotserkovsky.ru. А в этой статье я привожу лишь краткий пересказ моих основных работ. - Здесь и далее прим. В.Б.)  

Теоретическая основа

          Экономическая структура синтезного социализма, представляющего собой результат синтеза определенных черт капитализма и социализма. (Не надо только путать: синтез – не механическая смесь, а новое качество, в данном случае – новый строй: не социализм, и не капитализм! Было бы хорошо и назвать его по-новому, но подходящего нового слова пока не найдено.)
          Социализм, возникший в России в 1917-20-х годах, я вижу как антитезисную формацию, отрицающую все черты предыдущего строя: конкуренцию, рыночную экономику, свободу хозяйственной деятельности, «буржуазную» демократию и т.д. Антитезисные формации появлялись в первые годы многих революций. К примеру, в Великую французскую революцию таковым был режим якобинцев. Будучи неэффективными и нежизнеспособными, формации эти либо трансформируются в синтезном направлении, либо гибнут. Ленинский НЭП объективно способствовал синтезной трансформации, но пал под ударом сталинской феодальной контрреволюции, замаскированной под социализм.
          Синтезный социализм отличает преобладание предприятий и коммерческих учреждений, находящихся в собственности их трудовых коллективов. Притом что формы совладения могут быть различными: долевыми (в том числе с применением внутренних акций или с лицевыми счетами), коллективными, кооперативными - в зависимости от специфики производства, размеров предприятия/учреждения, от воли его работников-совладельцев. Общее для них для всех – принцип: совладельцами предприятия (учреждения) могут быть только те, кто на предприятии (или в учреждении) работают. При уходе с предприятия/учреждения работник получает деньгами стоимость своего пая (целиком или в рассрочку) и теряет права собственника. Акции вовне не продаются, частное инвестирование со стороны не используется.
          В кратком пересказе я не могу объяснять смысл всех особенностей синтезного социализма. Важно лишь иметь в виду, что они не являются проекцией какой-то идеологии, а отвечают логике системы и потребностям работников-совладельцев.
          Наряду с предприятиями/учреждениями, находящимися в собственности работников, должны существовать и государственные предприятия/учреждения – в тех отраслях, где невозможна или затруднена конкуренция и необходима централизация в управлении.
          Могут оставаться и частные предприятия, если коллективы работников этих предприятий не захотят становиться их владельцами.
          Приобретение трудовыми коллективами в свою собственность государственного или частного предприятия/учреждения может осуществляться без выкупа, если стоимость создания предприятия уже окуплена за счет предыдущего труда работников. В противном случае невыкупленная часть стоимости предприятия должна коллективом выкупаться. Расчеты здесь непростые, но осуществимые. (Я описываю их в книге «Продолжение истории: синтез социализма и капитализма».)
          От капитализма в синтезном социализме остается и рыночная конкуренция на свободном рынке. Причем свободном и от монополий. Трудовым коллективам работников-совладельцев невыгодно создавать монополии и гигантские фирмы.
           На мой взгляд, при капитализме существуют два вида конкуренции: рыночная, за покупателя, и конкуренция в накоплении капитала, которую я определяю как агрессивную конкуренцию. Рыночная конкуренция существовала до капитализма и будет существовать (долго, но не вечно!) и после оного. Конкуренция же в накоплении капиталов - характерная и более того формообразующая черта капитализма, и она отомрет вместе с последним.
          Вторая формообразующая черта – господство наемного труда. Для синтезного социализма характерным будет работник-совладелец. Но вернусь к первой черте.
          Конкуренция в накоплении капитала приводит к устранению конкурентов, главным образом, за счет их разорения или поглощения. (Отсюда ее и можно назвать агрессивной.) И как следствие приводит к созданию все более крупных конгломератов - корпораций, монополий, а это значит, приводит и к подавлению конкуренции рыночной. И никакие антимонопольные комитеты тут не помогают. Они фактически лишь следят, чтобы процесс поедания фирмами друг друга проходил прилично, «цивилизованно», с ножом и вилкой, а не разрывая мясо руками и зубами. И нельзя не поедать конкурента, не увеличивать свой вес (капитал) и силу, чтобы и тебя в какой-то момент не съели. Агрессивная конкуренция в накоплении капиталов заменила феодальную конкуренцию в накоплении территорий, в завоевании других стран. Как и наемный труд заменил крепостной, сохранив его важнейшую черту - отъем «оброка» у работника, или, если угодно, «прибавочной стоимости».
          Важнейшим механизмом синтезного социализма является особый кооперативный механизм расширенного воспроизводства, т.е. механизм создания новых предприятий/учреждений, принадлежащих трудовым коллективам. Без такого механизма групповые предприятия не могут быстро и гибко развиваться и «размножаться». Этот механизм я считаю основой, сердцем синтезного социализма. И он сам по себе представляет собой синтез рыночного и планового подхода в своей деятельности. «Конструирование» такого механизма я считаю самым важным своим вкладом в теорию нового социализма.
          Механизм этот можно определить кооперативным инвестиционно-кредитным фондом (банком). В ассоциациях предприятий и коммерческих учреждений, принадлежащих работникам, фонд этот выполняет функцию накопления общего капитала ассоциации, предоставляет беспроцентные кредиты для модернизации таких предприятий и главное – финансирует создание новых предприятий или учреждений, которые затем по себестоимости и в рассрочку продает новым трудовым коллективам, формируемым с помощью того же фонда.
          Выплатив стоимость создания предприятий, их коллективы становятся полными собственниками этих предприятий и ежегодно отчисляют фонду-создателю определенный процент от своих прибылей. Взамен они получают право и возможность брать беспроцентные кредиты. Фонды эти обеспечивают функционирование и развитие коллективных предприятий без продажи (вовне) акций и привлечения частных инвестиций, блокируя таким образом возникновение агрессивной конкуренции в накоплении капиталов и создание монополий. По мере умножения числа предприятий ассоциации, ускоряется и накопление капитала кооперативным инвестиционно-кредитным фондом, так как увеличивается число его пайщиков.
          Неотделима от синтезного социализма и демократия, но охватывающая и управление предприятиями/учреждениями, находящихся в собственности работников. Базироваться демократия синтезного социализма по логике этого строя (и исходя из интересов граждан) должна на системе выборов по производственному принципу, о котором речь пойдет дальше.

Подтверждение практикой. Корпорация «Мондрагон»

          На Западе я узнал, что там во всех почти отраслях производства уже существует и успешно работает множество предприятий и коммерческих учреждений, принадлежащих трудовым коллективам с различными формами совладения. И главное, я узнал, что создан и «вычисленный» мною механизм расширенного воспроизводства принадлежащих работникам предприятий.
          Впервые такой механизм был создан в корпорации кооперативных предприятий «Мондрагон» в Испании. Он был назван там «Народной рабочей кассой» (Caja Laboral Popular), и действует эта «касса» с великолепной эффективностью. С ее помощью создатели корпорации, начав в 1956 году с маленькой мастерской по ремонту бытовых электроприборов, в которой работало 25 человек, к 2005 году создали более 160 фирм различного профиля! Общее число работников-совладельцев корпорации к 2008 году достигло 104 тысяч -- 24,1% роста за последний год. Суммарная стоимость всех активов корпорации возросла до 33 млрд. евро – рост в 19,2% за год, общий оборот – до 15 млрд. - 12,4% за год.
          В Испании предприятия «Мондрагона» являются сейчас лидерами в производстве бытовых электроприборов и станков и третьими по величине в Европе поставщиками запчастей для автомобилей, производят робототехнику и автоматические линии для автозаводов «Форд» и «Рено», горные экскаваторы, спутниковые антенны, дорогие автобусы, ветровые двигатели и многое другое. Обеспечивает технологическое развитие корпорации собственный научно-исследовательский центр. Имеет «Мондрагон» и сельскохозяйственные товарищества, и сеть кооперативных супермаркетов — более 300 магазинов. Федерация строит дома для своих работников и имеет большое число разнообразных технических училищ, четыре из них университетского уровня.
          За все годы существования разорились лишь три фирмы корпорации. Отличается мондрагоновская корпорация и самыми высокими в Испании доходами ее работников. Все отчисления от доходов работников на нужды предприятий (на амортизацию, модернизацию и т.д.) заносятся на лицевые счета работников, и они с этих сумм получают проценты, как если бы они эти деньги положили в банк. При уходе с предприятия работники получают денежные суммы, равные накоплениям на их лицевых счетах. Здесь реализуется базовый принцип нового социализма: вся продукция работника (ее денежный эквивалент) является его собственностью.
          Координирует жизнь корпорации Конгресс представителей всех ее фирм – фактически ее парламент. Конгресс собирается один-два раза в год и определяет стратегическое направление развития корпорации. Кроме того, Конгресс избирает из своего состава членов Генерального Совета — правительство федерации. Одна из важнейших задач этого Совета — наблюдение за деятельностью Народной кассы. «Мондрагон» по существу представляет собой мини-государство будущего. В полномасштабном государстве синтезного социализма инвестиционно-кредитные фонды должны будут существовать во всех его региональных подразделениях.
          Инициатором создания и архитектором «мондрагоновского» чуда был священник Хосе Мария Аризмендарриета, ныне, увы, покойный. Я считаю его главным своим соавтором.
          По образу и подобию «Мондрагона» в США была создана «Ассоциация промышленных кооперативов». 
         С помощью кооперативных инвестиционно-кредитных учреждений мондрагоновского типа в России можно было бы очень быстро воссоздать обрабатывающую промышленность и все с нею связанное. Тем более что государство могло бы поначалу субсидировать (безвозмездно) эти учреждения за счет доходов от реализации ресурсов, которые, разумеется, должны принадлежать государству как представителю всего общества страны.

Демократическая структура государства синтезного социализма

          Вслед за экономической структурой такого социализма я стал думать и над структурой управления предприятиями и учреждениями, принадлежащими коллективам работников, а также и о демократической структуре государства, соответствующей потребностям коллективов-собственников.
          Основой такой структуры, как я уже отмечал, являются выборы по производственному принципу. То есть, когда члены органов управления на производстве (исключая, разумеется, частные предприятия) и депутаты законодательных органов государства избираются от трудовых коллективов и объединений индивидуальных работников (фермеров, людей литературы и искусства, частных предпринимателей), а также от объединений студентов и пенсионеров. Такая форма выборов позволяет избирать людей, хорошо известных избирателям – их коллег по работе, обходясь без финансовых затрат на рекламную «раскрутку» кандидатов и содержания их штабов. Практически невозможна в этом случае и фальсификация подсчета голосов! Обеспечивают такие выборы и возможность отзыва депутатов, в случае если они будут плохо представлять интересы избравшего их коллектива и отрасли.
          Выборы неизвестных большинству избирателей людей – это выборы «кота в мешке»
          Исполнительная власть в этом проекте должна формироваться парламентом из хорошо опять же известных депутатам парламента личностей – из их коллег.
          Большую роль при синтезном социализме должны играть референдумы - по любым вопросам, на всех уровнях и во всех структурах. Рядовые граждане страны должны также иметь право инициировать и проводить расследования наравне с депутатами парламента.
          Обобщая: каждый дееспособный гражданин должен обладать правом решающего голоса во всех делах и структурах, членом которых он состоит, от предприятия до государства.
          Подтверждением верности этих моих разработок служат выборы по производственному принципу органов управления на предприятиях/учреждениях, принадлежащих работникам, и в их ассоциациях.
          Другим важным подтверждением стала программа польской «Солидарности» (1981 г.) по созданию «общества социалистического самоуправления», как тогда называли новый социализм в Польше. По этой программе предполагалось учреждение второй палаты Сейма, «палаты самоуправления», ведающей социально-экономическими вопросами, которая должна была формироваться с помощью выборов по производственному принципу.

Историческое обоснование и место синтезного социализма в истории

          В основе этого лежит простое наблюдение, которое почему-то редко приходит людям в голову. Суть его состоит в том, что в истории, несмотря на все ее зигзаги и откаты, люди труда от одного строя к другому становятся свободнее и независимее. При рабовладельческом строе у людей труда не было никакой свободы: они были в массе своей рабами. При феодальном строе у работника появилась определенная свобода и независимость, но он оставался собственностью феодала, как и плоды его труда. При капитализме работник перестал быть крепостным, стал наемным работником, но плоды его труда по- прежнему принадлежат хозяину средств производства.
          Следующий же шаг развития общества будет очевидно состоять в том, что плоды труда работника, как и средства производства, станут его собственностью. (Средства производства приобретаются и содержатся за счет труда наемных работников.) Нет никаких оснований предполагать, что в будущем тенденция освобождения работника прервется. Если, конечно, человечество не покончит самоубийством!
          Сейчас на Западе, как мы уже говорили, появляется все больше предприятий, в которых и продукция, и средства производства является собственностью работников, и торжествует принцип: кто работает (на данном предприятии), тот и владеет! Или: кто не работает, тот не владеет!
          «Самим актом своего труда человек становится господином на своем рабочем месте, хозяином трудового процесса, хозяином продуктов своего труда и их распределения.» Эта блестящая формулировка принадлежит Папе Иоанну Павлу Второму и содержится в его энциклике «Занимаясь трудом», навеянной борьбой польской «Солидарности» за создание «Общества социалистического самоуправления».
          Приведенный выше алгоритм истории полностью относится и к развитию демократии. Демократия для узкой группы, олигархии, класса; потом - для всех имущих граждан (цензовая демократия); потом - для всего мужского населения; затем - и для женщин, т.е. распространение демократических прав на всех граждан страны. И мы вновь не найдем в природе причин, по которым бы это развитие должно остановиться.
          И следующий этап этого развития - вступление демократии внутрь трудовых ячеек общества. (Развитие вширь уже исчерпано.) А именно - выборность руководителей всех уровней и разделение властей внутри трудовых ячеек: совет трудового коллектива - законодательная власть, администрация - исполнительная, ревизионно-контрольные комиссии – власть судебная. Иными словами, создание системы демократического самоуправления. Что возможно, конечно, лишь с одновременным утверждением групповой трудовой формы собственности на средства и продукцию производства. (Наемный работник не может иметь права решающего голоса в делах предприятия.)
          В итоге мы приходим к двум фундаментальным правам истинно свободного человека:
          праву решающего голоса во всех касающихся его делах и во всех структурах, членом которых он состоит, от трудовой ячейки до государства;
          и к праву собственности на продукт своего труда и средства производства.
          Оба эти права должны лежать в основе Конституции любой по-настоящему свободной страны.
          Поразительно, что в России люди совершенно не видят такого поступательного движения. Капитализм представляется им бессмертным, демократия – застывшей. Сталинизм-брежневизм напрочь, видимо, лишил большинство россиян философского подхода в осмыслении жизни.

Психологическое обоснование нового социализма и природа человека

          Условие выживания человечества. Основой природы человека и всех, обладающих разумом существ в космосе, я вижу осознание ими своей смертности, скрытый или осознанный страх перед смертью и временем, влекущим к ней. И главную мотивацию жизни существ, осознающих свою смертность, я вижу в стремлении избавиться от этого страха и всех его производных: страха потерять любовь (или не обрести ее), страха одиночества, импотенции, страха перед старостью с ее немощью и т.д.
          Главными средствами избавиться или ослабить эти страхи и одновременно главными социальными потребностями человека я считаю потребность в самоутверждении, в единении с людьми и в гармонии между упомянутыми потребностями. То есть, когда самоутверждение не мешает, а помогает единению с людьми.
          Простейшими и в то же время самыми тонкими проявлениями самоутверждения и единения представляются любовь между мужчиной и женщиной, создание семьи.
          Бытие определяет не все сознание, как полагает марксизм, но форму выражения его основополагающих потребностей.
          Капитализм мешает единению людей, а социализм «антитезисного типа» мешает самоутверждению, да и единение превращает в казарменное единство. И при обоих этих укладах затрудняется гармония между фундаментальными стремлениями людей. Синтезный социализм способен облегчать людям и удовлетворение основных потребностей, и установление гармонии между ними.
          Переходя от психологии к политике, я пришел к выводу, что людям для удовлетворения своих основополагающих потребностей в социальной сфере нужно обладать свободой, властью и собственностью. И это триединство представляет собой формулу синтезного социализма. Свобода – регулируемая законом и моралью, власть - как право решающего голоса во всех касающихся человека делах, собственность – на продукцию и средства его труда. И все это за каждым членом общества. Важнейшим в этом триединстве представляется власть: без нее не сохранить ни свободы, ни собственности.
          Условием выживания человечества мне представляется создание такого социального строя, который позволит людям лучше удовлетворять свои фундаментальные стремления и соответственно лучше защищаться от страха перед смертью и временем. Ведь этот страх порождает во многих людях повышенную агрессивность.
          Таким строем я вижу синтезный социализм. Но за ним обязательно последует и какой-то другой, более совершенный строй. Синтезный социализм (или попросту -- настоящий социализм) откроет эпоху действительно бесклассового общества, позволит человечеству перестать тратить большую часть сил на внутренние проблемы, на классовую, сословную, национальную и прочую борьбу, позволит мобилизовать все силы на борьбу за продолжение и благополучие рода человеческого (что и предназначено природой всем живым существам), превратит человечество из интровертированной «личности» в экстровертированную, из подросткового состояния поможет перейти во взрослое.
          Но надо осознавать, что становление уклада синтезного социализма, похоже, уже запаздывает, и подростковый период опасно затягивается: на человечество надвигаются апокалипсические угрозы - экологические, ресурсные, демографические, военно-ядерные, и ему пора бы уже сосредоточиться на ликвидации этих угроз.
          Подтверждение изложенных взглядов я нашел частично в работах Зигмунда Фрейда, Олдоса Хаксли, Альфреда Адлера, во «Всеобщей декларации прав человека» и во многих других произведениях человеческой мысли. Ну и главное - в трудовой жизни людей, владеющих средствами и продукцией производства.

Гипотеза о возможном самоуничтожении в космосе всех сообществ существ, обладающих разумом

          В какой-то момент у меня возник вопрос, возможно ли в принципе создание условий, способных дать подавляющему большинству людей осмысленную жизнь и защиту от страха смерти? 
          В книге «Свобода, власть и собственность» (Германия, 1977г.) я высказал предположение, что мыслимо такое положение, что нигде в природе, в космосе, существа, осознающие свою смертность, не успевают или оказываются не в состоянии создать условия, которые защищали бы их от страха смерти, но успевают создавать средства всеобщего уничтожения и пускают их в какой-то момент в ход. Как это, к примеру, едва не произошло у нас на Земле во время «Карибского кризиса». То есть, что Разум везде обречен на гибель от собственной силы: способности познавать как тайны природы, так и свою смертность. Что вполне в духе диалектики! Не случайно, может быть, мы до сих пор не можем обнаружить сигналов из космоса от разумных существ, более развитых, чем мы, которые в космосе обязательно должны были бы существовать, имея в виду бесконечность космоса и возможность бесконечного развития «мыслящей материи». И это при том, что мы, земляне, уже ловим реликтовые излучения, возникшие невообразимо давно в момент «взрыва» - зарождения нашей Вселенной!
          И если действительно везде мыслящие существа обречены на каком-то этапе развития срываться на самоуничтожение, то в этом случае сознание надо считать перехлестом, излишеством природы.
          И даже если эта гипотеза ошибочна, то все равно риск самоуничтожения человечества имеет место, и нам его надо принимать ко вниманию.
          Впоследствии я узнал, что подобную гипотезу высказывают и некоторые другие авторы. В том числе, писатель и публицист Роберт Конквист, который даже употребляет словосочетание «перехлест природы» по отношению к разуму.
          Пишет о возможном самоуничтожении человечества и биолог Михаил Волькенштейн: «Если человечество самоуничтожится, то это будет означать, что хомо сапиенс — тупиковый вид… Хомо сапиенс рискует самоуничтожиться именно потому, что у него самый большой мозг среди живых существ». («Знамя»,1990,№7) Большой – значит осознающий и свою смертность. Большой – значит ему много надо, чтобы быть удовлетворенным жизнью и не зверствовать.
          (Подробнее см. в книге «Путешествие в будущее и обратно. Повесть жизни и идей», глава 24. (Москва,2005г., 2-е издание). Книга размещена на моем сайте.)

Значение подавления «Пражской весны» и польской «Солидарности» для будущего России и человечества

         Моя концепция здесь такова. Учитывая высокий уровень культуры и большой исторический опыт чехов, словаков и поляков, – они имели в своем недавнем прошлом демократию и капитализм, фашизм и советский «коммунизм», - можно с уверенностью сказать, что строй синтезного социализма, который хотели создать активисты «Пражской весны» (в 1968 г.) и польской «Солидарности» (в 1981 г.), достиг бы у них высокого уровня эффективности и стал бы примером для всех стран Восточной Европы, для России, а там и для всего человечества. И если в будущем человечество в какой-то момент погибнет от самоуничтожения, то в этом случае подавление Советской Россией попыток создания настоящего социализма в Чехословакии и Польше можно будет рассматривать как один из решающих факторов, предопределивших самоубийство человечества. (Если только останется, кому «рассматривать»!)
          Капитализм не способен остановить и ликвидировать нарастающие угрозы существованию человечества. Среди этих угроз и разрушение среды обитания, и усиление противоречий между бедными странами третьего мира и странами развитыми, между демократическими и авторитарными, нарастание силы экономических кризисов.
          В «Путешествии в будущее и обратно…» я в конце гл.11 привожу текст выступления в эмиграции «архитектора реформ» «Пражской весны», академика Ота Шика, которое он заканчивает следующими словами: «Я глубоко убежден, что этот процесс повторится и в самом Советском Союзе. <…> Прогрессивное движение всегда начинается с интеллигенции: людей культуры, науки, искусства, студентов; затем захватывает круги прогрессивно мыслящих рабочих и постепенно проникает в толщу народа. Оно развивается длительно, но неуклонно... Думаю, что этому движению события нашей Пражской весны уже помогли. Теоретическое же содержание «весны», вероятно, поможет еще больше».
          Грустную усмешку вызывают эти слова Ота Шика! Российская интеллигенция не обратила никакого внимания на идеи и программу Пражской весны, как впоследствии и на программу польской «Солидарности». Сказались здесь и умственная деградация интеллигенции, и ее шовинизм. Чему могут научить нас какие-то там чехи или поляки!
          Почему после падения российского владычества народы Чехословакии и Польши не смогли вернуться к реформам по созданию нового социализма? Да по той простой причине, что движение за такой социализм в их странах было подавлено Москвой, и люди поняли, что «социалистическая» Россия никому из своих сателлитов никогда не позволит реформировать «реальный социализм». Движение за новый социализм прекратило свое существование. Никто же не мог предположить, что этот «реальный социализм» в России так скоро падет. Когда же это вдруг случилось, поляки, чехи и словаки поспешили слиться с Европой, с Западом, стать под их защиту в страхе, что в России к власти опять могут прийти империалисты. И, как видим, они оказались правы: таки пришли!

          (См. также мою статью «Несовместимость России с капитализмом».)  

Особый случай подтверждения моей концепции

          Рассматривая вопрос, какие отрасли народного хозяйства должны оставаться за государством-обществом при синтезном социализме (на мой взгляд, это те, где невозможна или очень затруднена конкуренция по качеству продукции или услуг, и где централизация важнее конкуренции) - я подошел к собственности на землю, и пришел к следующей концепции.
          Земля так же, как и сокровища ее недр, является общенародным достоянием, но в отличие от подземных ресурсов, она в какой-то степени «сотворяется» людьми. Земля в известном смысле живой организм. Люди могут культивировать землю, улучшать ее качества, а могут и наносить ей ущерб, порой непоправимый. Поэтому здесь необходим как контроль государства-общества, так и заинтересованность работающих на земле людей в сохранении и улучшении ее качеств. И потому земля, пришел я к выводу, должна находиться в двойном владении.   Титульным владельцем от имени общества должно выступать государство, а физические и юридические лица, включая крестьян-фермеров и сельскохозяйственные кооперативы, будут вторичными владельцами, или иначе – арендаторами с правом продавать и прикупать арендуемые участки и передавать их по наследству. 
          Государство будет взимать со вторичных владельцев арендную плату и земельную ренту и будет иметь право на изъятие земли (по суду) в случае, если вторичные владельцы будут наносить ей какой-либо ущерб. Государство должно иметь право и на принудительный выкуп или обмен земельных наделов в случае таковой необходимости для нужд общества. Государственные органы будут также следить за целевым использованием сельскохозяйственных угодий и вместе с крестьянами и кооперативами будут участвовать в землеустройстве, в улучшении плодородия земли, что требует зачастую больших капиталовложений и одним крестьянам может оказаться не под силу.
          Речь здесь идет, конечно, о демократическим государстве синтезного социализма.
          И вот, оказавшись на Западе, я узнаю, что принцип двойного владения с давних, докапиталистических времен существует в Великобритании, где титульным владельцем всей земли является «корона», королевская семья. Закон этот пылился на полках и почти не применялся, но во время Второй мировой войны некоторые фермеры не захотели отдавать-продавать свою землю под строительство больших аэродромов для американских «летающих крепостей». И английским властям пришлось вспомнить и задействовать старый закон о Земле.
          Но позже, прочитав роман Томаса Манна «Иосиф и его братья» (в России он был мне недоступен: не входил в собрание сочинений Т.Манна, видимо, из-за того, что автор с уважением и добротой писал о евреях), я был потрясен, узнав о том, что «мою» концепцию применил в Египте Иосиф, управляя делами фараона. Вот что пишет по этому поводу Томас Манн: «Признаком личной и свободной собственности является право продажи и наследования, а Иосиф сохранил это право. Во всем Египте земля принадлежала отныне фараону, но при этом ее можно было продавать и передавать по наследству. <…> Экономическая система Иосифа была поразительным сочетанием обобществления и свободы отдельного собственника, смесью, которая казалась плутовской и воспринималась как плод усилий некоего лукавого посредника-бога.». (Соб.соч, т. 2, стр. 847-848, «Художественная литература», Москва, 1968 г.)
          Я, значит, тоже оказался в роли «лукавого посредника-бога»!
          К слову, «Иосиф и его братья» для меня - одна из лучших книг, которые я когда-либо читал! Недавно я узнал, что секретарша Томаса Манна, закончив перепечатку романа, сказала: «Ну, вот, теперь я знаю, как все происходило тогда на самом деле!». 

          (Первую  часть статьи читайте здесь.)


ВАДИМ БЕЛОЦЕРКОВСКИЙ


12.11.2008



Обсудить в блоге


На главную

!NOTA BENE!

13.10.2016
Баш на баш

0.014241218566895