Вестник гражданского общества

Вадим Белоцерковский. Итоги моей работы

Которые я обещал подвести на своем 80-летии 25 сентября 2008 года. Часть I

Обращение к читателям

          На юбилейном вечере я говорил своим гостям, что имеется заметная вероятность того, что развитие событий в мире может пойти в будущем в сторону создания нового социализма, представляющего собой синтез определенных черт капитализма и «старого» социализма. И в этом случае мои работы по теории такого строя окажутся востребованными, и было бы хорошо, если бы мои родные и друзья эти работы знали и не путались, когда их начнут спрашивать о моем творчестве и «синтезном» социализме.
          Но говоря об этом, я не предвидел, что мое предположение в следующие же дни и недели начнет реализовываться. А именно, что антикризисные меры поведут в сторону огосударствления экономики, что воспринимается многими как движение к «социализму» (на мой взгляд, к государственному феодализму). «Economist» провозглашает: «Экономическая свобода в опасности, капитализм в осаде, но тем, кто в него верит, следует встать на его защиту!». «Слухи о конце капитализма преувеличены – отмирает только свободный рынок», - утверждает «Гардиан». (Ничего себе, капитализм без свободного рынка! - В.Б.) В США переиздают большим тиражом «Капитал» Маркса. Английская «Таймс» (23.10.08) помещает портрет Карла Маркса с подписью: «Он вернулся!».
          «Гардиан» в тот же день публикует статью Шеймаса Милна, в которой он пишет: «Саркози фотографируется с «Капиталом» в руках, а выводы основоположника марксизма высоко оценивают все, от министра финансов Германии до Папы Римского». По мнению автора статьи, «Кризис непременно повысит интерес к альтернативным моделям: как вариациям на темы капитализма, так и принципиально иным. <…> Грядет новая разновидность капитализма, а также рост поддержки более дерзких социальных альтернатив», - заключает автор «Гардиан». И это еще далеко не все из того, что сейчас говорится на Западе в связи с кризисом.
          И я предвидел подобное развитие событий, но, повторяю, не представлял себе, что это может случиться так скоро. Несколько лет назад в статье «Злокачественная конвергенция - последняя стадия капитализма или человечества?»  я писал: «Боюсь, что когда гром (кризиса) грянет, западные правящие круги в панике кинутся к государственному «социализму», к планово-административной системе. Это может представиться им более быстрым и простым выходом, да еще и власть позволит сохранить. Разумеется, такая система сможет дать лишь временный эффект и приведет в тупик. Поняв это, люди потянутся, наконец, к демократическому, кооперативному социализму, ростки и анклавы которого во множестве уже существуют в западном мире, проявляя жизненную стойкость и великолепную эффективность. Но не будет ли это слишком поздно?» Я имею в виду опасность экологической катастрофы.
          Нынешний кризис может рассосаться, но за ним со временем последует другой. В России же положение особое. В России со старта «шоковых» реформ по внедрению капитализма, разрушивших обрабатывающую промышленность и связанные с ней отрасли, началось и продолжается бурное вымирание ставшего лишним населения – более чем по миллиону в год! Так что речь идет о спасении людей и страны, а когда речь идет о спасении – медлить нельзя!
И я призываю всех, до кого мой голос долетит, кому не безразлична судьба страны, народа, человечества, своих детей и внуков, наконец: «Читайте, думайте, действуйте пока не поздно! Распространяйте сведения о принципах нового социализма. Думайте о создании широкого движения за новый социализм!».
          Мне могут сказать, что общество российское настолько уже морально деградировало, что теперь и «синтезный» социализм с Россией не совместится? Это вполне возможно, но нам, смертным, не дано со 100-процентной уверенностью предвидеть судьбу народа – может быть в толще его еще остаются здоровые силы, и они смогут возобладать.
          Важно понимать, что «синтезный» социализм – единственная альтернатива гибельным последствиям нынешнего развития событий в стране и мире. Сахаров до самого конца своей жизни не уставал повторять, «что конвергенция социализма и капитализма (т.е. их синтез - В.Б.) - в конечном итоге единственная альтернатива гибели человечества!».
          Поэтому я придерживаюсь лозунга знаменитой майской революции французских студентов 1968 года: «Жертвой стать всегда успеешь!» Иными словами, надо не терять надежды, бороться и дерзать.


Как я пришел к идее о новом, синтезном социализме

          Изначальным импульсом для моей работы по созданию теории посткапиталистического общества послужило желание понять, как можно было бы изменить к лучшему жизнь в России. Важно, что я размышлял об этом исключительно для себя, не думая предавать итоги этих размышлений какой-либо огласке. Даже не разговаривал о моих изысканиях с друзьями. Тогда, в начале 50-х годов это было очень опасно, и для меня, и для моих друзей. Такое «замкнутое» размышление имело свое преимущество: давало мне полную свободу думать и фантазировать, ни на кого не оглядываясь и не боясь авторитетов.
          Потом, поняв, что я вышел на серьезные идеи, я решил выбираться на Запад, чтобы иметь возможность сравнить свои разработки с западными достижениям в интересующих меня областях, довести свою работу до кондиции. 
          Ирония состоит в том, что сделать значительные открытия мне помогла моя столь же значительная ошибка. Я понимал, что в политической жизни России необходима демократия, а в экономической – конкуренция между предприятиями, рынок. Но в то же время я предполагал, что после падения тоталитарного режима народ отстранит от власти весь политический класс, номенклатуру КПСС как людей решительно аморальных и не способных строить нормальную, демократическую, цивилизованную жизнь, и в этом случае роль собственников средств производства смогли бы выполнять лишь трудовые коллективы предприятий и учреждений. Больше некому. И я стал думать, как они могли бы эту роль исполнять. Но когда рухнул сталинский тоталитаризм, я с ужасом увидел, что общественность страны, вопреки моим предположениям, не стала удалять от власти КПСС-овскую номенклатуру, да еще и отдала ей государственное имущество в частную собственность. Это при том, что добрая половина номенклатуры заслуживала суда за преступления по отношению к собственному народу. Но я отвлекся.
          Оказавшись в эмиграции, я вскоре увидел, что на Западе во всех почти отраслях экономики множатся предприятия и коммерческие учреждения, принадлежащие трудовым коллективам. Возникли даже институты и кафедры в ряде университетов, более всего в США, изучающих это явление. Возникли и консалтинговые фирмы на коммерческой основе, помогающие трудовым коллективам выкупать частные предприятия и учреждения в свою собственность. Короче, я понял, что правильно оценивал значение выношенных мною в России идей и концепций.
          При этом я категорически осознаю, что не обладал и не обладаю никакими признаками гениальности. Как в то же время понимаю и то, что главные плоды моих исследований более чем гениальны - они эпохальны по своему значению! Ведь речь идет о создании теоретических основ посткапиталистического строя, строя новой, действительно бесклассовой эры в развитии человечества, когда люди смогут обходиться без эксплуатации себе подобных, без лжи и насилия друг над другом.
          И я предполагаю, что «взойти на вершины» мне помогло именно то, что я НЕ гений. Гениальность полезна в точных науках, в музыке и т.д., но не для «проектирования» в социальной сфере. Тут необходимо глубокое понимание жизни рядовых людей, их потребностей, и для этого необходимо какое-то время пребывать в их шкуре. Гении же плавают в вышине, «над толпой». И если берутся за социальные проекты, то проекты эти оказываются слишком абстрактными, утопичными и, в конечном счете, вообще ошибочными. Четкий пример – представления о социализме классиков марксизма. Ленин только в конце жизни осознал, что «Кооперативы – это большая часть социализма, а, может быть, и весь социализм!». (См. его «Завещание».) Еще только «может быть». Незадолго до того, перед революцией 17-го года, он писал в книге «Государство и революция», что «социалистическое государство – это «единая контора и единая фабрика при равной оплате за равный труд», и что вооруженные рабочие не позволят нарушать эти устои.
           В русской среде первым осознал масштабность моей концепции нового социализма академик А.Д. Сахаров. Прочитав мою публикацию этой концепции («Третий путь», журнал «Грани», №№ 91-93, 1974г., Германия), Сахаров сказал мне много хороших слов о ней и обобщил свои впечатления с характерной для него емкостью: «Ваша концепция – это конкретный аспект здоровой конвергенции». А конвергенция для Сахарова - самая важная в социальной сфере идея.
          Позже понял значение моей концепции, правда по-своему, и один из видных диссидентов, «либерал» (в переводе на русский: сторонник капитализма) Кронид Любарский. Он издавал в Мюнхене журнал «Страна и мир», и в 1985 году я принес ему важнейшие главы из законченной перед тем книги «Самоуправление», посвященной теории посткапиталистического общества с предисловием Иржи Пеликана, одного из ведущих деятелей «Пражской весны». Любарский, прочтя мои главы, решительно заявил, что не будет их печатать. И пояснил: «Твои идеи опаснее марксизма-ленинизма!». Опаснее, значит, для дорогого его сердцу капитализма. Его оценка меня радует не меньше, чем оценки Сахарова или Пеликана!
          Между прочим, вскоре после этого (в 1989 г.) моя книга была напечатана в издательстве «Hеrder», одном из самых старинных и уважаемых издательств Германии. (Там она была озаглавлена: «Russland vor der Wahl. Seibstverwaltung oder Totalitarismus»/«Россия перед выбором. Самоуправление или тоталитаризм?»)

          Я понимаю, что за это предисловие могу быть обвинен в нескромности, но, прожив 80 лет в условиях сначала советской, а теперь и антисоветской, «либеральной» цензуры, и оставаясь в безвестности, я считаю себя вправе говорить о своей работе то, что думаю - с предельной откровенностью. То, что цензура эта не выдумана мною, говорит тот факт, что такой цензуре в российских средствах информации, включая оппозиционные (!), подвергаются и все сведения о целях и программах «Пражской весны» и польской «Солидарности» и даже - о конвергенции Сахарова. Выступали, мол, все они против коммунистического режима – и точка! Ни слова не встретишь в наших СМИ и о развитии на Западе ростков и анклавов синтезного социализма. Не говорится об этом, очевидно, потому, что идеи стоящие за ними, «опаснее марксизма-ленинизма».

          Пересказ основных моих работ для удобства читателей я разбиваю на три тематических раздела:
          1. Теория синтезного социализма.
          2. Путь к цивилизации.
          3. История и будущее.

          Продолжение этой работы В. Белоцерковского, подводящей итоги его многолетней деятельности, читайте в следующих публикациях вестника CIVITAS (прим. редактора).


ВАДИМ БЕЛОЦЕРКОВСКИЙ


09.11.2008



Обсудить в блоге


На главную

!NOTA BENE!

13.10.2016
Баш на баш

0.017876148223877