Вестник гражданского общества

Сдерживание. Часть III. Рейдерский захват

Виктория Нуланд раздает печеньки на Майдане

          Одна из граней противостояния, связанного с американской политикой сдерживания, раскрывается в пропагандистской войне между Россией с одной стороны и США-Украиной — с другой. Война эта в самом разгаре. Актуальный повод — события в Харькове, Донецке, Луганске. Государственный департамент США заявил, что эти действия инспирированы Россией, а глава МВД Украины Арсен Аваков добавил, что «агрессивность [демонстрантов] зашкаливает». Российские власти, несомненно, регулируют накал страстей, хотя высокопоставленные российские дипломаты и не раздают печенье на харьковской площади Свободы, которой в последнее время так повезло с названием: прежде она последовательно носила имя Дзержинского, Вермахта, Лейбштандарта СС и снова Дзержинского, под чьим именем и сохранилась в мировых учебниках архитектуры. Кровь демонстранты не проливают, и подобные высказывания вызывают в Кремле разве что кривые улыбки и реплики в сторону в духе «чья бы корова мычала».
          Всё это естественным образом возвращает к спору о том, кто стрелял в демонстрантов и в «Беркут» на киевской площади Независимости — сам ли «Беркут», российский спецназ или «Правый сектор». О присутствии американских частных военных компаний говорят нечасто и неохотно.
          Вернёмся к Януковичу, по утверждению большинства мировых СМИ предположительно отдавшему приказ применить на Майдане огнестрельное оружие на поражение. В чрезвычайных случаях для подавления кровавого бунта, при непосредственной угрозе жизни сотрудников правоохранительных органов, руководитель может отдать приказ на применение смертоносной силы. В таком случае разведка выявляет лидеров толпы, зачинщиков беспорядков и ориентирует снайперов на них. Для того и используются снайперы — чтобы нанести «хирургический» удар, избегая поражения обычных демонстрантов.
          События на площади Тяньаньмэнь, подавление бунта в Лос-Анджелесе и другие подобные инциденты показали, что основной причиной массового кровопролития было именно отсутствие снайперов, в силу чего события стали неуправляемыми. В Пекине военнослужащие стали убивать людей не от присущей им кровожадности, а потому, что до тех пор им не приходилось встречать соотечественников, способных поднять палку или камень против человека в форме. Военных не прикрывали снайперы, способные минимизировать ущерб, поэтому их охватила паника и армия на какое-то время сама превратилась в неуправляемую вооружённую толпу на бронетехнике.
          Однако среди убитых на Майдане не оказалось ни одного из зачинщиков или руководителей. Ни одного. Даже случайно. Даже если исходить из невероятного допущения, что снайперы получили приказ вести по толпе неизбирательный огонь (зачем в таком случае нужны снайперы?) то высока вероятность, что пострадал бы кто-то из лидеров. Просто потому, что они выделяются, тогда как поле зрения человека, ведущего поиск цели при помощи оптики, ограничено, и его внимание подсознательно фиксируется на выделяющихся деталях. При этом все свидетельства указывают на применение снайперских винтовок. Речь идёт о расстояниях, с которых даже новичку, пользующемуся винтовкой с оптическим прицелом, трудно промахнуться. При этом убиты были люди с обеих сторон — как простые демонстранты, так и сотрудники правоохранительных органов.
          Каждый офицер МВД или спецслужб знает, что контролировать толпу при помощи смертоносной силы невозможно. Любая попытка «напугать толпу» отдельными выстрелами на поражение неэффективна. Реакция зависит от чрезвычайно волатильного психологического состояния данной толпы в конкретный момент времени. Иными словами, от почти инстинктивного восклицания человека, случайно оказавшегося рядом с убитым товарищем: «Бежим!» — или «Бей их!» — причём даже сам кричащий за минуту до этого не сумел бы верно предсказать собственную реакцию. Поведение даже отдельного человека под угрозой смерти непредсказуемо.
          Если вынести за скобки соображения права, морали, ожидаемой общественной реакции и политические последствия подобных действий, то существует всего три теоретически возможных задачи, при которых применение такого инструмента как огнестрельное оружие на поражение в отношении роящихся людей имеет хоть какой-то практический смысл.
          Первый случай — это использование снайперов для нейтрализации выявленных лидеров, вооружённых боевиков, силовиков охранения, распорядителей колонн, прочих людей с мегафонами (кроме «засланных казачков»), а также неорганизованных «крикунов» и истериков, способных «заводить» толпу. Снайперы действуют как один из элементов в сочетании с тщательно спланированным массированным применением нелетальных средств: водомётов, газа, заградительных и преградительных барьеров (например, грузовиков), других средств ограничения или предотвращения доступа, физической силы и специальных средств — для организации движения в нужном направлении или направлениях.
          В подобном случае огнестрельное оружие применяется в строгом соответствии с правилом «свой среди чужих», причём в качестве «чужих», то есть противника, определяются вышеперечисленные категории участников беспорядков, тогда как все прочие находящиеся на площади граждане условно считаются «своими» или нейтральными. Кроме того, в толпе находятся и безусловные свои: разведчики, информаторы, корректировщики огня и альтернативные лидеры (зачастую с группами помощников), ожидающие возможности перехватить инициативу. При нарушении этих простых правил ситуация непременно выходит из-под контроля и становится непредсказуемой.
          Второй случай — это сценарий «кровавого воскресенья», когда перед силовиками поставлена задача очистить площадь путём убийства максимально возможного количества находящихся на ней людей. Если опустить вопрос о политической нецелесообразности совершения в наше время подобного преступления против человечности и говорить лишь о практической стороне дела, то применение снайперов для решения подобной задачи подобно попытке забивать сваи микроскопом.
          И, наконец, третий случай. Провокация с целью окончательной делегитимизации правительства в глазах народа и мирового общественного мнения, а также «силовиков», гибель чьих сослуживцев ложится на совесть высшего руководства; провоцирование сторон на более активное противостояние, моральное оправдание последующих экстремистских акций, создание обстановки, в которой примирение невозможно.
          В этом случае использование снайперов необходимо — чтобы свести до минимума количество посвящённых, избежать случайной нейтрализации необходимых для организации последующих действий ключевых фигур и прочих находящихся внизу «своих», избежать деморализации собственных временных союзников и выбрать жертвы в соответствии с профилями, позволяющими вызвать сочувствие в наиболее широких целевых группах общества. При этом необходимо контролировать причиняемый ущерб с тем, чтобы добиться достаточно высокого уровня общественного возмущения, не вселив при этом в участников непреоборимый ужас и тем самым не побудив некоторых из них избегать дальнейшего участия в протестах.
          Всё это прекрасно известно даже не самым квалифицированным специалистам. Хотя это не означает, что все они умеют планировать и осуществлять подобные мероприятия. Например, в Киевском училище профессиональной подготовки работников милиции ГУ МВД Украины третьему сценарию не обучают. А вот спецпропагандист, отслуживший в MISO (Military Information Support Operations) обладает достаточной квалификацией, чтобы спланировать подобную «психологическую операцию», а ветеран, окончивший школу специальных методов и способов ведения войны им. Джона Кеннеди в Форт-Брэгг, штат Северная Каролина — её чётко осуществить. Хотя за неимением гербовой пишем на простой: парень, обученный «инфильтрации в тыл врага для проведения партизанской войны, организации, обучения и руководства дружественными силами сопротивления» (это название курса) может самостоятельно как спланировать, так и осуществить подобную провокацию.
          Любопытно, сколько, например, из трёхсот бойцов «Greystone Limited», продефилировавших по Крещатику перед телекамерами, обладают в своих послужных списках записями об окончании школ психологических операций и/или партизанской войны? Их ведь отбирали для миссии на Украине как раз по этому признаку: знание «организации, обучения и руководства дружественными силами сопротивления».
          В отношении концепции их обучения — это не мои догадки. Мне приходилось обсуждать произошедшее на майдане с некоторыми офицерами-обладателями дипломов «Инструктор партизанской войны», выданными в том же Форт-Брэгг. Они прекрасно умеют планировать и осуществлять подобные операции. Их не только этому обучали, но и готовили психологически. Впоследствии они обучали и готовили других. В том числе против безоружных гражданских лиц. Но не только. В отношении своих временных союзников и учеников, партизан «Правого сектора», они проводят сбор разведывательных данных: схроны, лёжки и т. п. Впоследствии это пригодится и для их зачистки.
          Так или иначе, modus operandi стрелявших на майдане не соответствует профилю руководимых обученными офицерами военнослужащих, полицейских или сотрудников спецслужб, стремящихся выполнить поставленную перед ними задачу разогнать толпу. Зато прекрасно соответствует задачам провокаторов, стремящихся накалить противостояние до состояния, когда переговоры бесполезны.
          Избранная Януковичем тактика переговоров и непрерывного маневрирования не соответствует задачам, поставленным перед стрелявшими. Другими словами: Янукович не соответствует профилю заказчика данного преступления. Кроме того, Янукович не мог не понимать, что отдавая подобный приказ, он фактически отрёкся бы от власти, которую на тот момент всеми силами пытался сохранить.
          Традиционный вопрос, который испокон веков ставит и обязан ставить перед собой каждый, кому доводится расследовать преступление: сui bono? Кому это выгодно? Сui prodest? Каков мотив? По этому признаку из списка подозреваемых сразу же можно вычеркнуть Януковича и всех тех, кто был заинтересован в продолжение его пребывания на посту. Им это было крайне невыгодно. Разве что они все сошли с ума — но это можно определить при помощи экспертизы.
          Однако можно назвать другую сторону, добившуюся в результате своей цели и обладающую десятками триллионов хрустящих мотивов для совершения этого преступления. Эта сторона — не президент государства и не государство. Однако подозрение в её отношении не расследуется. И не будет расследоваться, ведь следователи подчиняются теперь этим подозреваемым. Более того, в определённом расширительном смысле сообщники основных подозреваемых и являются следователями — ведь Украиной теперь правят те, кто оплачивал услуги наёмников и те, кто действовал с ними плечом к плечу. Да и сам наёмники — лишь исполнители.
          Но перейдём к причине рейдерского захвата Украины и соответственно к наиболее убедительному мотиву серии убийств на Майдане.
          В последнее время вошли в моду публикации перехваченных бесед дипломатов, однако мне хотелось бы рассказать не о телефонном разговоре, а о недавнем публичном выступлении — хотя и перед тщательно отобранной публикой — представителя Государственного департамента г-жи Виктории Нуланд. Она обращалась к аудитории состоявшейся в Вашингтоне Американско-Украинской Конференции. На мой взгляд, этот саммит был незаслуженно обойдён вниманием прессы, хотя последнюю, кажется, не очень-то звали. Американско-Украинская Конференция была организована корпорациями «Chevron» и «ExxonMobil».
          Среди прочего г-жа Нуланд сообщила спонсорам, что с момента обретения Украиной независимости в 1991 году правительство США инвестировало 5 миллиардов долларов в «поощрение благого управления и демократии» в этой стране. В переводе с вашингтонского диалекта это означает проникновение в политическую повестку дня иностранного правительства при помощи ряда организаций, действующих под эгидой ЦРУ. Г-жа Нуланд заявила, что Соединённые Штаты будут продолжать «продвигать Украину в будущее, которого она заслуживает».
          Чтобы однозначно понять смысл последнего выражения, я недостаточно хорошо владею вашингтонским диалектом. Однако всё же хотелось бы попытаться разобраться, какого именно будущего, по мнению г-жи Нуланд, заслуживает Украина, поэтому придётся обратиться к недавней истории. В 2009 году постоянно критикуемая у себя дома за «чрезмерные связи с правительством США» корпорация «Halliburton» развернула базу и начала операции по обслуживанию нефтедобывающей отрасли в разваленном в результате войны Ираке. В том же году — на всякий случай — она открывает офис в Киеве.
          В следующем 2010 году Виктор Янукович стал президентом Украины и выдал транснациональным корпорациям «ExxonMobil» (один из будущих спонсоров Американско-Украинской Конференции) и «Shell» лицензии на разведку сланцевого газа. В 2012 году «Shell» получила право на разработку Юзовской газовой площади в Донецкой области, а второй спонсор конференции — «Chevron» — Олесской газовой площади в Львовской области. В том же году «Shell» начала бурение первой поисковой скважины в Харьковской области. Соглашение между «Shell» и «Надра Юзовская» о разделе продукции от добычи сланцевого газа в Харьковской и Донецкой областях было подписано Януковичем в Давосе в 2013 году.
          Ресурсы одной только Юзовской площади оцениваются в нынешних ценах примерно в 2000000000000 долларов США. В порядке суммы не ошиблась, нулей — двенадцать. Янукович с гордостью сообщил народу, что речь идёт о «привлечении инвестиций». В самом деле, на этапе геологического исследования планировалось привлечь инвестиций на 1,6 миллиарда. Не долларов, конечно, но и не стеклянных бус, а гривен. Ещё 30 миллиардов гривен — на этапе промышленной разработки.
          В том же выступлении перед Американско-Украинской Конференцией в Вашингтоне 13 декабря г-жа Нуланд поведала собравшимся, что только что вернулась из Киева из своей «третьей поездки за пять недель». Запись этой речи ещё можно найти на Youtube. Таким образом, её первый в этой серии челночный визит в столицу Украины состоялся в начале или в середине ноября, и можно предположить, что в этот период так тяжело трудилась на этом направлении не одна г-жа Нуланд.
          Так или иначе, после 24 ноября в Киеве начались спонтанные протесты с убитыми и сотнями раненых с обеих сторон, стрельбой и «коктейлями Молотова». По словам г-жи Нуланд, ей очень нравилось «чувствовать энергию» толпы на Майдане, которая «протестовала мирно» и с «огромной сдержанностью». Если оставить в стороне эти трогательные эмоции, официальный представитель США г-жа Нуланд заявила, что американское «видение» для Украины — это «европейское будущее», и что «реформы МВФ были необходимы».
          2 марта в присутствии послов США, Германии и Польши и.о. президента господин Турчинов подписал, можно сказать, главный декрет народной власти — предварительное соглашение с МВФ о предоставлении финансовой помощи Украине, согласно которому вся газотранспортная система страны с момента подписания итогового соглашения безвозмездно передаётся в собственность корпорации «Chevron».
          Владельцев Мариупольского, Запорожского, Днепропетровского металлургических комбинатов обяжут передать 50% акций компаний в собственность немецкой компании «Ruhr», а угольное производство Донбасса передаётся финской дочке компании «Ruhr». Это означает, что в интересах таких крупных работодателей как «Shell» и «Ruhr» европейские правительства будут молчать. Таким образом, даже если подписание соглашения о TAFTA будет отсрочено, или соглашение будет подписано, но с учётом жёстких экологических оговорок, на которых настаивает Германия, то «Chevron» и «ExxonMobil» смогут поставлять на европейские рынки свой собственный донецкий, харьковский и львовский газ при помощи своей собственной газотранспортной системы.
          Таким образом, «европейское будущее» Украины отодвигается пока примерно лет на 20, пока в ее недрах не останется ничего представляющего интерес для новых владельцев. Ведь речь идёт об американских поставках газа в Европу, а не о внутренних европейских. А где американцы берут своё сырьё — в Ираке ли, Ливии или Украине — европейцев не касается. Во всяком случае, пока Украина не входит в ЕС. Украина так Украина, ещё лучше, её даже бомбить не пришлось.
          Кроме того, гидроразрыв пласта будет осуществляться сервисной нефтяной компанией «Halliburton», поэтому вряд ли будут соблюдены европейские экологические нормы. Очень дорого. Да и зачем? Персонал контролирующих организаций — украинских правоохранительных и других силовых структур — будет обучаться инструкторами из дочерней частной военной компании корпорации «Halliburton», а их объекты будут возводиться американской инжиниринговой, строительной, а заодно и частной военной компанией «KBR, Inc.» — «бывшей» дочерней компанией «Halliburton».
          Г-жа Нуланд была абсолютно права в том, что украинские «реформы МВФ были необходимы». Необходимы в первую очередь самому МВФ, а также МБРР и другим американским инструментам поддержания международной системы организации денежных отношений и торговых расчётов. «Если США не смогут обновить созданные ими глобальные институты, они продолжат утрачивать актуальность» — напомнил совсем недавно колумнист «Financial Times» Эдвард Льюс в статье «Обама и его политика дефицита внимания».
          Проще говоря, реформы необходимы ради спасения статуса доллара в качестве мировых денег. Доведение технологий гидроразрыва пласта до широкомасштабного практического применения приводит не к удешевлению энергии, как об этом мечтали энтузиасты, а к неизбежному картельному сговору, позволяющему манипулировать ценами.
          Например, снизить цены на энергоносители на внутреннем рынке США, одновременно подняв их на других рынках, и таким образом обеспечить конкурентоспособность американской экономики и соответственно общенародную поддержку курса Белого дома. То есть успех правящей партии на следующих выборах. В обмен на это можно без труда получить неограниченную поддержку американского «административного ресурса»: дипломатии, специальных служб, вооружённых сил и пропагандистской машины. Благодаря такой поддержке можно применять наиболее эффективные внерыночные методы конкурентной борьбы: дестабилизация, санкции, войны, эмбарго - и вытеснять конкурентов с наиболее привлекательных рынков.
          Но главное в другом: наша нынешняя цивилизация построена на ископаемых источниках энергии, поэтому чёрное и голубое золото несравненно важнее презренного металла. Более того, важнее чего бы то ни было в экономике. Тот, кто безраздельно контролирует добычу и сбыт энергоносителей, в состоянии обеспечить назначенную для расчётов за них валюту статусом безальтернативных мировых денег. Таким образом возникает шанс отложить «Закат империи доллара и конец Pax Americana» на достаточно долгий срок. В течение этого срока центробанки «независимых государств», включая не только Украину, но Россию и практически всех остальных, останутся под контролем американского Федерального резерва и обслуживающих его инструментов.
          Времени оставалось ничтожно мало в силу непрекращающегося системного кризиса. Украина как несостоявшееся государство с огромной, сопоставимой со штатом Техас территорией, коррумпированными элитами, непосредственной близостью к более богатому, чем американский, европейскому рынку и действующей трубопроводной системой, соединённой с европейской, предоставила США редчайшую и неповторимую возможность спасения. Не одному Путину везёт.
          Я начала с того, что пропагандистская война между Россией и Украиной сейчас в самом разгаре. Верить одной из сторон, разумеется, было бы наивно, потому что как Киев, так и Москва активно используют методы спецпропаганды и понимают их эффективность. На Украине даже отключают российские телеканалы. Однако Украина попала в передрягу, из которой очень сложно выбраться. Её выбрали в качестве объекта для «потрошения», как это называется в этих кругах, акулы делового мира. Группа транснациональных корпораций, каждая из которых в отдельности располагает ресурсами, превышающими ресурсы Украины. России до этого нет дела, так как Россия решает свои задачи. В частности, как не оказаться следующей в очереди кандидатов на потрошение. Нечто подобное, только в гораздо более мягкой форме, да и то лишь в виде предварительной подготовки, мы уже пережили в девяностые годы прошлого века.
          Таким образом, Украина оказалась между молотом и наковальней: с одной стороны Обама, ухватившийся за спасательный круг, брошенный ему могущественными транснациональными корпорациями, с другой — Путин, пытающийся защитить интересы корпораций российских. План захвативших Украину транснациональных корпораций — выпотрошить её и оставить на произвол судьбы, которая неизбежно окажется не менее печальной, чем судьба её предшественниц, подвергшихся «потрошению». План Путина — минимизировать ущерб «Газпрому» и «Роснефти» единственным доступным ему способом: дестабилизацией Украины ещё до того, как это произойдёт. По мнению той же «Financial Times» для этого «российский президент обладает четырьмя основными рычагами: политическое вмешательство во внутренние дела, экономическое давление, дипломатия и угроза войны» (см. статью Стефана Вагстила от 8 апреля под заголовком «Как разрушить государство, в путинском стиле»). Остаётся лишь напомнить об упущенном экономистами пятом рычаге — специальных методах дестабилизации, и станет ясно, что введения войск не потребуется.
          В результате Украина станет чем-то вроде Афганистана, где даже китайцы не рискнули добывать полезные ископаемые, а теперь уходят и более настойчивые американцы. Афганцы добились ухода американских горнодобывающих компаний путём отказа предоставить боевикам американских ЧВК иммунитет от уголовного преследования — и США там больше нечего делать. Существуют, оказывается, и такие простые способы спасти страну, но Украина выбирает трудный путь, более опасный, чем военная тропа. Хотя я, в отличие от г-на Путина, вовсе не отвлекающегося на подобные абстракции, и от г-жи Нуланд, не считаю, что это и есть то «будущее, которого она заслуживает».

Продолжение следует 

Краткое послесловие от редактора 

          Хочу напомнить нашим уважаемым читателям, что точка зрения редакции не всегда совпадает с мнением авторов. Тем не менее, даже в случае, когда редакция совершенно не согласна с позицией автора, эта позиция имеет право на публикацию в вестнике гражданского общества. Ни у кого нет патента на обладание истиной, а столкновение мнений в любом случае полезно – оно будит умы и высекает искры, из которых, к счастью, не возгорается пламя, зато становится немного светлее блуждающим в поисках истины.
          События последних месяцев настолько неожиданные и еще недавно казались невозможными, что пока никто не смог понять и объяснить, что же происходит на Украине и в России. Но множество людей пытаются в этом разобраться. Татьяна Волкова в том числе. Не стоит считать ее объяснение событий вердиктом. Это только версия. На мой взгляд, цикл статей Татьяны Волковой о событиях на Украине оставляет больше вопросов, чем дает ответы. Например, такой вопрос: Почему автор уверена, что только военные специалисты из США могли устроить на Майдане «провокацию с целью окончательной делегитимизации правительства в глазах народа и мирового общественного мнения»? Даже как-то обидно за отечественных военспецов из ГРУ и смежных ведомств. Я, например, убеждена, что они не менее способны в таких делах, как провокация и дестабилизация. И выгодно это может быть не только Обаме, у нас есть свой президент, который не меньше, чем Обама, жаждет признания и славы среди соотечественников. И уж точно за ценой не постоит.

Сдерживание. Часть I

Cдерживание. Часть II. «Экономическое НАТО»


ТАТЬЯНА ВОЛКОВА


12.04.2014



Обсудить в блоге


На главную

!NOTA BENE!

13.10.2016
Баш на баш

0.029510974884033