Вестник гражданского общества

Cдерживание. Часть II. «Экономическое НАТО»

          Сообщения и комментарии наших американофильских СМИ и интернет-ресурсов пронизывает лейтмотив: под воздействием американских санкций и победы их дипломатии на Генеральной Ассамблее ООН Путину пришлось самому звонить Обаме и отводить от украинской границы войска. Самой грозной страшилкой, хоть и с явственным запахом нафталина, была угроза саудовского снижения цен на нефть, в своё время сыгравшая роль последнего толчка к развалу СССР. Однако сквозь неприкрытое злорадство в этих голосах пробились и нотки растерянности. Бросалось в глаза, что комментаторы не понимают или не желают понимать происходящего. Поэтому в последние дни российские журналисты чаще обычного консультировались с корреспондентами западных СМИ. Их ошибка состояла в том, что они предпочли общаться не с коренными американцами и европейцами, а в основном с нашими соотечественниками, работающими на западные издания.
          Однако те были растеряны не меньше других. Немудрено: «...le gouvernement est encore le seul Européen de la Russie». Перевод: «правительство все ещё единственный европеец в России». С тех пор, когда писалось это письмо, многое изменилось: я уже говорила, что наше правительство — чуть ли не единственный американец в России. Единственный европеец — Владимир Путин. Хотя если учесть, что под правительством Пушкин понимал не министров, а своего цензора (и редактора) Николая I, то с тех пор не изменилось почти ничего.
          Ход рассуждений Путина во многом совпадает с подходом других немцев, самодержавно правивших Россией. В своё время молодого офицера КГБ поразило, что даже загнивавший в СССР государственный капитализм продолжал довольно эффективно работать в ГДР. Не говоря уже об особенно бросавшемся тогда в глаза контрасте между положением советского народа-победителя и побеждённых западных немцев. Несмотря на лакуны в его официальной биографии, есть много свидетельств людей, встречавших майора Путина — тогда «капитана Платова» — в ФРГ и в Западном Берлине.
          Путина, как многих других хорошо информированных европейцев, мало заботит, как отреагируют на его решения американцы, — что создаёт возможность просчёта. Подобно западным европейцам он относится к правительству США с иронией и слабо завуалированным презрением. При этом нельзя сказать, что его не интересует общественное мнение в России. Нет, народ должен горячо его поддерживать, а желательно — самозабвенно любить, за что отвечают специально обученные люди.
          Это важно: ведь те, кто принимают решения в Европе, одобрят в своём кругу только такого российского лидера, который способен держать русских в узде, по возможности соблюдая при этом внешние приличия. Хотя требования на соблюдение правительством этих приличий налагаются не очень жёсткие, как снаружи, так и изнутри страны. Если продолжить прерванную на середине фразу из письма А. С. Пушкина П. Я. Чаадаеву: «et que tout brutal et cynique qu'il est, il ne tiendrait qu'à lui de l'être cent fois plus. Personne n'y ferait la moindre attentation». То есть: «и сколь бы грубо и цинично оно [правительство] ни было, от него зависело бы стать сто крат хуже. Никто не обратил бы на это ни малейшего внимания». В принятии решений Путин ориентируется в первую очередь на мнение своей референтной группы: других руководящих (зачастую за сценой) европейских воротил.
          Голосование Генеральной Ассамблеи? Попытка сохранить хорошую мину при плохой игре. Результат такого голосования носит рекомендательный характер. В переводе с дипломатического: плюнуть и растереть. В качестве иллюстрации можно привести Резолюцию 3379 Генеральной Ассамблеи ООН «Ликвидация всех форм расовой дискриминации», постановившую, что сионизм — это форма расизма и расовой дискриминации. Посол Израиля Хаим Герцог тогда демонстративно разорвал перед Генеральной Ассамблеей свою копию резолюции, ставшей впоследствии для США и Израиля официальным обоснованием бойкота Всемирных конференций ООН по борьбе против расизма и расовой дискриминации. Через 16 лет резолюцию отменили. Не имею представления, повлияло ли хоть на что-нибудь как принятие этой резолюции, так и её отмена. Поначалу, возможно, кое-кто из мусульманских дипломатов и выпил тогда из кофейной кружки на радостях, пренебрегая заветом пророка «любой напиток, опьяняющий разум, является харамом». Вероятно, что о чём-то подобном знает кто-то из старых буфетчиков в высотке Ле Корбюзье и Нимейера на Манхэттене, но они не расскажут.
          Посол Виталий Чуркин не потрудился даже разорвать бумажку. Результат голосования был предопределён заранее: трудно найти государство, готовое открыто поддержать сепаратизм и аннексию территории соседом. Живущим в стеклянном доме камнями бросаться не следует. Поэтому происходившее в ООН напоминало одновременно игру в догонялки и в прятки: кому лучше всех удастся выскользнуть из объятий США и не попасть в слишком тесные объятия России, при этом оставшись незамеченным.
          Многие комментаторы «не заметили» практически половины государств мира, которым это в той или иной мере удалось. Среди них победителем по очкам можно считать Израиль, не участвовавший в голосовании «в связи с забастовкой персонала дипломатической службы». Тем не менее, окончательный результат оказался поразительным: если гораздо более мягкий — без формальной аннексии — сценарий с Южной Осетией не поддержала даже Белоруссия, то в данном случае почти дюжина «настоящих» (не Науру) государств открыто проголосовали за аннексию. В результате из 193 государств-членов ООН 100 выразили поддержку своих интересов, а остальные 93 в той или иной форме не поддержали даже собственные интересы борьбы с сепаратизмом и аннексией территорий.
          Совершенно утратившая контроль над ситуацией американская администрация в качестве жеста отчаяния попыталась вторично войти в давно пересохшую реку: договориться с Саудовской Аравией о значительном увеличении объёмов добычи нефти и соответствующем снижении цен на этот ресурс. Однако арабские шейхи не очень любят, когда их считают неразумными дикарями. Да и повод для этого разговора был выбран, мягко говоря, не самый удачный. Майдан — слово персидского происхождения, но по-арабски оно звучит так же, как по-украински.
          Тем не менее, в своё время администрации Рейгана удалось убедить Саудовскую Аравию увеличить добычу нефти, что привело в 1985—1986 годах к снижению цены на две трети и вызвало стагнацию экономики СССР. Тонкий нюанс состоит в том, что «экспортёр революции» СССР воспринимался саудовской монархией как заклятый враг, а консервативный республиканец Рональд Рейган — почти как закадычный друг. За время, прошедшее после распада СССР и стремительной конвергенции систем, ситуация, во всяком случае в том виде, в каком она воспринимается из дворца Мурабба, зеркально поменялась. Главным «экспортёром революции», по их мнению, стали демократы в Белом доме, тогда как поборник стабильности Путин — чуть ли не брат, нефтяной монарх такой же, как сами обитатели дворца.
          Проамериканские «цветные революции» и их ближневосточная версия «арабская весна» — смертельная угроза для саудовской монархии. В мирное время рычагов для давления на Эр-Рияд у Вашингтона осталось немного, напротив: Саудовская Аравия — кредитор, а США — крупнейший должник. Влияние саудовского лобби в Вашингтоне уже давно перевешивает знаменитое израильское, тогда как американское лобби в Эр-Рияде — полтора принца во главе с министром внутренних дел Мухаммедом бен Наифом. С другой стороны, 80% принцев учились в Америке и подготовили себе там «запасные аэродромы». Тем не менее, таких вопросов в США, которых они не могут решить без поддержки администрации, у Саудовского королевского дома очень мало.
          Небольшие вооружённые силы королевства и без того вооружены до зубов и оснащены самой передовой американской техникой. А вот в вопросе вооружения союзников — других суннитских государств — Саудовская Аравия вынуждена опираться на Россию. В качестве последнего примера можно привести многомиллиардный контракт на поставки российских вооружений в Египет, оплачиваемый Саудовской монархией. США наложили эмбарго на военную помощь Египту, после того как египетские военные свергли правительство исламских экстремистов, пришедшее к власти в результате «арабской весны» на каирском майдане — мейдан Тахрир.
          Укрепление режимов, способных противостоять исламистскому террору, для Саудовской Аравии — вопрос жизни и смерти. Эта страна является одним из спонсоров исламского террора, потому что таким образом монархия пытается откупаться от экстремистов. В стратегическом плане её задача — подавление или хотя бы «сдерживание» исламистского террора, и в этом вопросе естественным союзником саудитов наряду с Израилем является Россия. В искренности американских партнёров по «войне с террором» у саудовской монархии имеются, мягко скажем, сомнения. Большинство принцев воспринимают как США, так и ваххабитских экстремистов как рэкетиров, от которых приходится откупаться.
          Что касается надёжности партнёрства — здесь у саудитов нет и тени сомнения: как только экстремисты начнут брать верх, США немедленно поддержат свержение монархии. В этом смысле Россия, не оставившая в беде Асада (как и Советский Союз, не бросивший, например, Анголу, Мозамбик и Зимбабве, несмотря на нелицеприятные мнения об их лидерах, высказывавшиеся в узком кругу советским руководством), обладает репутацией верного союзника. Вне зависимости от репутации партнёра и его шансов на победу. Репутация, как известно, в руках CNN, а шансов на победу у этой монархии без помощи извне нет.
          С другой стороны, в арабском восприятии действительности продолжает действовать старый стереотип, больше относящийся к Советскому Союзу, нежели к современной России: уйдут ли русские союзники, если придётся к ним обратиться за помощью? Саудиты и кувейтцы, конечно, подозревают, что США сами подтолкнули Саддама Хусейна напасть на Кувейт, однако у американцев хватило ума вовремя, хоть и не полностью, уйти оттуда. Советский Союз бы не ушёл, а как поступит в подобном случае Россия, они пока не знают.
          Когда Барак Обама посетил Саудовскую Аравию, где встретился с королём Абдаллой, эта встреча послужила поводом для пересудов о том, будто Саудовская Аравия может помочь США «наказать» Россию за аннексию Крыма. Полагаю, что целью визита было именно это: создание повода для подобных разговоров. Со своей стороны я тоже порадовалась за американского президента. Не имею представления о разносолах, подающихся в королевском дворце, но такого барашка и риса по-риядски в Вашингтоне не предложат; это вам не гамбургер с Дмитрием Медведевым. Кроме того, прекрасно воспитанная королевская семья ни разу не напомнила Обаме об украинском унижении, которым ему так досаждают в Вашингтоне.
          Полагаю, что у советников Обамы также хватило благоразумия не рекомендовать ему просить у радушных хозяев ключ от квартиры, где лежат их деньги. Поэтому Обаме и не предложили в ответ от дохлого осла уши, хотя ослы наряду с роллс-ройсами не являются в королевстве дефицитом.
          Так или иначе растерянные лидеры Запада пока не нашли никакого ответа на обеспокоенность своей общественности. Совершенно случайно совпавший с этими событиями обстрел танкера в Ормузском проливе подвёл жирную черту под мечтаниями о быстром решении. Разумеется, у Обамы оставалась опция напомнить саудитам об их зависимости от американского военного щита, но любое нагнетание напряжённости как на Аравийском полуострове, так и в Персидском заливе в краткосрочной перспективе вызывает рост цен на нефть, что выгодно Путину.
          Во дворце Мурабба по каким-то своим причинам убеждены, что ЦРУ и уносящая их покой и сон Аль Каида — подобно бьющему стёкла Малышу и «случайно» оказывающемуся рядом стекольщику-Бродяге — две стороны одной монеты. На словах обитатели дворца и сами находятся на обеих сторонах той же монеты. Эти утопающие в роскоши люди — союзники США и правоверные сторонники ваххабитского течения ислама. Как же иначе: если бы в своё время аравийских бедуинов не охватил основанный на учении Мухаммада ибн Абд аль-Ваххаба социальный протест и ненависть к богатым, то не возник бы Дирийский эмират, и на аравийской нефти наживались бы не они, а скажем, турки. Поэтому сказочно богатые правоверные салафиты «отстёгивают» на борьбу бедным салафитам — подальше от границ королевства. В сегодняшнем мире вопрос цен на энергоносители следует обсуждать не столько с Саудовской Аравией, сколько с Россией и с Ираном. Однако новым ключевым игроком на этом рынке собираются стать США.
          На протяжении кризиса Обама неоднократно звонил Путину. Никто не считал это признаком испуга Обамы или его готовности пойти на уступки. Когда Путин наконец-то перезвонил, все радостно решили, что он пошёл на уступки. Уж не из-за отменённой ли «Визы» в банке «Россия»? Содержанием звонка со мной никто не делился, но оно явно следует из логики событий — и будущее очень скоро подтвердит эту оценку. Вводную часть разговора можно в переводе с дипломатического передать как «убедились, что нет у вас методов против Кости Сапрыкина?» — и после грустного подтверждения с противоположного конца линии, из Ново-Огарёво поступило деловое предложение. Примерно такое: «Я не стану захватывать Украину. Вы можете поставить там президентом своего сукиного сына. Но при одном условии: если я прикажу ему подпрыгнуть, то единственным вопросом, который он имеет право задать...» — «Знаем, знаем!» — радостно ответили из Вашингтона, — «Как высоко?» — «Спасибо, договорились».
          Обама заканчивает свой второй и последний срок у власти. Щелчков по носу он получил от Путина достаточно, и всё оставшееся ему в Белом доме время теперь потратит на то, чтобы показать своим соотечественникам, что не остался в долгу. Чего бы это ни стоило его соотечественникам. В данном случае Путин снова, как в детстве, загнал крысу в угол. Это война.
          В двух мировых войнах ХХ века Германия была на одной стороне, а Россия и США — на другой. Сейчас война разгорается на территории Германии. Стороны: США и ОАО «Газпром». Германия в данном случае выступает арбитром. Даже более чем арбитром: от неё полностью зависит выбор победителя.
          Разговоры о Генеральной Ассамблее и о Саудовской Аравии были дымовой завесой, скрывающей направление главного удара. В качестве «нового оружия» Белый дом пытается применить старую, ещё начала 90-х годов прошлого века, идею TAFTA, Трансатлантической зоны свободной торговли. Успех переговоров позволит США поставлять на европейский рынок сжиженный природный газ по ценам ниже газпромовских — даже если в результате европейские домохозяйства получат газ по более низким ценам, чем американские. Всё для фронта, всё для победы! Республиканцы возражать не станут: сами подставились, потешаясь над слабаком. Бывший посол США в ЕС Бойден Грей назвал возможное подписание соглашения по TAFTA созданием «экономического НАТО».
          Планируется не конкурентное вытеснение «Газпрома» с европейского рынка, а административное решение будущего «экономического НАТО» о бойкоте «Газпрома». Такая структура смогла бы влиять и на китайские решения о выборе поставщиков энергоресурсов, ведь доступ к объединённому североамериканско-европейскому рынку в глазах любого производителя несомненно ценнее доступа к российскому. Из лежащих на поверхности решений останется разработка индийского рынка, но туда поступает дешёвый газ из Ирана, и ради «наказания» Путина США готовы закрыть глаза на обход санкций против этой страны и даже пойти на снятие этих санкций.
          Газ — не алмазы, создание мирового чёрного рынка для торговли этим ресурсом — дело неподъёмное, и отсечение от экспортных рынков создаст новые вызовы и новые угрозы — наряду с невиданным ранее потенциалом «перестройки» России. Возникнет экономическая оправданность и даже необходимость глубокой переработки углеводородных ресурсов. На внутреннем рынке появится избыток потенциально дешёвой энергии, что может дать толчок к развитию других отраслей.
          Существующая структура «вертикали власти» непригодна для решения этих задач, и подвергнется глубокому реформированию — либо рухнет. Однако в условиях изоляции, даже частичной, наша страна будет вынуждена выполнить разворот на месте и в частности пересмотреть политику в сфере международной экономической интеграции. С невиданной ранее остротой встанет вопрос пересмотра итогов приватизации. Потребуется глубокая реформа правоохранительной системы, вполне вероятно, что для выполнения задач по модифицированному китайскому образцу.
          Я планов Обамы люблю громадьё, пусть постороннему пока плохо понятно, как ему удастся осуществить полное вытеснение «Газпрома» с европейского рынка с точки зрения логистики. Хватит ли судов-газовозов, можно ли быстро построить достаточное количество новых, или придётся строить и охранять трансатлантический газопровод? Не сомневаюсь, что планы и расчёты у американских корпораций уже подготовлены.
          Однако дело пока не в этом. Подписание соглашения о TAFTA планируется на конец текущего года — и в случае успеха переговоров откроет европейские рынки не только для американского газа, но и для клонированной говядины, генномодифицированных семян и прочих продуктов, которых многие европейцы, и в первую очередь немцы, не хотят видеть у себя.
          Аннексия Крыма подвернулась США как прекрасный повод для «выворачивания рук» их главным западноевропейским партнёрам, Франции, а главное — Германии. С другой стороны, европейцы могут выйти из-под этого давления, протянув с подписанием год-другой: следующей американской администрации будет не до унижений, которые довелось снести Обаме.
          Если соглашение о TAFTA удастся подписать ещё до конца текущего года, то тяжёлый удар по интересам «Газпрома» в Европе предполагается нанести до 8 ноября 2016 года, когда запланированы выборы следующего президента США. Разумеется, никто не рассчитывает, что в результате Россия возвратит Крым, о котором к тому времени все уже забудут. Все прекрасно понимают также, что если подобная экономическая блокада состоится и даже если она ударит по личным интересам нескольких приятелей Путина, то в результате американской политики политические позиции Путина в России лишь укрепятся — а его уход от власти необычайно осложнится. В таких условиях поиск альтернативы Путину безо всякой пропаганды будет искренне восприниматься народом как государственная измена. Подобным образом США сплотили иранцев вокруг аятолл.
          Однако, на какие силы в обществе Путину придётся опереться? Существуют ли такие силы? Какой простор для манёвра имеется сейчас, и какие пути развития останутся (или возникнут) у почти «загнанной в угол» России в случае осуществления планов Обамы?

Продолжение следует.

Сдерживание. Часть I


ТАТЬЯНА ВОЛКОВА


07.04.2014



Обсудить в блоге


На главную

!NOTA BENE!

13.10.2016
Баш на баш

0.024009943008423