Вестник гражданского общества

Счастливчик Сноуден

Эдвард Сноуден

«Правовое положение» Сноудена

          Предыдущий материал был, как я полагала, совсем о другом, и не хотелось перегружать его крючкотворством, однако у многих читателей возникли именно юридические вопросы по этому поводу. Кроме того, я ссылалась на изложение слов президента РФ «Голосом Америки», а мне указали на более точный текст путинской шутки: «Что касается возможной выдачи, куда бы то ни было, то мы можем выдавать только в те государства, с которыми у нас есть соглашение о выдаче преступников. С США такого соглашения нет. На территории РФ господин Сноуден никаких преступлений, слава богу, не совершал». Остроумно; если бы, не дай бог, совершил, то в соответствии со ст. 464.2 УПК РФ п.п. 2, 3 в выдаче можно было бы (и следовало) отказать.
          Пресс-секретарь президента Д.С. Песков сообщил: «Поскольку это не наш вопрос, я не знаю, какие могут быть варианты развития событий, какие есть юридические и иные аспекты этой темы. Я не могу ничего ни рассказать, ни объяснить, ни дать какую-то оценку». И правильно, нечего у начальства под ногами путаться. Песков также напомнил, что В.В. Путин «четко сказал, что де-юре Сноуден в Российскую Федерацию не въезжал и границу не пересекал». Де-факто это означает, что президент продолжает шутить, потому что де-юре в Шереметьево нет ни одного квадратного миллиметра иностранной территории. Услужливо выдуманной журналистами «экстерриториальной» зоны там тоже нет, и не советую проверять: если вы там что-нибудь нарушите, то под белые руки вас будут брать не «голубые каски», а свои родные менты, и совершенно законно. А если, не дай бог, нахулиганите еще в воздухе, то они же, родимые, будут ждать вас уже у трапа, и если не поднимутся на борт, то тоже не потому, что тем самым якобы нарушат границу. Заявление президента относится к внутренней российской организации проверки паспортов (захотят — могут на трапе или еще на борту проверять, просто в будке удобнее). Эту область права, с учетом своей учебной специализации и опыта работы за рубежом, В. В. Путин знает гораздо лучше меня, поэтому смысл его заявления прост, перескажу своими словами: «Как вы говорите? Сноуден? Никогда не слыхал. Список пассажиров мне девушка из будки принесла, этой фамилии там нет, и ни о каком Сноудене ведать не ведаю». Как я в свое время писала, наш президент смолоду отличался своеобразным суховатым юмором.
          Ст. 464 УПК РФ содержит исчерпывающий список оснований, на которых или, как принято говорить на юридическом жаргоне, «по которым» выдача не допускается, и в случае Сноудена таких оснований нет. В американском Министерстве юстиции российские законы знают. В особенности главу 54 УПК РФ «Выдача лица для уголовного преследования или исполнения приговора», начинающуюся со ст. 460 «Направление запроса о выдаче лица, находящегося на территории иностранного государства». П.1 предусматривает: «Российская Федерация может направить иностранному государству запрос о выдаче ей лица для уголовного преследования или исполнения приговора на основании международного договора Российской Федерации с этим государством или (выделено мной. - Т. В.) письменного обязательства Генерального прокурора Российской Федерации выдавать в будущем на основе принципа взаимности этому государству лиц в соответствии с законодательством Российской Федерации».
          В строгом соответствии с принципом взаимности американская сторона не только обязалась в будущем выдавать России разыскиваемых ею преступников, но и напомнила о подобном сотрудничестве в прошлом. Таким образом, если Сноудена выдавать не хочется, то его можно не выдавать, сославшись на отсутствие двустороннего договора, решение Басманного суда или, скажем, на радикулит. Если захочется, то можно выдать, соблюдая все требования российского закона, невзирая на отсутствие договора.
          Однако если американцы предложат обменять Сноудена на что-нибудь полезное, то можно и не выдавать его американцам, а выслать в США как американца, находящегося в России без действительных проездных документов. Охранное свидетельство, выданное эквадорским консулом в Лондоне по просьбе Джулиана Ассанжа (консул дружит с WikiLeaks) можно спокойно игнорировать, так как оно исходит не из Кито и не из консульства Эквадора в Москве.
          Пока же в первую очередь от парня требуется та информация, которой он обладает. Аннулировав паспорт, американцы хотели создать условия для высылки вместо выдачи, поставив при этом Сноудена в положение полной зависимости от российских властей, и с упорством, достойным лучшего применения, продолжают усиливать эту зависимость.
          Сперва появились утечки о намерении США перехватить самолет со Сноуденом на борту в чужом или международном воздушном пространстве. Если раньше еще можно было поискать оправдание в непосредственной угрозе безопасности США, то после того как Сноуден уже выдал секреты китайцам, а затем и русским, подобный акт можно будет смело квалифицировать как воздушное пиратство и международный терроризм.
          Теперь Рафаэль Корреа сообщил, что Джо Байден просил его не удовлетворять просьбу Сноудена об убежище. Вероятно, таким образом Байден проявляет заботу о соотечественнике. В самом деле, зачем нужен Эквадору аналитик ЦРУ, тогда как сам президент Корреа учился в США после того как его отец возил туда кокаин? В России шансы Сноудена на трудоустройство по специальности гораздо выше.
          Давно его ждут журналисты в Шереметьево, но только напрасно ждут. Сами могли бы догадаться, что парень занят, общается с будущими сослуживцами на конспиративной квартире. В аэропорту, разумеется, расставлены всевозможные «уборщицы», которые «только что видели» этого неуловимого пассажира, но если очень потребуется, его свозят в терминал проветриться, не столько людей посмотреть, сколько себя показать.
          Решение о трудоустройстве Сноудена в России, по всей видимости, уже принято: председатель комитета Госдумы по международным делам А.К. Пушков выразил уверенность, что выдача Россией Эдварда Сноудена американским властям принципиально недопустима, прежде всего, по моральным соображениям. Если бы решение президента было иным, то г-н Пушков, по моему оценочному мнению, выразил бы уверенность, что выдача Россией Эдварда Сноудена американским властям принципиально необходима, прежде всего, по моральным соображениям.
          ИТАР-ТАСС приводит слова Д.С. Пескова, что «президент отметил, что он этим вопросом не занимается и предпочитает, чтобы им занимались соответствующие службы. Соответственно, эта тема не является темой повестки дня Кремля». Правильно, незачем Кремлю ставить этот вопрос на повестку дня, да и президенту, который сам работал как полевым агентом, так и руководителем, принимающим решения, там нечем особо заниматься. Ему не требуются заключения специалистов, чтобы оценить ценность Эдварда Сноудена, а заключается она вовсе не в том, какими важными сведениями тот располагает, а в том, какой ущерб их разглашение нанесет «нашим партнерам».

Изменится ли что-либо после разоблачений? Вопрос риторический

          После того как Эдвард Сноуден передал «Вашингтон Пост» и «Гардиан» сведения о проекте АНБ PRISM, директор национальной разведки Джеймс Клэппер заявил, что американские спецслужбы собирают через интернет-компании информацию только о пользователях, которые не являются гражданами США и находятся за их пределами. Любопытно, когда шпионили в Вашингтоне и Нью-Йорке за дружественными дипломатами из стран Евросоюза, насколько внимательно американские спецслужбы следили за тем, чтобы объект вернулся на иностранную территорию дипломатического представительства? Если он просматривал свою электронную почту сидя за столиком в кафе, запись, вероятно, отключали?
          «Вашингтон Пост», не успев поздравить генерала Клэппера соврамши, поспешила напомнить о множестве коммерческих трекеров данных на службе маркетинговых или аналитических фирм и рекламных сетей. Не думаю, что эти сенсации для многих стали неожиданностью, однако когда американцы узнали, что они под колпаком у Мюллера, продажи романа Джорджа Оруэлла «1984» на некоторое время выросли втрое.
          В интервью телеканалу «Раша Тудэй» бывший директор ЦРУ и АНБ Майкл Хайден сообщил, что программы Агентства национальной безопасности США, с разоблачениями которых выступил Сноуден, не будут свернуты, поскольку «соответствуют требованиям закона и действительности». Кто бы сомневался, подслушивали, подслушиваем и будем подслушивать. Когда писали: «Мы, народ Соединенных Штатов, с целью... установить правосудие, гарантировать внутреннее спокойствие, обеспечить совместную оборону, содействовать всеобщему благоденствию и закрепить блага свободы за нами и потомством нашим», не нашлось никого, кто сказал бы авторам, что они «что-то нескладное придумали! Оно, может, и умно, но больно непонятно. Над вами потешаться будут». Собственно, уже потешаются: стоило припугнуть «народ Соединенных Штатов», как потомство великих отцов-основателей с легкостью отказалось от «благ свободы» ради «внутреннего спокойствия». Ну, а подслушивать нас, грешных, американская Конституция велит еще в преамбуле, чтобы «обеспечить совместную оборону» штатов.

Как мы немножко помогли АНБ и не только

          Однако информацию недостаточно перехватывать, ее необходимо еще и анализировать, а если, подслушивая и подглядывая за всем миром, при этом предварительно не просеивать информацию, то никакого персонала не хватит. Если об этом спросят Сноудена, то он, вероятно, поделится байкой о том, что одним из источников неприятного для АНБ шума, засорявшего коммуникации, была наша доблестная «рожденная революцией» милиция.
          В инструкции под шапкой «Министерство внутренней безопасности США. Национальный оперативный центр медиа-наблюдения. 2013» в параграфе 2.13 «Ключевые слова и поисковые фразы», раздел «Внутренняя безопасность», между поисковой фразой «Национальная инициатива готовности (National preparedness initiative)» и ключевым словом «стрельба (shooting)» находится она, родимая «милиция (militia)». Ключевое слово такое.
          Конечно, Министерство внутренней безопасности США не интересуется нашей родной милицией. Речь идет о внутренней безопасности США и об их собственных народных ополченцах, вооруженных в соответствии с Биллем о правах и со Второй поправкой к Конституции США, не дающей покоя ни одной демократической администрации: «Так как для безопасности свободного государства необходима хорошо устроенная милиция, то право народа хранить и носить оружие не будет ограничиваться».
          Разумеется, для русскоязычных текстов используются совсем другие ключевые слова. Кроме того, для мониторинга настоящих средств массовой информации можно прописать алгоритм, отсеивающий лишние упоминания о российской милиции. Однако в той же инструкции Министерство внутренней безопасности делит СМИ на «традиционные» и «социальные», причем к последним относит сообщения на «сайтах социальных медиа», аналитические «комменты» в сети, фото- и видеоматериалы, тексты «блогеров и обычных людей»... Просмотрев весь 43-страничный документ, я не заметила дискриминации источников по признаку гражданства или места жительства. Таким образом, слишком короткие для алгоритма чаты и твиты, например, экспатов, туристов, находящихся в России или посетивших ее, а также множество других подобных сообщений при упоминании наших милиционеров (как же без них?) «засоряли эфир» и отвлекали занятых людей от серьезного дела тотальной слежки за собственными гражданами.
          К счастью, бывший глава МВД С.В. Степашин предложил переименовать милицию в полицию. Тогдашний президент Д.А. Медведев ответил противникам идеи в своем блоге в Твиттере, что «Это переход от советской системы к современной, честной и дееспособной. Здесь вопрос содержания, а не формы». Так был уничтожен последний, не тронутый даже большевиками, символ Февральской революции 1917 года.
          Кроме облегчения праведного труда сотрудников АНБ при перемене названия ничего, конечно, не изменилось. В очередной раз убедиться в этом мне довелось совсем недавно, когда при захвате нашего помещения герои снимка, вывешенного в сети С.С. Митрохиным, предлагали свои услуги по выводу людей в туалет в обмен на прекращение протеста против преступных действий. Разве кого-нибудь удивило, что один из скрывавшихся под «погонялами» (или оперативными псевдонимами) вертухаев был опознан как генерал-майор полиции А.Ю. Бирин?
          Вернемся к Сноудену: несмотря на то, что ему этого очень не хотелось, американцы, похоже, все-таки вынудили его немного поработать на Россию. Теперь им придется перекраивать работу тех служб, с которыми он был связан, что отбросит их на многие месяцы, если не годы, назад, но так ли уж это плохо для Америки? Смотря кого считать Америкой.


ТАТЬЯНА ВОЛКОВА


01.07.2013



Обсудить в блоге


На главную

!NOTA BENE!

13.10.2016
Баш на баш

0.021459817886353