Вестник гражданского общества

Частично невиновна

          Двухлетние попытки доказать незаконность полицейских провокаций закончились 29 ноября частичным успехом - дело заместителя главы Серпуховского района Елены Базановой в части эпизода с предпринимателем Каримовым и ООО «Новый регион», по решению судьи Мособлсуда Н.Н. Акимушкиной вернули прокурору Московской области.
          «Суд не является органом уголовного преследования, не выступает на стороне обвинения и стороне защиты, суд создает необходимые условия для выполнения сторонами их процессуальных обязанностей, и осуществления предоставленных им прав. Стороны обвинения и защиты – равноправны перед судом». – Слова судьи Акимушкиной, усиленные микрофоном, бальзамом лились на сердце: ну, наконец-то, хоть кто-то из судей вспомнил о своем истинном предназначении!
          До 29 ноября сего года картина наблюдалась другая. Московский областной суд, в лице Регины Богачевой, сделал все для того, чтобы убить репутацию сотрудников храма Фемиды.
          Напомним, Елена Базанова была арестована 5 октября 2009 года и до сих пор находится в заключении. Заявителем по ее делу стал некто предприниматель Каримов, утверждавший, что хотел построить бетонно-растворный узел, а у него вымогали взятку. В доказательство своих слов Каримов передал следствию многочисленные аудио- и видеозаписи, копии платежных поручений.
          Защищая интересы предпринимателя Каримова, Базанову - при помощи нескольких десятков вооруженных до зубов бойцов антитеррористического подразделения - взяли под стражу. Следствие длилось год, а затем начались судебные спектакли. Иначе их и назвать сложно. Потому что к началу процесса всплыла неприятная для стороны обвинения правда: предприниматель Каримов вовсе никакой не предприниматель и даже не Каримов – он сотрудник 3-го ОРБ ДЭБ МВД полковник милиции Борис Калимулин, и все, что он рассказывал о себе – ложь от начала и до конца. Представленные им доказательства тоже оказались липой – ни одна запись и ни один документ не подтверждали его слов о вымогательстве. Совсем наоборот: даже после тщательного полицейского монтажа видно: Базанову провоцировали. Получается, что на скамье подсудимых сидела жертва, а обвинял ее преступник.
          В списке пострадавших Базанова оказалась не единственной. Полковник Калимулин играл роль доверчивого коммерсанта с 2005 года. Он сам об этом рассказал под протокол в Воронежском суде, отвечая на вопросы по делу Багомедова и других. След Калимулина есть и в деле погибшей в застенке Веры Трифоновой, в деле Владимира Кузнецова, губернатора Денина и многих, многих других.
          Адвокаты Базановой предоставили судье Богачевой горы доказательств преступлений Калимулина, но все тщетно – защите не дали возможности приобщить к делу ничего значимого, что пролило бы свет на личность заявителя «Каримова» и невиновность подсудимой.
          За два года – 2010 и 2011 - были разосланы сотни писем, запросов, жалоб, справок во все мыслимые инстанции. Однако подвижки начались только летом 2011-го, когда ДЭБ лишили сразу нескольких руководителей, передвинув по служебной лестнице. Как оказалось, коррупционная сеть в департаменте экономической безопасности была неразрывно сплетена с оборотнями в других силовых структурах. Например, с преступной прокурорской группировкой Александра Игнатенко, бывшего заместителя прокурора Московской области.
          Поворотным моментом стало кассационное определение коллегии Верховного суда, отменившего 12 октября приговор Базановой в части эпизода с провокатором. Рассказывая ранее об этом деле, я предположила, что ВС может пересмотреть квалификацию по данному эпизоду. Сенсационное решение судей ВС превзошло самые смелые ожидания. Правда, оно оказалось половинчатым.
          Судебная коллегия Верховного Суда России не сумела переступить через негласное корпоративное правило: осудить можно, оправдать нельзя. Отменив несправедливое и незаконное решение судьи Богачевой по эпизоду с провокатором, Верховный суд оставил в силе приговор по эпизоду с уральской компанией «СТКС-Недвижимость». Предъявленные ими как доказательство вымогавшейся взятки платёжные поручения на счета фирм, связь которых с Базановой так и не была установлена, вполне могли быть попытками обналички капитала со стороны руководства компании. Потому что в 2009 году, на момент подачи заявления, ООО «СТКС-Недвижимость» задолжало кредиторам полмиллиарда рублей и находилось в стадии банкротства. Сведения об этом в материалах дела не отражены. Судья Богачева осудила Базанову на основе одних лишь слов обанкротившихся коммерсантов – нет ни видео, ни аудио, ни документальных свидетельств причастности Базановой к перечисленным на сторонние организации деньгам.
          Есть и ещё факты ничтожности эпизода с «СТКС-Недвижимость». В своих видео-обращениях к президенту глава Серпуховского района Александр Шестун, основной заявитель по делу прокурорских казино, приводит запись разговора с криминальным авторитетом Сергеем Романовым («Графом»), который обещает «прилепить» новый эпизод Базановой и Шестуну, если ему не заплатят три миллиона долларов. «У нас есть человек из Екатеринбурга», - говорит «Граф». Разговор этот состоялся за пару недель до появления на сцене «сирот» из «СТКС-Недвижимость».
          Несмотря на явный прокол защиты, не сумевшей тщательно отработать уральский след, у судей было достаточно законных оснований не принимать во внимание голословные утверждения.
          Почему же Верховный Суд отменяет одно неправосудное решение коллеги из Мособлсуда и соглашается со вторым? Чтобы ответить на этот вопрос, нужно представить себе последствия возможного оправдательного приговора. Если бы ВС отправил на пересмотр дело в полном объёме, то за два года тюремных мытарств Базановой пришлось бы привлекать к ответственности слишком много людей, включая судью областного суда Регину Богачёву. К подобным революционным шагам Верховный Суд оказался не готов.
          И, тем не менее, позиция Верховного суда сделала свое дело: повторное решение Мособлсуда, зачитанное с должным пафосом судьей Акимушкиной 29 ноября сего года в зале № 408 Московского областного суда, можно считать несомненной победой правосудия.
          «Установление личности свидетеля обвинения является неотъемлемой частью полномочий стороны обвинения, в связи с чем, возложение на суд не свойственных судебным органам обязанностей недопустимо. Таким образом, имеющиеся препятствия к рассмотрению по существу данного уголовного дела являются основанием к возвращению уголовного дела прокурору Московской области».
          В перспективе сенсационное решение судьи Акимушкиной означает полный провал провокационного эпизода с участием сотрудника МВД Калимулина в деле Базановой и, хотелось бы надеяться, конец его карьеры. А учитывая выборы в Государственное собрание, возврат дела можно назвать предвыборным подарком новому прокурору Московской области.
          Что же касается двух других эпизодов, об одном из которых я уже упоминала, то ими сейчас всерьез заинтересовались правозащитники, как примерами фальсификации уголовных дел на основании бездоказательных заявлений. История продолжается.

КОММЕНТАРИЙ ЭКСПЕРТА

          Виктор Камалдинов, юрист-правозащитник:
          «Кассационное определение судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РФ от 12.10.11 г. незаконно оставила приговор в силе в части эпизодов, связанных с Цеебом и ООО «СТКС-Недвижимость», по следующим основаниям:
          1) ч. 4 ст. 14 УПК РФ, где указано: «Обвинительный приговор не может быть основан на предположениях». А как следует из материалов дела по эпизодам с Цеебом и ООО «СТКС-Недвижимость», кроме предположений в материалах дела ничего нет;
          2) ч. 4 ст. 302 УПК РФ, требует: «Обвинительный приговор не может быть основан на предположениях и постановляется лишь при условии, что в ходе судебного разбирательства виновность подсудимого в совершении преступления подтверждена совокупностью исследованных судом доказательств»;
          3) п. 4 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 29 апреля 1996 года № 1 «О судебном приговоре», где разъясняется: «В соответствии со ст.302 УПК РФ обвинительный приговор не может быть основан на предположениях и постановляется лишь при условии, если в ходе судебного разбирательства виновность подсудимого в совершении преступления доказана… Следует неукоснительно соблюдать принцип презумпции невиновности (ст. 49 Конституции Российской Федерации, ст. 14 УПК РФ), согласно которому все сомнения в виновности обвиняемого, которые не могут быть устранены в порядке, установленном Уголовно-процессуальным кодексом Российской Федерации, толкуются только в его пользу! По смыслу закона в пользу подсудимого толкуются не только неустранимые сомнения в его виновности в целом, но и неустранимые сомнения, касающиеся отдельных эпизодов предъявленного обвинения, формы вины, степени и характера участия в совершении преступления, смягчающих и отягчающих обстоятельств и т.д.».
          Я считаю, судом первой инстанции и судебной коллегией по уголовным делам Верховного Суда РФ были просто проигнорированы указанные положения нормативных актов».


ЛАРИСА ЖУРАВСКАЯ


02.12.2011



Обсудить в блоге


На главную

!NOTA BENE!

13.10.2016
Баш на баш

0.01509690284729