Вестник гражданского общества

Елену Базанову осудили по максимуму

Приговор Мособлсуда еще раз подтвердил, что в России правосудие отсутствует

Елена Базанова в зале суда. Фото: oka-info.ru

          11 августа судья Мособлсуда Регина Богачева разродилась наконец-то приговором по делу Елены Базановой, лишний раз подтвердив не новый, в общем-то, вывод: правосудия в России нет. Куплено и продано все - от следствия до судейских мантий. Базановой дали 7,5 лет колонии общего режима и присудили к выплате миллиона рублей, обвинив в превышении служебных полномочий и получении взятки в особо крупном размере. Преступления по статьям 286 ч.1 и 290 ч.4 считаются особо тяжкими и общественно опасными - это то, что сейчас называют коррупцией. Однако проблема в том, что стандартные словесные обороты приговора выстроены на лжесвидетельстве и подлогах. И точка в конце приговора вряд ли означает конец этой истории, которая активно развивалась с осени 2009 года. 


Прокурорская месть 

          В целом, дело Базановой само по себе яркий образчик заказной посадки, так сказать судебно-прокурорская коммерция. Но наиболее выпукло оно смотрится в совокупности с делами по подмосковным казино, делом покойной ныне Веры Трифоновой и делами еще двух десятков людей, которые пока еще, к счастью, живы. Подробно об этом можно прочесть в статье «Связанные одной цепью», публиковавшейся на портале Вестник CIVITAS. Сейчас только краткий экскурс в историю вопроса.
          2009-й год. Медведев уже год как президент. В Московской области траур – сбежал в Америку министр финансов МО Кузнецов, оставив за собой выжженный кредитами бюджет. Не успев подсчитать убытки, Подмосковье вваливается в репутационный кризис – глава одного из самых крупных районов области Александр Шестун на всю страну повествует о существовании в епархии генерала Громова разветвленной коррупционной сети силовиков, главную роль в которой играют подмосковные прокуроры.
          Реакции на его сообщения из официальных кругов нет. Но тишина обманчива. С точки зрения системы Шестун отступник, человек вне закона – пошел против установленного порядка, поэтому подлежит суровому и публичному наказанию. На него объявлена охота. Комбинация разрабатывается руководством прокуратуры Московской области совместно с руководителями ДЭБ МВД под патронажем Генеральной прокуратуры. Однако в силки вместо него попадает заместитель Шестуна – Елена Базанова. Арестовывать ее приезжают два десятка спецназовцев из «Рыси» с боевым оружием. Район сотрясают прокурорские проверки и слухи о скорой расправе над Шестуном, но для Базановой все это уже не имеет значения – она два года проведет в застенках в ожидании приговора за несовершенное деяние.
          В это же самое время, пока Базанову «ломали» на допросах, пытаясь подкопаться к Шестуну, беспредельная наглость и жадность силовых структур, сросшихся с криминалом и чиновной элитой, привела к гибели в заключении двух людей – Веру Трифонову и Сергея Магнитского. Обе эти смерти явились для общества серьезным потрясением. Не то чтобы раньше в тюрьмах не умирали… Просто на этот раз стало ясно – правоохранительная система прогнила так основательно, что на защиту не приходится рассчитывать никому. Даже если у тебя есть деньги. Вернее – особенно если у тебя есть деньги. Оставалась некоторая надежда лишь на суды.
          Басманный, тот который уже стал притчей во языцех, благодаря своей роли в деле Ходорковского, был как бы не в счет – ну, не у всех же личные счеты с Путиным. Даже далеко не глупые люди из Общественного совета при президенте называли судебный корпус единственным, кому еще верит население. Надежда была миражом, множественные судебные истории неутешительно свидетельствуют – должность судьи в России всего лишь источник дохода. Может и есть честные специалисты, но они не выживают долго в системе повального подкупа и кумовства. Даже более того – ты никогда не станешь судьей, и вечно будешь возить дела в тележках по этажам различных «храмов» Фемиды, пока не примешь правила этой волчьей игры.



Слепоглухонемая Фемида

          Раскрутка подмосковного спрута шла впечатляющими темпами, газеты наперебой перечисляли имена арестованных силовиков, а Елена Базанова продолжала сидеть. На процессах судья Регина Богачева проявляла чудеса изворотливости, не позволяя защите хоть как-то отстроить свою линию. Обвинение Базановой предъявили по трем эпизодам – то, что прокуроры сумели собрать на скорую руку.
          Первый был связан с местным скандалистом Цеебом, проевшим плешь всем без исключения районным службам. В стремлении расширить территорию для своего придорожного кафе, он готов был на очень многое и взнос на благо районного спорта не посчитал обременительным. Вот эту самую благотворительность, по которой он официально заплатил в кассу дворца спорта 100 тысяч рублей, он и назвал взяткой, накатав со злости заявление в прокуратуру на Базанову. Ведь именно она отвечала за распределение земель района, а вожделенный кусок территории Цееб получить так и не сумел. Заявление это никогда бы не пошло в ход за отсутствием как доказательств, так и здравого смысла, но в 2009 году Цееб пришелся как нельзя кстати.
          Второй эпизод организовал серпуховский криминальный авторитет с дворянской кличкой – Граф. Так же, как и первый, он был основан на почти голословном утверждении – вымогала, мол.
          Как по первому, так и по второму эпизоду в суд не было предоставлено ни одного доказательства, что Базанова хоть как-то получила деньги – наличностью ли, на счет ли – ни единого. Что, впрочем, не помешало судье включить эти эпизоды в обвинительное заключение.
          Третий эпизод, тот, на котором как на цементе и крепилось все дело, - стопроцентный креатив департамента экономической безопасности, их разработка, курочка ряба с золотыми яйцами. Я говорю о работе штатных провокаторов. О, конечно, в кадровых документах у них написано совсем другое – например, следователь или оперативный сотрудник. И даже звания имеются вполне себе приличные – не ниже половника. Но суть их работы от этого не меняется. За два года, пока тянулось дело Базановой, защита нашла несколько десятков пострадавших людей, оболганных сотрудниками ДЭБ. По фальшивым документам офицеры службы экономической безопасности изображали то коммерсантов, то банкиров – в зависимости от конкретной надобности. Все контакты с намеченными жертвами тщательно записывались. Полученный материал подвергался обработке, и вот – компромат готов. Затем под теми же документами несуществующих персонажей оперативники выступали как заявители в судах и судьи принимали эту откровенную липу.
          Вскрылось все довольно случайно. Просто так совпало, что один и тот же субъект – Борис Калимулин из ОРБ 3 ДЭБ умудрился под одинаковым именем выступать одновременно в нескольких процессах как потерпевший. Расследование его деятельности вывело защиту Базановой на всю схему госпровокаций. В это было бы сложно поверить, если бы не существовало массы убедительнейших документов и живых свидетелей. В числе жертв Калимулина известные люди – губернатор Брянской области Денин, министр природных ресурсов Самарской области Корвяковская, предприниматель Вера Трифонова, Владимир Кузнецов, активный помощник в борьбе с коррупцией депутата Госдумы Черепкова, и многие, многие другие. Можете себе представить объем доказательств по установлению личности Калимулина? Так вот ни одно из них судья Богачева не позволила приобщить к делу. В деле Елены Базановой Калимулин, как и в других делах, фигурирует как Юсуп Каримов. И точка. Не помогли ни свидетели, ни фотографии, ни даже внутрислужебные документы из самого департамента. Богачева не дала Базановой ни одного шанса на защиту. Мало того. Квалифицируя «преступления» Базановой, Богачева отнесла их к свершившимся деяниям. Хотя на самом деле, даже если согласиться, что был умысел на получение взятки, квалификация должна была быть как покушение на преступление. Если бы Богачева рассмотрела дело именно под таким углом, Елена Базанова могла бы уже в зале суда быть освобождена, так как срок ее заключения за время следствия и суда уже с лихвой окупил все, что предусматривает УК по такому виду преступлений. Тем не менее, Богачева вменяет Базановой самую тяжелую квалификацию из возможных, назначая неоправданно суровое наказание. Почему? Это интересный вопрос.



Плата за дачку

          По какой причине судья Регина Богачева так скверно обошлась с Еленой Базановой? Может быть, у нее имелся личный счет к подсудимой? Нет, счета не было. Как не было общих дел, любовников и прочих бытовых радостей жизни. Богачева видела Базанову в зале суда впервые в жизни. В чем же тогда была причина ее жестокости? Думаю, что такая постановка вопроса немало посмешила бы любого, кто имеет отношение к правосудию в России. Дело попросту в том, что институт независимых судей существует только на бумаге. На деле судьи Российской федерации зависимы от очень многих вещей. Например, от собственного руководства.
          Давайте посмотрим, кто же руководит Региной Богачевой? В списке заместителей председателя Московского областного суда мы сразу же обнаружим фамилию судьи Гавричкова. Судья этот прославился не очень-то благовидным образом – его имя было в ряду тех, кто получил участки в дачном поселке «Силанс», в компании с членами преступной прокурорской группировки Московской области. Трудно предположить, что такую выгодную собственность судья приобрел по счастливому случаю. Полагаю, что друзья, при помощи которых, скорее всего, и была приобретена дачка в «Силанс», откровенно не поняли бы Гавричкова, если бы подконтрольная ему судья вдруг взбрыкнула и вспомнила про Кодекс судьи, Конституцию и прочую чепуху.
          Будущее в деле Базановой вполне очевидно – кассационная жалоба в Верховный суд. А далее вероятен следующий исход. Верховный суд изменит квалификацию деяний на «покушение», чем скостит срок Базановой до минимального значения. Это позволит ей либо сразу же выйти на свободу, либо пройти через прошение на условно-досрочное освобождение.
          Столь нехитрой комбинацией можно достигнуть сразу нескольких целей. Ну, во-первых, Верховный суд добавит плюс в собственную репутацию – перед выборами президента вещь полезная. Во-вторых, это по сути «мягкий» спуск на тормозах всего дела, которое из-за шума, поднятого в прессе, становится опасным для тех, кто его затеял. Ну и, наконец, освобождение через такие тернии - это невербальный сигнал: не надо лезть на рожон, не нужно воевать с системой, плохо будет.


ЛАРИСА ЖУРАВСКАЯ


15.08.2011



Обсудить в блоге


На главную

!NOTA BENE!

13.10.2016
Баш на баш

0.023309946060181