Вестник гражданского общества

Что-то мне не верится, что Россия добровольно разымперится

          Родившись на свет, я ошибся страной. Но тогда я того не понимал. А если б и понимал? Мог ли я - в грудничковом возрасте - грудью проложить другую дорогу себе?!..
          Мне хотелось многое спросить, сказать, но по неумолимым законам природы я только кричал; ни ходить, ни что-либо делать я не мог. И самое главное - я был абсолютно политически безграмотен и ничего не знал.
          Не знал, что в 862 году славянские послы сказали варягам из племени русь: «Земля наша велика и обильна, а порядка в ней нет; да и пойдите княжить и володеть нами».
          Много веков прошло, а с порядком все тоже. Хорошо у нас организована только организованная преступность, на вершинах власти даже великолепно. Откуда же у наших бед ноги растут?
          Сначала просим княжить варягов из племени русь и нарекаемся Русью, потом столетиями роднимся с татарами, затем веками ставим царствовать над собой немцев, тысячу лет молимся еврейской Матери - Богородице и ее Сыну. И без всяких комплексов гордимся тем, что били, а если надо, то и будем бить шведов и финнов, татар и немцев, ну и евреев - со всем воспринятым от них гуманизмом христианства, за все, что накипело в душе за тысячу лет. Как разобраться в этих несуразностях?! Как это умом понять, и чтобы крыша не поехала?!
          Многих до сих пор устраивает объяснение, данное в 1866 году поэтом, дипломатом и Председателем комитета иностранной цензуры Федором Тютчевым:
                              Умом Россию не понять,
                              Аршином общим не измерить:
                              У ней особенная стать -
                              В Россию можно только верить.

          Но, спустя полтора века, настаивать на таком толковании - значит утверждать какую-то непреходящую ненормальность России, из-за чего она не может быть столь же благополучной, как многие самые небольшие и незначительные страны.
          А ведь каждому важно понимать, где живешь, для того чтобы строить личную жизнь. Да и обществу нельзя веками, не отвечая, допытываться: «Кто мы?», «Куда мы идем?», уподобляясь пьяному, который, просунув голову в чужое окно, вопрошает: «Люди добрые! Скажите, кто я и где я?»
          На этом месте душа автора потребовала произвести физическое отступление его тела от текста, чтобы, погодя, сделать в нем лирическое отступление. Той же ночью, во сне, в ушах автора зазвучали неминуемые обвинения на земном и небесном суде: «Русофоб окаянный! Расстрелять дважды - как собаку и как врага народа!»
          Ну, какой я русофоб?! Родившемуся и выросшему в России, мне дороги ее люди, язык и культура, природа и земля. Думаю и пишу по-русски. Заботясь о культуре родной речи, я создал, возможно, бессмертные «Правила хорошего мата». Если исчезнет русская цивилизация, исчезнет весь мой мир. Всё это признаки ненависти и враждебности к России?..
          Долгое время в вопросе любви к родине у меня была каша в голове, и я не знал какая. Угнетала неполноценность чувства к стране, трудно было докопаться до ее истоков. В конце концов, я набрался решимости требовать от разума ответа на вопрос: «Что такое Россия?» От чьего разума? Конечно, не только от своего. Хотя у Мишки есть умишко свой, ответ требовался общий и достоверный.
          В начале России было слово. Что же по этому поводу думали корифеи русского слова?

          Александр Пушкин - великий русский поэт, в свой жестокий век восславивший свободу, гибнет в 37 лет. На интересующую нас тему писал: «... чёрт догадал меня родиться в России с душою и с талантом!» и «...клянусь честью, что ни за что на свете я не хотел бы переменить отечество...» В том же духе Пушкин писал П.А. Вяземскому 27 мая 1826 года: «Я, конечно, презираю отечество мое с головы до ног - но мне досадно, если иностранец разделяет со мною это чувство. Ты, который не на привязи, как можешь ты оставаться в России? если царь даст мне слободу, то я месяца не останусь». 

          Михаил Лермонтов - великий русский поэт, любивший Россию столь же раздвоенным чувством, погиб в 26 лет, успев сказать своему государству:
                              Прощай, немытая Россия,
                              Страна рабов, страна господ,
                              И вы, мундиры голубые,
                              И ты, им преданный народ.

          Александр Грибоедов - автор рифмованной пьесы «Горе от ума», сделавшей его классиком русской литературы, погиб в 34 года. Устами своего героя Грибоедов вопрошал:
                              Где, укажите нам, отечества отцы,
                              Которых мы должны принять за образцы?
                              Не эти ли, грабительством богаты?
                              Защиту от суда в друзьях нашли, в родстве,
                              Великолепные соорудя палаты,
                              Где разливаются в пирах и мотовстве...
          Как актуальны по сей день написанные два века назад слова! Ничто не меняется у власть имущих на этой земле.
          И Грибоедов приводит своего героя к мудрому выводу: «Вон из Москвы! Сюда я больше не ездок».
          Все три мага русского слова погибают в молодые годы, ибо горе их ума было несовместимо со счастьем жизни в России.

          Николай Гоголь - следующий российский гений требовательно вопрошал: «…Русь, куда ж несёшься ты? Дай ответ. Не даёт ответа». Гоголь умирает в расцвете творческих сил в 42 года (то ли от самоубийства голодом, то ли от помешательства, то ли от сочетания этих и каких-то невыясненных причин). Гоголь блестяще изобразил мрачную российскую действительность как место пребывания грешников и мертвых душ, однако потерпел творческую неудачу при попытке найти положительного героя или хоть уголок рая на российской земле.

          В 25 лет умер талантливейший литературный критик, «светильник разума» Николай Добролюлюбов, обнаруживший луч света в темном царстве России XIX века, заключающийся в готовности человека, при отсутствии другой возможности, своей смертью выразить протест против невыносимых условий жизни.

          Для всех бывших и будущих российских властей пренеприятнейшую ясность в то, что такое Россия, внес в начале ХХ века великий писатель Лев Толстой:
          «Россия? Что такое Россия? Где ее начало, где конец? Польша? Остзейский край? Кавказ со всеми своими народами? Казанские татары? Ферганская область? Амур? Всё это не только не Россия, но всё это чужие народы, желающие освобождения от того соединения, которое называется Россией. То, что эти народы считаются частью России, есть случайное, временное явление, обусловливаемое в прошедшем целым рядом исторических событий, преимущественно насилий, несправедливостей и жестокостей; в настоящем же соединение это держится только той властью, которая распространяется на эти народы».

          В советское время в 30 лет покончил с собой чудесный поэт Сергей Есенин.
          Владимир Маяковский, считавший, что «и жизнь хороша, и жить хорошо», застрелился в 36 лет.
          Проживший 40 лет выдающийся русский поэт Александр Блок в день смерти 7 августа 1921 пришел к выводу: «Россия съела меня, как глупая чушка своего поросенка».
          Ест да ест матушка Россия своих лучших деток, как любимый деликатес, и не поперхнется! Были съедены зубами чекистов Николай Гумилев, Бабель, Пильняк и много других талантливых литераторов.
          Достаточно было написать одну эпиграмму на Сталина, как это было с Павлом Васильевым (расстрелян в 27 лет) и Мандельштамом, чтобы неминуемо погибнуть. Пытался покончить с собой Пастернак, повесилась Цветаева, жестоким преследованиям подвергались Ахматова, Зощенко, Пастернак, Солженицын, Бродский.
          Во все времена жизнь мастеров русского слова была несовместима с этим государством. Прежде всего потому, что правдивое изображение России привлекало к автору внимание не только читателей, но и карающих органов государства. Правдивое слово не в силах исправить это государство и разрушает его. Оттого государство разрушает жизни его носителей.
          В полной безвестности и при полной безнаказанности властей гибли и гибнут миллионы простых граждан. Одних убивает тюрьма, нож и пуля, других - нищета и неустроенность, третьих - отсутствие воздуха свободы. Это государство - царское, советское или чекистское - для народа опаснее любого злодея. Всякий во главе его прохвост - Сталин или Хрущев, Брежнев или Путин - десятилетиями лупит народ и в гриву, и в хвост.
          По числу гибнущих за год (порядка 300 тысяч человек - убийства, самоубийства, аварии на работе и дорогах, наркотики и алкоголь, стихийные бедствия) чекистская Россия сравнима с числом погибших американцев или англичан за всю Вторую мировую войну (порядка 300 - 400 тысяч человек). Жизнь - копейка, медный грош, коль в России ты живешь.
          По данным комитетов солдатских матерей в России ежегодно гибнет до 3000 военнослужащих (небоевые потери). За 10 лет войны в Афганистане войска всех стран НАТО потеряли меньше.
          Таков особый трупный путь России в эпоху, когда, например, Израиль ставит на уши весь мир, борясь за жизнь одного пленённого солдата.
          Можно сказать, что у нынешнего режима всё чахнет и вымирает, и лишь одна отрасль народного хозяйства - похоронная - расцветает. И как принято на кладбище, чекистская похоронная команда империи отбирает у бедствующего большинства последние гроши.
          По-видимому, только глобальная катастрофа приведет Россию к излечению от имперской болезни, как это случилось с Японией и Германией. Теперь каждой из этих стран на территории почти в 50 раз меньше российской хватает жизненного пространства, да и отсутствие природных ресурсов не помеха, чтобы оставить далеко позади в экономическом развитии Россию. Свободная творческая голова - вот самый главный природный ресурс современности. А имперское устройство и торжество насилия сводят на нет огромные исходные преимущества России.
          При всех отличиях самодержавия, советского и чекистского режимов имперская природа власти у них общая. И сейчас, открыв окно в Европу, Россия тяжело дышит на Запад имперским перегаром.
          Кому страна, держащаяся на насилии, может служить образцом? Что может дать она другим народам - процветание или гибель вместе с нею? От нее шарахаются, как от зачумленной, даже братья-славяне - в ЕС, НАТО, под защиту США, что гарантирует им действительную свободу и современное развитие.
          Имперская Россия - извечный враг Запада. Она была жандармом Европы в ХIХ веке, врагом ее свободы в ХХ и остается им теперь. Также как и СССР, путинской России близки и дороги самые отъявленные отморозки мира, она дарит им десятки миллиардов долларов в виде оружия и безвозвратных кредитов. А как может быть иначе, если на Западе живут опасные люди, для которых превыше всего права и свобода человека, которые дошли до такого безумия, что все проблемы между собой решают без войн?
          Чекисты всегда владели напёрстком, которым советская власть играла с народом. Но не у них был главный шарик, который срывал главный куш - он принадлежал партии. Михаил Горбачев первым из советских руководителей пытался отпихнуть КГБ от наперстка, из-за чего глава этой конторы Владимир Крючков с группой товарищей пытался отпихнуть от него Горбачева. Тогда у крючковых это не получилось. Но, действуя постепенно, привычной тихой сапой, чекисты получили наперсток в свое полное распоряжение и превзошли самые смелые мечты гэкачепистов. Теперь вся страна на чекистском крюке и всякий на их крючке.
          Страна не может быть нормальной, пока ею руководят из Кремля - места решений об уничтожении миллионов, места гибели многих, места захоронения особо почетных преступников. «Кто занял трон убийц, убийством правит сам», - писал еще Байрон. Тут должен быть музей, подобно Лувру и Версалю, а Лубянку, где пытали, убивали и намечали к уничтожению множество невинных жертв, должна постичь участь Бастилии. Видно, политически Россия отстает от Франции на пару столетий.
          А каковы взгляды по имперскому вопросу передовой интеллигенции? Спросите многих видных либералов и демократов: «Согласны ли вы, чтобы Россия была действительно - не на бумаге! - добровольным союзом ее народов?» - и вы увидите смятение и ужас в их глазах. На этом их демократия и прогрессивность заканчивается, на самом деле они - тоже империалисты. Валерия Новодворская как-то самокритично писала: «Из нас вышли не только очень плохие демократы, но и никудышные, неграмотные и безответственные колонизаторы». Надо сказать, что в наш век самые грамотные и ответственные колонизаторы не могут быть демократами и либералами.
          Ну, а каково отношение к империи народа России, прошедшего путь от отца народов Сталина до крестного отца Путина? Наш Ваня снова оболванен. Иванушка у нас по-прежнему в двух должностях состоит - героя и дурачка. Если надо, может показать награды за первое и справку за второе. Силиконом пропаганды наполнена его голова. То гордится тем, что Россию боятся, то удивляется, почему на Западе русских не любят, то не понимает, почему россияне стесняются за рубежом говорить по-русски, это вызывает у него законное возмущение и желание, чтобы Запад изменился по отношению к России в лучшую сторону.
          Лидеры режима, продержавшись у власти 12 застойных лет, намерены еще 12 лет заниматься инновациями в области изобретательства и производства лжи. Другие новшества по природе их власти невозможны.
          Слово правды будет считаться экстремизмом и истребляться вместе с черепами, его несущими. Для управления людьми посредством насилия и страха, а не понимания и убеждения, современный язык - вредная вещь. Тут необходим возврат к языку человеческого стада или первобытнообщинного строя, когда существовало ручное палочное управление людьми. Но, несмотря на всевластье чекистов и их безграничные возможности, вряд ли им это удастся - на дворе другой век.
          Живущий и работающий в США доктор физико-математических наук Валерий Медведев сообщает: «Уже есть полностью автоматизированные заводы, например, по сборке телевизоров. К заводу подъезжает грузовик с кассетами, куда уложены детали и узлы для сборки телевизора. Роботы достают эти кассеты и вешают их на конвейер, а в грузовик укладывают уже готовые телевизоры. В сборочных цехах нет людей, там погашен свет, выключены отопление и вентиляция - они роботам не нужны. Раз в две-три недели там всё останавливают, включают свет и вентиляцию - приезжают наладчики...»
          Путин и другой Медведев осуществляют технологический прорыв принципиально иным способом. Почти каждый день по телевизору они преподносят эталонные образцы лжи. По ним многочисленные брехспециалисты и организации создают соответствующие модели и штампы. И вот, к примеру, если в партию «Единая Россия» приходят обычные люди и обрабатываются такими моделями и штампами, через какое-то время из них выходят роботы, одинаково думающие, действующие и голосующие все, как один человек. Из-за этого я их зову какодинцами. Какодинцы сохраняют человеческий образ, речь и мышление, но в их душах нет тепла и света - роботам, настраиваемым на управление людьми насилием и страхом, они не нужны.
          Система Путина автоматизирует не только отдельные предприятия, но и все стороны жизни страны. Она обеспечит России мировой, отлитый в граните уровень вранья. Старческий застой Брежнева будет превзойден развитым маразмом Путина и его сподвижников. И всё - спасибо телевидению! - мы будем видеть своими глазами и будет записано для будущих поколений.
          Больших русофобов, чем Путин К°, я представить себе не могу. Парализовать страну в эпоху самой бурной в истории человечества научно-технической революции, погубить жизни и мечты россиян, желавших жить соответственно своему времени - такого вреда России не могли нанести все ее враги, вместе взятые.
          Все империи распались, чаша сия не минет и Россию. Вопрос лишь в том, какой ценой это произойдет, что останется от нее и какой останется память колоний - благодарной, уважительной или ненавистной.
          Так ли плохо жить в небольшом благополучном государстве, сохранившем, подобно Англии, великую культуру и уважение других народов? В единстве с западной цивилизацией, под ее защитой.
          Английский язык - единственный, которому я, влюбленный в русский, завидую. На нем говорил и писал Шекспир. Его знает значительная часть мира. На нем элиты много веков находят согласие с обществом через парламент и законы. И благодаря этому - как символ многовековой уступчивости народу - в Англии сохранился институт королевской власти и существует добровольное Содружество наций (с традиционным главой - монархом Великобритании и официальным английским языком), в которое входит более 50 стран мира с общей численностью около 1,8 млрд. человек и территорией около ¼ земной суши.
          А какая может быть любовь к русскому языку после царей и генсекретарей, Сталина и Путина - главных врагов этого языка и его лучших мастеров - у кавказцев и прибалтов, поляков и чехов и прочих славян и неславян?!
          Нам бы по-хорошему, мирно, без рек крови, разымпериться, развеликодержавиться. Повиниться пред малыми и большими народами, пострадавшими от России, попытаться сделать их жизнь достойной и, желательной, в одном государстве или союзе.
          Но по добру, по здорову имперской России не по норову. И орем, сидя на имперской цепи: «Даешь стратегическое равновесие с США!» Из последних сил и средств даем губительный для своей экономики ответ в военном противостоянии с самой мощной экономикой мира.
          Пусть не убиваются те, кто после огромной России не могут представить себе, как они будут жить в меньшем государстве. Завидуйте, господа и товарищи, малым странам, не делающим великие глупости! Вы когда-нибудь слышали причитания граждан Люксембурга, Финляндии, Швейцарии, Скандинавских стран, что их окружают враги, что на них хотят напасть, что им кто-то мешает жить?
          А те, кто хотят жить в стране, которую другие народы и государства боятся, пусть живут отдельно и пьют кровь друг друга в своем зверинце, коль иначе не могут.
Задача здравомыслящих россиян - обеспечить мирный развод и цивилизованное преобразование изжившей себя империи. Иной конец будет очень печален и закономерен.
          Власть - самая сладкая в мире сласть. Неумеренное ее употребление наносит непоправимый вред здоровью человека и общества. Неидеальная западная демократия - лучшая форма разрешения борьбы добра и зла в обществе и в каждом из нас. Она открывает наибольший простор для гуманизма, для благополучия всех граждан государства.
          Это доказали бывшие подданные Российской империи финны, достигшие самого высокого уровня жизни в Европе, страны бывшего Варшавского договора, прибалты.
          А у России по-прежнему две беды: особый путь и особисты. Все остальные её беды - производные от этих двух.


МИХАИЛ ВЕРНОВ


18.11.2011



Обсудить в блоге


На главную

!NOTA BENE!

13.10.2016
Баш на баш

0.015552997589111