Вестник гражданского общества

Идеи и действительность

К 90-летию со дня рождения академика Сахарова. Часть первая

          Выдающийся физик и гуманист Андрей Дмитриевич Сахаров родился в Москве 21 мая 1921 года. Имя этого человека общеизвестно и у нас, и за рубежом. Он был выдающимся советским учёным-физиком, многократным Героем Социалистического Труда и лауреатом самых высоких премий. Он был одним из тех, кто внёс решающий вклад в создание советского ядерного оружия. Американцы называли его «отцом советской водородной бомбы». В то же время он, в отличие от своих коллег, пришёл к убеждению в необходимости изменения внутренней и внешней политики советского руководства во избежание эскалации международной напряжённости и начала ядерной войны, которая стала бы гибельной для человечества. Его обращения к советскому руководству не были услышаны. Тогда А.Д.Сахаров вступил на путь открытой борьбы, стал активным деятелем правозащитного движения. Мировая общественность оценила его деятельность, в 1975 году Сахаров стал лауреатом Нобелевской премии мира. Но на родине за свою правозащитную активность он был отстранён от работы, лишён всех наград и сослан. С началом перестройки по указанию М.С.Горбачёва академик Сахаров получил разрешение вернуться в Москву. Был избран депутатом Верховного Совета СССР, активно выступал за демократические преобразования в нашей стране. Умер Сахаров 14 декабря 1989 г. Похоронен на Востряковском кладбище в Москве. Идейное наследие академика Сахарова, сохранённое его друзьями и единомышленниками, представлено на сайте www.sakharov-archive.ru.
          Общественное мнение неоднозначно оценивает деятельность Сахарова. Эти оценки крайне полярны - от восхищения до ненависти. Для одних Сахаров - несгибаемый борец за свободу, демократию и права человека, заслуживающий уважения, если не поклонения. Для других - символ развала СССР и всего негативного, что за этим последовало. Для известного философа С.Г.Кара-Мурзы Сахаров - «безумный наивный старец, который всю жизнь под колпаком, в искусственной обстановке, прокорпел над водородной бомбой, а потом вырвался в воображенный им мир, оказался под таким же колпаком иностранной прессы и стал вещать с авторитетом пророка».  А вот мнение историка Роя Медведева об исторической роли Сахарова и Солженицына: «Великий русский ученый и великий русский писатель. Два нобелевских лауреата. И два великих социальных утописта ХХ века». Чья оценка более правильна? Ответ на этот непростой вопрос не может быть найден на основе эмоциональных всплесков или гаданья на кофейной гуще, нужны серьёзные научные исследования. Попытка такого исследования предпринята в рамках современной междисциплинарной общеэкономической теории. Центральным в этом исследовании является вопрос о том, насколько идеи академика Сахарова соответствуют объективной действительности, реальной жизни.



1

         Академик Сахаров был высоконравственным человеком. Он исходил из убеждения, что ученый - прежде всего человек. И поэтому мораль, нравственные ценности важней всего - и в личной, и в общественной жизни, и в научной работе. Вот как он изложил свою позицию в письме участникам встречи в Сорбонне в 1983 г.: «Мне кажется, что учёные - в силу интернационализации науки и относительной независимости должны быть способны встать на общечеловеческую, общемировую позицию - выше эгоистических интересов «своего» государства, «своей» нации, выше предрассудков «своей» общественной системы и её идеологии - социализма или капитализма - всё равно». Высказывая взгляды, столь необычные для общества, в котором жил и работал, он не побоялся обвинений в космополитизме, антисоветизме, антипатриотизме и многих других «измах», каждый из которых уже сам по себе был равносилен приговору к физическому или моральному уничтожению в прежнем советском обществе. Много ли найдётся столь обласканных обществом людей, готовых на истинное самопожертвование во имя своих научных убеждений? Стойкость и самопожертвование, достойные великого Джордано Бруно!
          Идеалом Сахарова было открытое плюралистическое общество с безусловным соблюдением основных гражданских и политических прав человека, общество со смешанной экономикой, осуществляющее научно регулируемый всесторонний прогресс. Он высказал предположение, что такое общество должно возникнуть как результат мирного сближения («конвергенции») социалистической и капиталистической систем и что в этом - главное условие спасения мира от термоядерной катастрофы. О советской системе он отзывался следующим образом: «Я не являюсь чистым отрицателем нашего образа жизни, признавая многое хорошее в наших людях и стране, горячо ее любя; но вынужден фиксировать внимание на негативных явлениях, так как именно о них умалчивает казенная пропаганда, и так как именно они представляют собой наибольший вред и опасность». Сахаров не раз возвращался к характеристике советского социализма. Свои взгляды он изложил в известной статье «Размышления о прогрессе, мирном сосуществовании и интеллектуальной свободе», опубликованной за рубежом в июне 1968 года. Эти его высказывания показывают, что он не был ярым врагом советского социализма, как это любят изображать недобросовестные комментаторы либерального толка.
          Отношение Сахарова к советской системе было двойственным и противоречивым. С одной стороны, мы читаем следующие его позитивные высказывания о социализме.
          «Мы приходим к нашему основному выводу о нравственном, морально-этическом характере преимущества социалистического пути развития человеческого общества».
          «Доказана жизнеспособность социалистического пути, который принес народу огромные материальные, культурные и социальные достижения, как никакой другой строй возвеличил нравственное значение труда».
          «И капиталистический, и социалистический строй имеют возможности длительно развиваться, черпая друг у друга положительные черты (и фактически сближаясь в существенных отношениях)».
          «Без социализма буржуазный практицизм и эгоистический принцип частной собственности рождал «людей бездны», описанных в известных очерках Дж. Лондона, а ранее - Энгельсом. Только конкуренция с социализмом, давление рабочего класса сделали возможным социальный прогресс XX века и, тем более, дальнейший, теперь уже неизбежный, процесс сближения двух систем. Только социализм поднял значение труда до вершин нравственного подвига. Без социализма национальный эгоизм рождал колониальное угнетение, национализм и расизм. Но теперь уже видно, что победа - за общечеловеческим, интернациональным подходом».
          С другой стороны, мы читаем и резко негативные оценки типа следующей:
          «Я вижу - да и все это видят, кто хочет смотреть открытыми глазами, - что социализм советского типа, реальный социализм всюду, где он смог выявить свои возможности, неминуемо приводил к партийно-государственной монополии, столь же неминуемо к преступлениям и несвободе».
           Негативное отношение Сахарова к советскому социализму ассоциировалось у него со сталинскими репрессиями. Академик Сахаров ставил Сталина на одну доску с Гитлером. Вот одно из наиболее резких высказываний:
          «Фашизм в Германии просуществовал 12 лет, сталинизм в СССР - вдвое дольше. При очень многих общих чертах есть и определенные различия. Это - гораздо более изощренный заряд лицемерия и демагогии, опора не на откровенно людоедскую программу, как у Гитлера, а на прогрессивную, научную и популярную среди трудящихся социалистическую идеологию, которая явилась очень удобной ширмой для обмана рабочего класса, для усыпления бдительности интеллигенции и соперников в борьбе за власть, с коварным и внезапным использованием механизма цепной реакции пыток, казней и доносов, с запугиванием и оболваниванием миллионов людей, в большинстве совсем не трусов и не дураков. Эта «специфика» сталинизма имела одним из своих следствий то, что самый страшный удар был нанесен против советского народа, его наиболее активных, способных и честных представителей. Не менее 10-15 млн. советских людей погибли в застенках НКВД от пыток и казней, в лагерях для ссыльных кулаков и так называемых «подкулачников» и членов их семей, в лагерях «без права переписки» (это были фактически прообразы фашистских лагерей смерти, где практиковались, например, массовые расстрелы тысяч заключенных из пулеметов при «перенаселенности» лагерей или получении «специальных указаний»), в холодных шахтах Норильска и Воркуты от холода, голода и непосильного труда на бесчисленных стройках, лесозаготовках, каналах, просто на перевозках в заколоченных вагонах и затопленных трюмах «кораблей смерти» Охотского моря, при пересылке целых народов - крымских татар, немцев Поволжья, калмыков, многих других народов».
          При столь резких оценках, Сахаров всё же не смог не признать, что многие политические решения советской власти были вынужденными и диктовались объективными условиями:
          «Мы не можем не учитывать, что значительную часть отчетного периода СССР вел тягчайшую войну и залечивал нанесенные ею раны, не можем не учитывать, что некоторые нелепости нашего развития не были органическим следствием социалистического пути, а явились своего рода трагической случайностью, явились тяжелой, но не неизбежной болезнью».
          В целом, как показывают приведенные высказывания, взгляды Сахарова на советский социализм были эклектическими и диктовались эмоциями в не меньшей степени, чем трезвыми оценками. К такому выводу приводит и следующая характеристика Сахаровым своих «Размышлений о прогрессе»:
          «Брошюра носит дискуссионный, спорный во многом характер и призывает дискутировать и спорить... В основном это компиляция либеральных, гуманистических и «наукократических» идей, базирующаяся на доступных мне сведениях и личном опыте. Я оцениваю сейчас это произведение как эклектическое и местами претенциозное, несовершенное («сырое») по форме. Тем не менее основные мысли его мне дороги. В работе четко сформулирован представляющийся мне очень важным тезис о сближении социалистической и капиталистической систем, сопровождающемся демократизацией, демилитаризацией, социальным и научно-техническим прогрессом как единственной альтернативе гибели человечества».
          Тезис Сахарова о сближении («конвергенции») социализма с капитализмом был одним из центральных в его мировоззрении. Приводим два его высказывания на эту тему.
         «Разобщенность человечества угрожает ему гибелью... Лишь всемирное сотрудничество в условиях интеллектуальной свободы, высоких нравственных идеалов социализма и труда, с устранением факторов догматизма и давления скрытых интересов господствующих классов отвечает интересам сохранения цивилизации... Миллионы людей во всем мире стремятся покончить с нищетой, ненавидят угнетение, догматизм и демагогию (и их крайнее выражение - расизм, фашизм, сталинизм и маоизм), верят в прогресс на основе использования в условиях социальной справедливости и интеллектуальной свободы всего положительного опыта, накопленного человечеством».
          «Я мысленно слышу тут вопли о ревизионизме и притуплении классового подхода, усмешки по поводу политической наивности, незрелости, но факты говорят о реальном развитии производительных сил в США и других капиталистических странах, о реальном использовании капиталистами социальных принципов социализма, о реальных улучшениях в положении трудящихся. А самое главное, факты говорят, что на любом другом пути, кроме все углубляющегося сосуществования и сотрудничества двух систем и двух сфер, со сглаживанием противоречий и взаимной помощью, - что на любом другом пути человечество ожидает гибель. Выбора нет».
          Эта часть идейного наследия академика Сахарова представляет непреходящую интеллектуальную ценность и имеет большое практическое значение для разработки и реализации внешней политики России.


2

          Убеждённость Сахарова в необходимости демократизации советского социализма в полной мере проявилась в его проекте «Конституции Союза Советских Республик Европы и Азии», который он представил на рассмотрение Съезда народных депутатов  . Цель народа этого «обновлённого Советского Союза», в понимании Сахарова, - «счастливая, полная смысла жизнь, свобода материальная и духовная, благосостояние, мир и безопасность для граждан страны, для всех людей на Земле независимо от их расы, национальности, пола, возраста и социального положения». Своё кредо Сахаров сформулировал в проекте конституции следующим образом:
          «Глобальные цели выживания человечества имеют приоритет перед любыми региональными, государственными, национальными, классовыми, партийными, групповыми и личными целями. В долгосрочной перспективе Союз в лице органов власти и граждан стремится к встречному плюралистическому сближению (конвергенции) социалистической и капиталистической систем как к единственному кардинальному решению глобальных и внутренних проблем. Политическим выражением такого сближения должно стать создание в будущем Мирового правительства».
          Проект конституции гарантировал гражданские права человека: свободу убеждений, свободу слова и информационного обмена, свободу религии, свободу ассоциаций, митингов и демонстраций, свободу эмиграции и возвращения в свою страну, свободу поездок за рубеж, свободу передвижения, выбора места проживания, работы и учебы в пределах страны, неприкосновенность жилища, свободы от произвольного ареста и не обоснованной медицинской необходимостью психиатрической госпитализации. Согласно проекту, никто не может быть подвергнут уголовному или административному наказанию за действия, связанные с убеждениями, если в них нет насилия, призывов к насилию, иного ущемления прав других людей или государственной измены.
          Экономическая структура Союза, согласно этому проекту конституции, должна основываться на «плюралистическом сочетании государственной (республиканской, межреспубликанской и союзной), кооперативной, акционерной и частной (личной) собственности на орудия и средства производства, на все виды промышленной и сельскохозяйственной техники, на производственные помещения, дороги и средства связи и информационного обмена, включая средства масс-медиа, и собственности на предметы потребления, включая жилье, а также интеллектуальной собственности, включая авторское и изобретательское право».
          Земельный вопрос предлагалось решить следующим образом: «Земля, ее недра и водные ресурсы являются собственностью республики и проживающих на ее территории наций (народов). Земля может быть непосредственно, без посредников, передана во владение на неограниченный срок частным лицам, государственным, кооперативным и акционерным организациям с выплатой земельного налога в бюджет республики. Для частных лиц гарантируется право наследования владения землей детьми и близкими родственниками. Земля может быть продана в собственность частному лицу и трудовому коллективу. Ограничения перепродажи и другие условия пользования землей, являющейся частной собственностью, определяются законом республики».
          Важное место в проекте конституции занимала формулировка прав собственности: «Количество принадлежащей одному лицу частной собственности, изготовленной, приобретенной или унаследованной без нарушения закона, ничем не ограничивается (за исключением земли). Гарантируется неограниченное право наследования являющихся частной собственностью домов и квартир с неограниченным правом поселения в них наследников, а также всех орудий и средств производства, предметов потребления, денежных знаков и акций. Право наследования интеллектуальной собственности определяется законами республики. Каждый имеет право распоряжаться по своему усмотрению своими физическими и интеллектуальными трудовыми способностями. Частные лица, кооперативные, акционерные и государственные предприятия имеют право неограниченного найма работников в соответствии с трудовым законодательством».
          И заключительный тезис: «Основой экономического регулирования в Союзе являются принципы рынка и конкуренции. Государственное регулирование экономики осуществляется через экономическую деятельность государственных предприятий и посредством законодательной поддержки принципов рынка, плюралистической конкуренции и социальной справедливости».
          Проект конституции Сахарова не был принят. Его сочли утопическим и не соответствующим социалистическим принципам советского общества. Но прошло несколько лет, и от этих принципов ничего не осталось. Развалился СССР, развалилось советское общество, развалилось государственное планирование экономики. Многое из того, что предлагал Сахаров в своём проекте, нашло отражение в нынешней Конституции Российской Федерации. Тем не менее, действительность всё-таки оказалась сложнее красивых «плюралистических» идей. Не получилось, пожалуй, самое главное из проекта конституции Сахарова - разумное сочетание «принципов рынка, плюралистической конкуренции и социальной справедливости».

 

3

          В своём последнем выступлении на собрании межрегиональной депутатской группы в Кремле 14 декабря 1989 г. академик Сахаров особенно резко критиковал слишком медленную, по его мнению, экономическую перестройку. Вот его слова об этом:
          «Мы не можем принимать на себя всю ответственность за то, что делает сейчас руководство. Оно ведет страну к катастрофе, затягивая процесс перестройки на много лет. Оно оставляет страну на эти годы в таком состоянии, когда всё будет разрушаться, интенсивно разрушаться. Все планы перевода на интенсивную, рыночную экономику окажутся несбыточными, а разочарование в стране уже нарастает. И это разочарование делает невозможным эволюционный путь развития в нашей стране. Единственный путь, единственная возможность эволюционного пути – это радикализация перестройки» . 
          И «радикализация» произошла. Ельцинская «радикальная экономическая реформа» 90-х во многом была инициирована именно этими призывами. Но вместо «интенсивной рыночной экономики» эта «реформа» принесла несметные богатства нуворишам и лишения простым людям. Катастрофический спад производства, неудержимая инфляция, обнищание миллионов людей, дикое социальное расслоение, всплеск преступности и коррупции - следствия «радикализации перестройки».
          Затянувшееся на последующие десятилетия заблуждение о прогрессивности этого ультралиберального экономического эксперимента и до сих пор является источником многих бед и тормозом дальнейшего социально-экономического развития страны. Оказалось, что дефекты рынка намного превышают пользу от него. Дефолт в 1998 году и финансово-экономический кризис в 2009 году усугубили ситуацию. Экономика во многих отношениях остаётся скорее спекулятивной, чем реальной. С уходом от плановой экономики нарушается сбалансированное развитие ключевых отраслей народного хозяйства. Нынешнее состояние энергетики не обеспечивает необходимых темпов экономического роста. Неразвитость транспортной инфраструктуры сдерживает рост товарооборота между регионами. Наша интеграция в мировую экономику, объективно необходимая, приобрела уродливые формы: до опасной степени возросла зависимость страны от импорта наукоёмкой продукции и жизненно важных потребительских товаров. Многие отрасли вообще перестали функционировать, и их потребуется восстанавливать практически с нуля. Стране фактически предстоит новая индустриализация, иначе нам просто не сохранить обороноспособность и национальную безопасность. Продолжаются банкротства ещё недавно успешно работавших предприятий, а адекватной замены не видно. Не принимается достаточных мер для замены изношенного оборудования в машиностроении, в энергетике, в строительстве, на транспорте, в жилищно-коммунальном хозяйстве. Серьёзную угрозу здоровью и жизни людей создаёт экономическая вседозволенность в условиях некомпетентности и безответственности. В практику внедряются неграмотные технические решения, нарушаются (или вообще отсутствуют) технологические регламенты. Продолжается неконтролируемое загрязнение окружающей среды. Не секрет, что «положительные» результаты анализов и экспертиз, разрешения, лицензии и сертификаты можно просто купить.
          В образовании и науке идут негативные процессы снижения качества и имитации реальной работы. Отдельные достижения в этой сфере не отражают общего тяжёлого положения. Критерием успехов здесь, в конечном счёте, может быть только реальный рост социально-экономического потенциала страны. А пока что, несмотря на внушительную армию профессоров и академиков с их реальными или придуманными достижениями, страна никак не может выбраться из разряда отстающих. Повсеместно обостряется проблема нехватки квалифицированных кадров, разрушается преемственность их подготовки. Человеческий фактор всё чаще становится главной причиной аварий и катастроф. Необходимы срочные меры и по восстановлению прикладной науки. Она развалена, а без неё невозможны разработка и внедрение отечественных наукоёмких технологических процессов. Положение в науке усугубляется ещё и развалом отечественной экспериментальной базы для научных исследований.
           Весьма опасны непрекращающаяся инфляция и недопустимо высокое социальное расслоение. Рост цен и тарифов по многим позициям опережает номинальное повышение доходов населения. Разрыв в доходах, и без того крайне высокий, продолжает усугубляться. Людям трудно планировать своё будущее, жизнь своих семей и будущее своих детей. Неуверенность в завтрашнем дне усугубляет демографическую проблему. Никакие финансовые вливания сами по себе, без оздоровления общей социально-экономической обстановки, не решат эту проблему.
          Во властные органы всех уровней проникли коррупция, необязательность, безответственность. Возрастает опасность спонтанных, плохо прогнозируемых социально-экономических процессов. Экономический либерализм в ключевых отраслях огромной, многонациональной страны, к тому же обременённой огромным ракетно-ядерным потенциалом, не отвечает реалиям современной экономики и не имеет ничего общего с цивилизованным пониманием экономической свободы. Он является источником хаоса и анархии, рассадником экономической преступности. Он способен привести страну к национальной катастрофе, отбросить её на задворки цивилизации.
          Таковы безрадостные итоги двадцатилетия после «радикализации», к которой так горячо призывал академик Сахаров. И эти многочисленные проблемы создал не Владимир Путин, как пытаются представить нынешние безоглядные либеральные ортодоксы. Если что-то и можно поставить ему в вину, так это то, что он не сумел до конца переломить инерцию деградации, порождённую пресловутой «радикальной экономической реформой», провозглашённой Горбачёвым и реализованной Ельциным. Да и как это быстро преодолеть? Разве что вернуть Иосифа Сталина с автоматом Калашникова наперевес? Владимир Путин чётко ответил на недавно заданный ему вопрос о том, как быстро и решительно преодолеть коррупцию: «Вешать надо!» И добавил: «Но это не наш метод!» Думается, что и академик Сахаров не одобрил бы такой метод.


Окончание следует.


ВЛАДИСЛАВ ФЕЛЬДБЛЮМ


19.05.2011



Обсудить в блоге


На главную

!NOTA BENE!

13.10.2016
Баш на баш

0.023000001907349