Вестник гражданского общества

Дело против Базановой курирует прокурорская ОПГ

Мнение стороны защиты

Елена Базанова

          Очередное заседание по делу Елены Базановой, заместителя главы Серпуховского района, оказавшейся в заключении в результате провокации со стороны сотрудников ОРБ 3 ДЭБ МВД, состоялось 12 мая. Поскольку судья Московского областного суда Регина Богачева приняла решение вести процесс в закрытом заседании до самого конца слушаний, мы имеем возможность узнать о происходящем в зале суда только со слов адвокатов Базановой.
          Что происходит за закрытыми дверями зала №405, который усиленно охраняется нарядом вооруженных приставов, нам рассказал адвокат Елены Базановой Михаил Трепашкин.

          Михаил Трепашкин: Сейчас идет стадия представления стороной защиты своих доказательств. Однако по неизвестной нам причине судья Богачева лишила нас такого права, вопреки статье 73 УПК, которая предписывает принимать все доказательства невиновности подсудимого.

          Лариса Журавская: Совершенно?

          М.Т.: Практически. Нам запретили вызвать в судебное заседание свидетелей, хотя они ожидали вызова в холле здания. Эти лица могли под присягой подтвердить, что предприниматель Каримов, являющийся основным заявителем в нашем процессе, дал суду ложные сведения о своей личности. Отказ о допросе свидетелей поразителен! Часть 4 статьи 271 УПК указывает, что если свидетель явился в зал судебного заседания по инициативе одной из сторон, то он должен быть допрошен – суд не вправе отказать в этом. Судья может свидетеля прервать, если он нарушает порядок в процессе или сообщает ненужные суду сведения, но допросить его обязаны. Тем не менее, мы получили отказ. Немотивированный.
          Общий смысл высказываний прокурора Каверина и судьи Богачевой: а мы знаем, что нам могут сказать, нам это не надо. Абсолютно внеправовое обоснование отказа. Судья еще при этом сослалась на статью 252 УПК, которая устанавливает рамки судебного разбирательства. Причем здесь статья 252 – неясно, ведь показания заявленного нами свидетеля (Виктора Камалдинова - прим. Л.Ж.) имели самое непосредственное отношение к рассматриваемому делу. Судья лишила нас законного права, которое оговаривается не только российским Уголовно-процессуальным кодексом, но и статьей 6 Европейской конвенции.

          Л.Ж.: Были еще какие-то ходатайства, в которых защите было оказано?

          М.Т.: И не одно! Нам не позволили приобщить к делу документы, доказывающие, что «предприниматель Каримов» является на самом деле сотрудником 6-го отдела ОРБ 3 ДЭБ МВД Борисом Калимулиным. Приобщение их было бы очень важным моментом, ведь из их наличия следует, что все аудио- и видеозаписи, все оперативно-розыскные мероприятия, все протоколы допроса «Каримова» должны быть признаны недействительными, поскольку содержат ложные сведения. Мы готовы были документально доказать эти обстоятельства, но судья отказала подсудимой в законном праве на выяснение истины.
          Точно так же нам отказали в праве вызова на допрос полковника Бориса Калимулина. Судья мотивировала это тем, что пока не получила ответа из ДЭБ о наличии у них такого сотрудника. Наши доводы, что мы предоставили графики дежурств по подразделению, где фамилия Калимулина значится, не имели успеха. Прокурор заявил, что графики не заверены. Ну не заверены – проверьте! У суда же есть такое право. В законе сказано: защита вправе представлять доказательства, а суд вправе, при возникновении сомнений, эти доказательства проверять. Тем не менее, судья поддержала прокурора, и вынесла еще одно незаконное решение – отказать нам в вызове Калимулина в качестве свидетеля.
         Возмутило поведение судьи по отношению к обвиняемой. Когда Базанова сказала, что не готова к даче показаний и попросила отсрочку, так как по объективным обстоятельствам не смогла подготовиться, судья заявила: «Даю час, и если за час не успеете, запишу в протокол, что вы отказались от дачи показаний! И мы завершим процесс».

          Л.Ж.: Откуда такие сроки?

         М.Т.: В том-то и дело, что ниоткуда. Так и это еще не все. Если разбирать прошедшее заседание поминутно, получится, что судьей Богачевой нарушена большая часть статей Уголовно-процессуального кодекса.
         К примеру, началось судебное заседание с того, что адвокат Тюрина заявила о недопустимости приобщения к делу как доказательства аудиозаписи разговора между Базановой, Каримовым и Сдержиковой, так как запись содержала явные признаки монтажа, и в ней не было тех слов, которые обнаружились в приобщенной к делу расшифровке разговора. Вдобавок, как я уже говорил, аудиозапись произведена с Каримовым, который таковым не является. Соответственно, это запись с неустановленным лицом и не может считаться доказательством по делу.

          Л.Ж.: И во всех этих ходатайствах тоже отказали?

          М.Т.: Да. Я попросил занести в протокол следующие слова:
          «Ваша честь, мы ведем речь о судьбе человека, который явно незаконно находится под стражей. Базанова – жертва провокации со стороны сотрудников ОРБ 3 ДЭБ МВД России. Мы должны отдавать себе отчет, что столкнулись с деятельностью опасной преступной группы, а еще точнее, банды, на счету которой не один труп. Они по заказу сажают людей, используя фальшивые документы. Сторона же обвинения вместе с судом укрывают деяния преступников. Я понимаю, что за всем этим стоят важные чины, включая заместителя министра Школова, работает в полном объеме телефонное право. Если это дело развернется, то сядет, как минимум, восемь генералов! Но рано или поздно эти лица все равно будут привлечены к ответственности. И в каком свете тогда предстанут ваши действия?»
          В одном из своих ходатайств я попросил суд, в соответствии с частью второй статьи 14 УПК РФ, опровергнуть изложенные доводы защиты со ссылкой на конкретные нормативные акты и указать, по какой причине федеральные законы России и положения общепринятых норм международного права не действуют в данном процессе.

           Л.Ж.: Каков был ответ?

          М.Т.: Как и на все остальные ходатайства – отказать в удовлетворении.
          Вот неполный перечень статей УПК, нарушенных судьей Богачевой:
          Пункт 4 ч.4 ст.47 УПК РФ: обвиняемый вправе представлять доказательства.
          Пункт 7 ч.1 ст.73 УПК РФ: при производстве по уголовному делу подлежат доказыванию обстоятельства, которые могут повлечь за собой освобождение от уголовной ответственности и наказания.
          Пункт «d» ч.3 ст.6 Конвенция о защите прав человека и основных свобод: гарантирует право обвиняемого в совершении уголовного преступления допрашивать показывающих против него свидетелей и иметь право на вызов и допрос свидетелей в его пользу на тех же условиях, что и для свидетелей, показывающих против него.
          Часть 4 ст.271 УПК РФ: суд не вправе отказать в удовлетворении ходатайства о допросе в судебном заседании лица в качестве свидетеля или специалиста, явившегося в суд по инициативе сторон.
          Статья 14 УПК РФ: Обвиняемый считается невиновным, пока обратное не будет доказано. Обвиняемый не обязан доказывать свою невиновность. Бремя доказательств лежит на стороне обвинения. Все сомнения в виновности обвиняемого, которые не могут быть устранены, толкуются в пользу обвиняемого. Обвинительный приговор не может быть основан на предположениях.
          Статья 87 УПК РФ: Ходатайство о приобщении к делу дополнительных материалов не может отклоняться под предлогом их недостоверности. Суд вправе производить проверку представленных материалов.
          Статья 74 ч.2 п.3 и 3.1 УПК РФ: адвокатом используются заключения и показания эксперта и специалиста; фактические данные, изложенные в них, являются доказательствами по уголовному делу.

          Л.Ж.: Михаил Иванович, судья Богачева не новичок в юриспруденции и прекрасно понимает незаконность своих действий. Понимает, что ее решение, какое бы оно ни было, будет оспорено как основанное на недопустимых доказательствах. И все же Богачева пытается ускоренными темпами и абсолютно внеправовыми методами завершить суд по делу Базановой в сжатые сроки. Зачем?

          М.Т.: Я предполагаю, что на нее оказывают давление как со стороны руководства Мособлсуда, так и из ДЭБ МВД.

          Л.Ж.: Кого вы имеете в виду, говоря о давлении со стороны руководства Мособлсуда? Заместителя председателя Ю.И. Балабана?

          М.Т.: Конкретных доказательств у меня нет. Однако логически и по характеру действий, предпринимаемых в отношении заместителя Александра Шестуна – Елены Базановой - так и получается. Вообще, Юрий Балабан очень интересная фигура.

          Л.Ж.: Чем же?

          М.Т.: Ну, во-первых, в Мособлсуде действия судей курирует именно он, как заместитель председателя областного суда. А потом у него примечательная биография. С 1996-го по 2001-й год он заместитель прокурора Московской области; в 2001 году был назначен начальником управления Генеральной прокуратуры РФ в Центральном федеральном округе, а в 2003 году - заместителем начальника организационного управления - начальником секретариата Генерального прокурора РФ; с мая 2004 года по август 2006 года он - судья Московского областного суда; а уже с августа 2006 года по декабрь 2007 года снова первый заместитель прокурора Московской области. И вновь - с января 2008 года судья Московского областного суда, а с сентября 2008-го назначен заместителем председателя Московского областного суда.

          Л.Ж.: Удивителен двойной переход из судей в прокуроры. Как? Ведь, уйдя из суда в первый раз в органы прокуратуры, он должен был потерять право на возвращение.

          М.Т.: Это еще не все чудеса в его биографии. Когда он был заместителем прокурора Московской области, то давал санкции на ряд сфабрикованных уголовных дел.

          Л.Ж.: Каких, например?

          М.Т.: Например, дело Юлии Приведенной. Ей вменяли в вину организации НВО – незаконного вооруженного формирования, а все ее «оружие» были перо и бумага. Да и под началом у нее не было ни одного бойца. «Воевала» она исключительно рифмой – писала стихи.
          По делу Приведенной получилось, что Балабан сначала давал необоснованные санкции на ее розыск, на другие оперативные мероприятия, а потом ее же дело курировал как заместитель председателя областного суда.

          Л.Ж.: А к делу Базановой он имеет отношение?

          М.Т.: Да, он курирует и это дело.

          Л.Ж.: То есть получается, что у заместителя Мособлсуда Балабана более чем близкое знакомство с бывшими прокурорами Мособлпрокуратуры Игнатенко, Урумовым, а так же прочные связи с Генеральной прокуратурой. А можем ли мы предположить, в связи с развернувшимся делом областных прокуроров, что Балабан мог быть с ними в одной цепочке?

          М.Т.: Как я уже сказал, прямых доказательств у меня нет. Но не исключаю такой поворот. Исходя из поступков судей Мособлсуда, ряда судей Верховного суда, можно сделать вывод о существовании некой судейской группировки, которая прикрывает действия коррупционеров, помогает удержать приговоры по явно сфабрикованным заказным делам. Можно предположить, что доходы, получаемые преступниками в погонах, идут и судьям.


ЛАРИСА ЖУРАВСКАЯ


16.05.2011



Обсудить в блоге


На главную

!NOTA BENE!

13.10.2016
Баш на баш

0.018293142318726