Вестник гражданского общества

03.05.2015

Годовщина трагедии в Одессе. Промежуточные итоги официального и гражданского расследований

В память о погибших на Куликовом поле в небо выпустили черные шары. Фото: © Новая Газета

Год назад, 2 мая 2014 года, в Одессе произошли масштабные столкновения между сторонниками единой Украины и активистами «Антимайдана».

В этот день в городе была запланирована проукраинская демонстрация с участием футбольных фанатов, и «антимайдановцы» планировали ее сорвать. В ходе начавшихся уличных боев обе стороны использовали дубинки, пиротехнику и огнестрельное оружие, появились первые убитые. Одержав победу над «антимайдановцами» в центре города, футбольные фанаты и «Самооборона Майдана» отправились к Дому Профсоюзов, возле которого находился палаточный лагерь «Антимайдана». Лагерь был разгромлен, а Дом Профсоюзов, в котором укрылись сепаратисты, загорелся. Точные причины пожара, унесшего десятки жизней, до сих пор не установлены. По одной версии, здание было охвачено пламенем в результате действий проукраинских активистов, кидавших «коктейли Молотова». По другой версии, пожар был вызван неосторожными действиями самих сепаратистов, которые тоже швыряли «коктейли Молотова» из окон и вообще хранили в Доме профсоюзов значительные запасы зажигательных смесей.

В результате столкновений и пожара в Доме профсоюзов, по официальным данным, погибли 48 человек, еще 247 пострадали. 32 человека умерли от остановки дыхания, шестеро — от огнестрельных ранений, еще десять разбились, выпав из окон.

После трагедии 2 мая сепаратистское движение в Одессе пошло на спад. «Антимайдановцы», ранее открыто собиравшие на улицах многочисленные колонны штурмовиков, теперь загнаны в глубокое подполье. Вместе с тем, трагедия в Доме профсоюзов активно используется прокремлевской пропагандой. Версия о том, что к массовой гибели людей привели именно действия проукраинских бойцов, подается российскими СМИ в безапелляционном тоне, не как версия, а как единственно возможная реальность, отмечает «Открытая Россия».

Официальное расследование событий проводит Главное следственное управление МВД Украины, Генеральная прокуратура и Служба безопасности Украины. Кроме того, созданы правительственная и депутатская комиссии по расследованию трагедии.

Следствие установило, что массовые беспорядки в Одессе были организованы и умышленно спланированы.

Через несколько дней после трагедии правоохранители задержали главных фигурантов экстремистских организаций, а также несколько сотрудников милиции. Был объявлен в розыск экс-начальник ГУ МВД Украины в Одесской области Дмитрий Фучеджи. Он пересек границу Украины и скрылся от следствия.

Служба безопасности Украины обвинила в организации и финансировании провокаций бывшего первого вице-премьера Сергея Арбузова и экс-главу Миндоходов Александра Клименко.

Всего по делам о событиях в Одессе 2 мая обвинения были предъявлены 22 людям, однако в конце апреля суд в Одессе вернул обвинительный акт на доработку в прокуратуру - по требованию защитников подсудимых.

22 апреля 2015 г. первый заместитель генерального прокурора Украины Владимир Гузырь сообщил, что следствие Генеральной прокуратуры не нашло доказательств применения в Доме профсоюзов ядовитых газов, как и того, что поджог был кем-то спланирован. По его словам, пожар начался изнутри, когда “люди, находившиеся в помещении, стали бросать бутылки, чтобы таким образом исключить попадание к ним их противников". Первый заместитель генпрокурора считает, что сработал так называемый эффект дымохода, и смерть людей наступила от отравления угарным газом, продуктами горения.

Генеральная прокуратура Украины расследует дело о ненадлежащем исполнении служебных обязанностей. Высокопоставленных сотрудников милиции Одесской области обвиняют в том, что они не смогли обеспечить охрану общественного порядка на надлежащем уровне.

"Следствие установило, что руководство органов внутренних дел не обеспечило 2 мая 2014 надлежащей охраны общественного порядка, что привело к столкновению колонны людей, принимавших участие в марше "За единство", с организованной группой лиц, которые пытались помешать проведению этого марша", - заявила Генпрокуратура.

"По результатам предварительного расследования бывшему руководителю ГУ МВД Украины в Одесской области Петру Луцюку 30 апреля 2015 года сообщено о подозрении в совершении служебной халатности", - говорится в выпущенном в субботу заявлении пресс-службы украинской Генпрокуратуры.

Параллельно с официальным расследованием независимое расследование трагедии в Одессе проводит инициативная гражданская организация «Группа 2 мая». В нее вошли одесские журналисты, эксперты по токсикологии, баллистике и химии, бывшие милиционеры. По мнению участников "Группы 2 мая", выводы общественного расследования позволят оценить степень достоверности, беспристрастности и полноты официального расследования.

Год спустя, благодаря активистам "Группы 2 мая", стала известна не только хронология событий того трагического дня, но и причины произошедшего. Целый год 13 человек кропотливо собирали данные, опрашивали участников и очевидцев событий и выяснили, что чуть ли не поминутно происходило в городе. Оказалось, что огнестрельное оружие было у обеих сторон противостояния, погибшие тоже были с обеих сторон, "коктейли Молотова" тоже бросали как сторонники Антимайдана, так и Евромайдана. И единственное, что могло бы спасти ситуацию в момент столкновений, – профессиональная работа милиции и пожарных.

О результатах деятельности группы и об отношении к произошедшему в Одессе год спустя в интервью RFI рассказала представитель Комиссии экспертов и журналистов «Группы 2 мая» Светлана Подпалая:

"Официальный инициатор нашей экспертно-журналистской группы - наш губернатор Игорь Палица. Сильной стороной нашей группы является наличие в ней экспертов. То есть, людей, которые имеют большой опыт работы в таких специальных сферах, но уже не работают на официальных постах.

Группа была создана сразу же после трагедии. Ее официальная дата начала работы — это 8 мая 2014 года. Но на самом деле, те люди, которые вошли в группу, они начали работать раньше. Потому что половина из них журналисты, и они принимали участие в событиях как журналисты. То есть, они находились при начале событий на Соборной площади, вели «стримы», фотографировали, то есть, уже была начата работа.

Наш химик Владислав Балинский, когда был открыт доступ в Дом профсоюзом, 4 мая прошлого года, он сразу же туда пошел и все задокументировал, взял на анализ материалы и сделал динамическую карту пожара.

Важно понимать, что события второго мая разделены на две части. Во-первых, события на Греческой улице, которые длились около четырех часов. И потом, события возле Дома профсоюзов. Это две части. Делать общие выводы достаточно сложно, и поэтому мы используем хронологический принцип в работе нашей группы. То есть, для нас очень важно восстановить хронологию и первой части и второй части. И в общих чертах мы уже это сделали.

Мы провели очень большую работу и в нашем блоге прошлым летом мы опубликовали первую часть хронологии событий на Греческой, и совсем недавно, примерно неделю назад, опубликовали хронологию по Дому профсоюзов.

Это были беспрецедентные беспорядки для Украины и, вполне возможно, для Европы и для всего мира тоже. Там участвовало несколько тысяч человек, которые совершили множество правонарушений. Причины этого были разные. Мы стараемся оценивать по направлениям. И отдельно мы рассматривали деятельность милиции. Отдельно давали оценку действиям медиков, спасательных служб. Также мы анализируем те общественные группы, которые участвовали в этих событиях.

Конечно, выводы официального расследования и нашего, гражданского, не совпадают. Собственно говоря, мы действительно ведем параллельное расследование. Мы сначала думали, что мы работаем, чтобы воссоздать общую картину, потому что мы понимали, что следователи этого делать не будут. Наше законодательство препятствует тому, чтобы следователи были открыты. У нас следствие любое, не только по делу 2 мая, очень закрытое, и следователи стараются давать минимум информации. Но я могу сказать, что мы взаимодействуем, мы знакомы, мы общаемся, но не на официальном уровне.

Если обобщать, существует три основных версии причин произошедшего: провокация со стороны российских спецслужб; потом, со стороны России, наоборот, утверждают, что виноваты во всем украинские националисты-экстремисты; и, наконец, бездействие милиции, которая позволила демонстрантам с двух сторон столкнуться, и допустила такое кровопролитие…

Бездействие милиции — это не версия, это один из элементов того, что было. И, конечно, понимание того, почему так происходило, это очень важный вопрос, мы с ним разбираемся до сих пор, потратили на это много времени. Мы делали очень много запросов, потому что милиция на момент начала массовых беспорядков должна была ввести оперативный план массовых мероприятий под названием «Волна» или «Хвиля». И этот план был подписан главой милиции, но по факту он не был введен. Кто его затормозил: чья-то халатность или преступное намерение, или чьи-то договоры — мы пока не выяснили.

Что касается первой версии, что это полностью было спланировано российскими спецслужбами — нет, конечно. Конечно, Россия имеет тут большие интересы. Они много очень тратили времени, чтобы осуществить постепенное раскачивание гражданского противостояния в Одессе. Когда мы изучали предысторию второго мая, мы выявили такие системные факты взаимодействия этих идеологических противников — Евромайдана и Антимайдана. Они все время взаимодействовали, они все время были в контакте, общались, согласовывали свои действия. И, в общем-то, перед вторым мая, они договаривались о каких-то совместных действиях.

Я рассматриваю наше гражданское расследование как один из механизмов гражданского примирения в Одессе. Это, конечно, не основная цель расследования, но такой неизбежный положительный «побочный эффект».

У нас в комиссии есть люди с разными политическими взглядами. Если одесситы будут вместе выяснять правду о событиях, то неизбежно они помирятся".

Еще один участник "Группы 2 мая" Сергей Дибров в интервью Радио Свобода сказал, что изначального замысла на убийство такого количества людей и вообще на убийство ни у одной из сторон, которых, на самом деле, было больше, чем две, не было. И то, что произошло, – это трагическая цепь случайностей и следствие деградации государственных органов, которые должны были следить за порядком на улицах, обеспечивать тушение пожара и другими путями решать политические конфликты.

По его словам, велись напряженные переговоры о мирной ликвидации палаточного городка на Куликовом поле. На это были ассигнованы для Одессы значительные средства, которые были направлены в том числе и на финансирование выезда части представителей пророссийских организаций с Куликова поля в Мемориал героической обороны Одессы 411-й береговой батареи, который находится в 15 километрах от центра города, под открытым небом. Деньги передавались с условием, что они направляются на финансирование этого переезда и деятельности палаточного городка как оздоровительного спортивного лагеря в летнее время. Одна из организаций – "Одесская дружина" – приняла это предложение, и ею были получены деньги. 30 апреля палатки дружины убрали с Куликова поля. С остальными участниками вели переговоры, потому что добровольный уход означал поражение для этих политических групп, и поэтому им нужна была видимость, что они ушли оттуда под давлением. В это время Куликово поле испытывало и финансовый кризис, и кадровый кризис, количество активных участников протестов уменьшалось, финансирование практически прекратилось, и поэтому им нужна была картинка, которая позволила бы им представить себя жертвами новой киевской власти. И такая возможность должна была быть им дана – по договоренности с местными властями, которые хотели очистить Куликово поле для парада по случаю 9 Мая, – поздним вечером 2 мая, но без жертв.

Финансирование исходило от проукраински настроенных предпринимателей, замглавы одесской милиции Фучеджи был посредником в переговорах, потому что он в силу своих обязанностей общался со всеми сторонами и пользовался у них определенным доверием. Безусловно, палаточный городок финансировался извне, и когда это внешнее финансирование исчезло, выяснилось, что 200-300 евро, которые были необходимы для ежедневного содержания палаточного городка на 20-30 человек, сторонники Куликова поля собрать уже не могут. И вот тогда начался кризис. До этого Куликово поле имело внешнее финансирование, называются имена конкретных одесских политиков, известных своими пророссийскими взглядами.

Самая большая трагедия 2 мая заключается в том, считает Сергей Дибров, что у людей, которые были на площади, было очень много времени на то, чтобы решить, что им делать в такой ситуации. В центре города шли уличные бои, люди понимали, что продолжение будет на Куликовом поле, поэтому они принимали решение, что делать – расходиться, держать оборону, идти на помощь в центр города... Решали это вплоть до голосования, которое происходило на площади. В конце концов, они решили захватить Дом профсоюзов, забаррикадироваться в нем и перенести туда ценные вещи, устроить там крепость. Эти люди своими руками принесли в вестибюль – в центре фасадной части здания – по нашим подсчетам около тонны деревянных досок, поддонов, мебели, они же занесли внутрь все вещи, которые считали ценными. Это был электрогенератор с баком на 18 литров бензина, несколько запасных канистр с бензином для генератора. Они устроили оборону, то есть в здании находилось большое количество бутылок с зажигательной смесью, компоненты для изготовления "коктейлей Молотова", они занесли внутрь камни, палки, огнестрельное оружие тоже было в здании. И когда разъяренная толпа из центра города появилась на Куликовом поле, люди начали стрелять, бросать бутылки, и это спровоцировало агрессию в отношении этих людей.

«Мы знаем по видео, что бутылки с зажигательной смесью летели и в здание, и из здания, и в конце концов это привело к тому, что баррикада, сложенная этими людьми в вестибюле, у входа в здание, загорелась и через 9 минут это горение стало очень активным, потому что начался эффект тяги, как будто в камине были сложены дрова, воздух поступал из центрального входа и уходил, как через дымоход, через лестничный пролет. Само здание не горело, не было случаев, когда огонь передавался из кабинета в кабинет. Огонь был в вестибюле и на лестничных пролетах, где была наиболее высокая температура. Остальные коридоры и помещения были задымлены продуктами сгорания. Первое сообщение о пожаре поступило на линию пожарной охраны в 19 часов 31 минуту. Приказ на выезд поступил только через 35 минут, а первая машина приступила к тушению примерно через 45 минут. К сожалению, к этому времени уже фактически некого было спасать от огня», - рассказал Сергей Дибров.

В Одессе в годовщину трагических событий в городе 2 мая 2014 года прошли две траурные церемонии – на Соборной площади и на Куликовом поле. Митинг на Куликовом поле проводили представители «Антимайдана». На Соборной площади митинг устроили проукраинские активисты.

Мероприятия в субботу начались одновременно, в два часа дня. Памятная церемония на Куликовом поле собрала около 1000 человек. Среди собравшихся были родственники жертв трагедии. Выступавшие ораторы не могли прибегнуть к помощи звукоусиливающей аппаратуры. Она была запрещена. Как пояснили организаторы, они не хотели, чтобы кто-то использовал церемонию в агитационных целях.

С утра субботы люди несли цветы к месту трагических событий. В центре города жители разместили плакаты с информацией о погибших.

В 14.00 на месте первых случаев гибели сторонников единства Украины – на пересечении улиц Дерибасовской и Преображенской - представители всех христианских конфессий отправили совместную панихиду по погибшим.

В Одессе действовали повышенные меры безопасности, было много милиции. Со всех сторон Куликова поля стояла военная техника. За несколько дней до годовщины глава ГУ МВД в Одесской области Иван Катеринчук предупредил, что люди с георгиевскими лентами, а также те, кто придет в балаклавах, будут задержаны.

В Киеве в субботу также прошла памятная акция. Она называлась «Киев помнит об Одессе». В киевской акции памяти об одесской трагедии приняли участие около 2 тысяч человек. Люди собрались в районе Бессарабки, возле места, где раньше стоял памятник Ленину, а после колонной прошли по центральным улицам столицы. От Бессарабки люди шествием прошли по Крещатику и площади Независимости, поднялись по Институтской улице, дошли до Грушевского, после чего по Шелковичной и Лютеранской улицам спустились обратно к центральной площади.

В Москве тоже помянули жертв одесской трагедии. Около тысячи человек приняли участие в акции, посвященной их памяти. Об этом в субботу сообщает «Интерфакс» со ссылкой на организаторов мероприятия.

«Акцию скорби инициировала общественность города Москвы в память о трагических событиях на Украине, в ней приняло участие порядка 1000 человек. В ходе мероприятия возле посольства Украины была установлена уличная выставка, состоящая из фотографий с места пожара в Доме профсоюзов. Участники акции держали в руках плакаты: "Одесса - мы помним!", "Одесса, 02.05.14. Не забудем, не простим!", "Нет фашизму!", "Жертвы Одесской трагедии не забыты», — рассказали агентству организаторы.

МИД России выступил накануне с официальным заявлением по случаю трагических событий в Одессе. В нем российское внешнеполитическое ведомство призвало украинские власти к «тщательному, объективному и беспристрастному расследованию и привлечению виновных к ответственности».

«Открытая Россия» приводит слова гражданской активистки из Одессы Марии Поповой о том, как она спустя год оценивает эти драматические события:

«Что для меня — русскоговорящей и русскодумающей украинки, одесситки в пятом поколении — события 2 мая прошлого года?

Прежде всего — это трагедия. В тот день первого человека убили в квартале от моего дома, к нам в подъезд забегали окровавленные молодые ребята. Ночью, когда я узнала, сколько человек погибло и сколько нуждается в помощи, рванула по больницам, чтобы помочь бинтами, медикаментами, обезболивающими… И мне было все равно, кому они достанутся — антимайдановцам или сторонникам единой Украины. На больничной койке для меня все равны.

Как сказал один одессит: «В тот трагический для нашего города день сепаратизм в Одессе умер навсегда». Звучит жестко, но я с этим согласна. Наш город заплатил за это непомерную цену…

Дело в том, что после тех ужасающих событий я на своей шкуре прочувствовала, что несет в себе «русский мир» и как мне дорога моя Родина — единая Украина».


Вестник CIVITAS

Обсудить в блоге





На эту тему


На главную

!NOTA BENE!

13.10.2016
Баш на баш

0.096210956573486