Вестник гражданского общества

01.12.2012

Бунт в колонии Копейска стал результатом вымогательства и издевательств над заключенными

Уполномоченный по правам человека в Российской Федерации Владимир Лукин назвал бунт в колонии Копейска "уникальной" акцией, поскольку сами заключенные не применяли никаких насильственных действий. По его словам, были только сломаны ворота, которые вели к вышке. При этом именно осужденные оказались в числе пострадавших - у некоторых имеются синяки. Об этом он заявил 30 ноября на пресс-конференции, комментируя данные о событиях в копейской колонии, которые удалось выяснить, сообщает корреспондент ИА REGNUM.

Лукин обратил внимание, что в колониях действительно нарушают права граждан. Во время проверки он получил доказательства поборов в копейской колонии. Так, решение об условно-досрочном освобождении стоит 40-60 тысяч рублей. По его словам, документы, подтверждающие вымогательства со стороны администрации колонии, будут переданы в следственные органы и прокуратуру Челябинской области.

Напомним, бунт в колонии Копейска начался 24 ноября. Заключенные взобрались на одну из вышек и разместили плакат: "Помогите, люди!". Они требовали ослабить режим содержания и освободить из ШИЗО одного из авторитетов, жаловались на поборы. Бунтующих поддержали собравшиеся около колонии родственники. Произошло столкновение с ОМОНом.

Проверку в связи с беспорядками проводит региональное подразделение Следственного комитета. В связи с жалобами заключенных возбуждено уголовное дело о превышении должностных полномочий (статья 286 УК).

Правозащитная организация "Агора" 29 ноября открыла федеральную "горячую линию" для сообщений о поборах в колониях. Об этом представители "Агоры" сообщили "Эху Москвы".
Звонить на неё можно будет до 10 декабря. Вся собранная информация будет представлена президентскому совету по правам человека, а также направлена в правоохранительные органы. Звонки бесплатны. Поводом для инициативы правозащитников стал бунт в колонии в Копейске: он произошел именно в знак несогласия с поборами.
Номер "горячей линии": 8-800-777-01-01.

ФСИН опасается, что скрупулезная проверка причин бунта в Копейске и суровое наказание сотрудников, виновных в пытках и вымогательствах, может спровоцировать такие же бунты по всей России, - пишет корреспондент "Новой газеты" Ирек муртазин, сам в 2009 г. приговоренный судом к 1 году 9 месяцам колонии-поселения за запись в блоге.

Ситуация в колонии Копейска давно вызывала серьезное беспокойство правозащитников. Из учреждения постоянно приходили жалобы на избиения, вымогательства и другие нарушения. Члены ОНК по Челябинской области Дина Латыпова, Валерия Приходкина, Николай Щур регулярно выезжали в ИК-6 и в своих актах регистрировали многочисленные нарушения. Но ни УФСИН, ни прокуратура на обращения правозащитников не реагировали.

Не было реакции и на смерть осужденного в колонии. Николай Коровкин умер 19 июня 2012 года, через 24 дня, после того, как был жестоко избит. Прокуратура списала его смерть на несчастный случай, притом, что другой осужденный - Данил Абакумов - дал подробные показания о том, как убивали Коровкина. Это же подтвердил сотрудник колонии - старшина медчасти Анатолий Громов, который показал: «Коровкина избил начальник отдела безопасности. После избиения его принесли в санитарную часть, и меня под давлением заставили подделать документы, что Коровкин не подвергался избиению, а упал с лестницы».

Между тем, протест в копейской колонии изначально носил мирный характер. Несколько десятков осужденных забрались на крышу барака и водонапорную башню, забаррикадировались и вывесили плакаты, которые были хорошо видны и за пределами колонии. Время начала бунта была выбрано очень точно. В субботу у колонии всегда многолюдно: родственники приезжают на свидания и передачи посылок.

Первый замдиректора ФСИН генерал Эдуард Петрухин, экстренно прилетевший в Челябинскую область, принял единственное верное решение пойти на переговоры с бунтовщиками. На переговоры пришлось пустить и делегацию родственников, которые убедили своих близких прекратись бунт (осужденные, выбравшиеся на крышу барака, по-прежнему оставались там). Уполномоченный по правам человека в Челябинской области Алексей Севастьянов выложил в своем блоге видеозапись этой встречи. Осужденные снова говорят об издевательствах, о пытках, о поборах. И требуют направить в колонию независимых представителей СК и прокуратуры.

Аналогичный бунт в ИК-10 Краснокаменка Читинской области в марте 2011 года проходил по другому сценарию – с захватом заложников, погромами, поджогом административных зданий. Поджог бараков в Краснокаменке развязал силовикам руки, в колонию были введены спецподразделения ФСИН, бунт быстро подавили, зачинщиков вывезли и осудили. Никто не стал разбираться в причинах, породивших бунт.

Читайте также материал Сергея Мохнаткина «Копейск – зеркало российской зоны».

Сергей Мохнаткин считается первым политзаключенным «Стратегии 31».
Он был задержан на Триумфальной площади 31 декабря 2009 года. Мохнаткина обвинили в том, что во время задержания он нанес удар в лицо одному из милиционеров и сломал ему нос. Сергей Мохнаткин написал в отделении несколько заявлений о том, что его избила милиция, однако, ответа на них так и не получил.
11 января 2010 года против Сергея Мохнаткина было возбуждено уголовное дело по статье 318 ч.2 УК РФ («Применение насилия в отношении представителя власти»), 26 февраля в отношении него была избрана мера пресечения — подписка о невыезде.
1 июня 2010 года Сергей Мохнаткин был арестован. Он был вызван на допрос, якобы, для опознания тех, кто его избивал, а в кабинете у следователя Алексея Петраченко был арестован.
В СИЗО Мохнаткин в знак протеста объявил голодовку и голодал все 8 дней до суда. Там же он был избит сотрудниками СИЗО, так как отказался фотографироваться и подвергаться процедуре дактилоскопии.
На суде Мохнаткин требовал своего полного оправдания, надеялся доказать свою невиновность. Однако судья Тверского суда Александра Ковалевская удалила из зала заседаний 9 свидетелей защиты, заявив, что они — лица заинтересованные и их показания не имеют силы. Свидетели обвинения, все сотрудники милиции, на суд не явились. Государственный адвокат обвиняемого и «потерпевший» также не явились на заседание. Прокурор Сергуняева Л. А. запросила для Мохнаткина 5 лет лишения свободы.
9 июня 2010 года судья А. Б. Ковалевская вынесла 56-летнему Сергею Мохнаткину приговор — два года и шесть месяцев лишения свободы в колонии общего режима.
16 августа 2010 года в Мосгорсуде состоялось обжалование приговора. Мосгорсуд оставил приговор в силе. Накануне судебного заседания в Новосибирске, Москве, Волгограде и других городах состоялись акции протеста в поддержку Мохнаткина, на которых собирались подписи в поддержку осужденного.
Сергей Мохнаткин отбывал наказание в исправительной колонии № 4 Тверской области.
В колонии Мохнаткин содержался в тяжелых условиях. В его секции площадью около 50 м² жили 34 осужденных. За работу вместо положенных 2100 рублей он получал всего около 500. Наложенные взыскания мешали Мохнаткину добиться условно-досрочного освобождения.
19 ноября 2011 г. Мохнаткин объявил голодовку и написал обращение к начальнику колонии, в прокуратуру и в суд с требованием отменить незаконные выговоры и оформить с ним трудовой договор на полную ставку. Однако на следующий день Мохнаткина перевели на 15 суток в штрафной изолятор, мотивировав это фиктивным рапортом о том, что осужденный неправильно заправил свою кровать.
23 апреля 2012 года стало известно, что президент России Дмитрий Медведев подписал указ о помиловании. Мохнаткин стал единственным человеком из списка 39 политзаключенных, предложенных для помилования Медведеву организаторами протестных акций «За честные выборы». При этом Мохнаткин был вынужден[41] написать прошение о помиловании, хотя вины своей не признал. По словам Бориса Немцова, это первый случай в истории современной России, когда президент воспользовался своим конституционным правом на помилование без признания вины осужденного. (Из материалов Википедии.)

Вестник CIVITAS







На эту тему


На главную

!NOTA BENE!

0.014019012451172