Вестник гражданского общества

Где найти точку опоры?

         Долгое время жители Израиля, сохранившие российское гражданство, из разных уголков вынуждены были ездить в Тель-Авив, вставать до первых петухов, добираться на разных видах транспорта, занимать очередь и долго ждать своего часа, чтобы оформить и получить необходимые справки, документы и так далее в консульстве своей первой родины...
          Лет эдак шесть назад свершилось: на радость жителям Хайфы или, как ее называют, Северной столицы Израиля, и всему северу страны здесь начало работать Генеральное консульство Российской Федерации. В числе других израильских журналистов я была приглашена на презентацию, которая прошла очень тепло и симпатично, и искренне порадовалась за земляков. Консульство тогда возглавлял Василий Петрович Коваль. Похоже, здесь понимали, что с началом Большой алии, когда рухнул Советский Союз, многие евреи из бывших его республик, большая часть из России, отправились на Землю Обетованную, чтобы обрести точку опоры.
          Но есть тема, которая волнует многих, в том числе и меня как гражданку Российской Федерации. Каждый год, 31 декабря... Нет, не так! Каждый год, начиная с 1 января... Увы, опять не так! Почему, да потому что российские учреждения на территории Израиля работают по российскому календарю. А с 1 по 10 января - в России каникулы не только для детворы, но и для взрослых. Итак, следите за хронологией.
          В консульстве Российской Федерации в Хайфе, которое теперь возглавляет человек молодой и энергичный - Игорь Витальевич Попов,- появилось объявление, что с 1 декабря можно приходить и записываться в очередь на получение справки для пенсионного фонда РФ, что, мол, такой-то имярек - жив, здоров, чего и вам желает! Надо сказать, что Россия - единственная из всех бывших республик Союза, кто выплачивает пенсии своим гражданам, живущим за рубежом! Честь ей и хвала за это! И, само собой разумеется, что эта категория документов нужна людям пожилым и старым. Вот им-то приходится из разных населенных пунктов Хайфы и севера Израиля добираться сюда, отстоять очередь, чтобы записаться на получение справки. Далее - ожидание. А поскольку тех, кто верой и правдой отслужил России в самых разных сферах, немало, то все последующие дни, начиная с 11 января, превращаются в непрерывное стояние у заветной калитки-пропускника в офис, где разместилось консульство. Января и февраля на эту процедуру на сей раз не хватило. Хотя в прошлые годы я спокойно в двадцатых числах февраля заходила в консульство и получала свою справку, Понятно, что в России ждут справок, тем более что с пересчетом пенсий нужно закончить в срок. И тогда появляется объявление такого содержания: «Прием граждан для оформления свидетельств о нахождении в живых ведется строго по предварительной записи. Лица, не явившиеся в установленный день и время, будут приниматься с 1 марта в порядке живой очереди»...
          В течение двух месяцев, поскольку живу я в предельной близости от консульства, наведывалась сюда не раз. Очереди в любую погоду. 1 марта, разумеется, столпотворение. Выбираю для себя второй день марта. Прихожу где-то за полчаса до начала. Впереди народу не так уж много, а потом все, как в ускоренном немом кино - очередь растет со стремительной быстротой. В девять ноль-ноль запускают первую десятку. И она «пропадает» в недрах офиса всерьез и надолго. Оказывается, пришедших, а прием ведется до часу дня, «забыли» предупредить, что тот, кто подписывает вожделенную справку, запаздывает. Подходили те, кто пришел за паспортом, другими документами. В не таком уж просторном коридоре, ведущем к калитке, они создавали вторую очередь - первая волновалась и ворчала... Лишь изредка консульские появлялись на минуту, чтобы через прутья забора взять у просителей какую-нибудь бумажку и вновь вернуться на рабочее место. Вопросы витали в воздухе. Спрашивать друг у друга было бесполезно - ситуацией не владел никто.
          Рядом со мной Розалия Дзюбинская - ей за 90, милая дама из Йокнеама, Софья Коган - из Хайфы, а вот супруги Фаина и Александр Мильман из Нагарии, им назначено на 10 часов. Но и они томятся в общей живой очереди. Подходит моя давняя знакомая Зинаида Каплуновская, ей под 80,она недавно из больницы - сердце подводит. Посмотрела грустно на толпу, распрощалась... Выстаивать в очереди у нее нет никаких сил и возможностей. Раздаются голоса: я уже в четвертый раз. - Подумаешь в четвертый, я уже в шестой раз прихожу! «А из Крайот на такси - не меньше 150 шекелей нужно заплатить,- делится Розалия Дзюбинская.- А это ни много - ни мало где-то долларов 40!»
          Наконец-то, в начале двенадцатого запускают вторую десятку. Публика облегченно вздыхает, хотя прекрасно понимает, что все, стоящие в очереди, сегодня в консульство не попадут. Так оно и вышло. Мы, находившиеся уже почти рядом с калиткой, попали внутрь около двенадцати, отстояв на солнцепеке три часа. Израильское солнце в феврале и марте - это вам не Россия. Когда мы уже покидали консульство, один из служащих дал команду запустить еще человек пять. И все! Время вышло!
          Пришла домой абсолютно разбитая, давление зашкаливало и сердце билось где-то у горла... Справка отправлена, выпей лекарство, отдохни и забудь. Но журналистская привычка - не проходить мимо - взяла верх. И я села за компьютер, чтобы написать эти строки! Потому что время летит быстро, наступит конец 2010 - и повторится все сначала. Начнется паломничество стариков с артритами, давлением, болезнями сердца и прочими болячками для отстаивания в очередях...
          Казалось бы, ну чего проще, зная здешний климат, закрыть проход к заветной калитке полусферическим красивым тентом, поставить по обе стороны хотя бы по три небольших узких скамейки, чтобы самые нуждающиеся не стояли на солнцепеке на ногах не один час... Это так, навскидку! Почему бы не воспользоваться одной из Интернетовских технологий, как вариант - опытом Израильской службы социального страхования, которая присылает пенсионерам необходимые анкеты на дом. Ту же справку каждый бы мог заполнить дома, в спокойной обстановке, а затем, в удобное для себя время, прийти оплатить и подписать ее.
          Стоимость бланков и почтовых расходов можно включить в стоимость справки. Думаю, никто возражать не будет. Как раз на это пойдут деньги, сэкономленные на транспорт. Возможно, нет, даже скорее всего, такие предложения будут отвергнуты. Нет проблем! Потому что остается возможность с согласия МИДа РФ, посольства Российской Федерации в Израиле на горячее время поменять режим работы, развести хотя бы по дням недели тех, кто за паспортами, оформлением других бумаг, и тех, кто за справками о нахождении в живых; в конце концов, изобрести собственное ноу-хау для общего блага. Ведь тот контингент россиян, живущих в Израиле, который приходит за справками, удостоверяющими, что они все еще живы, в прошлой жизни хлебнул немало, так зачем же их и теперь «наказывать» равнодушием и пренебрежением?
          На этом можно было бы поставить точку. Но у этой истории, как выяснилось, есть продолжение... Поскольку журналистская привычка срабатывает, то я записала координаты тех, кого упомянула в начале статьи, мы обменялись номерами телефонов. Пару дней спустя позвонила Фаина Мильман из Нагарии. Видно, что она вроде поуспокоилась, но все же голос дрожал от перенесенной обиды...
          Они с мужем приехали в Израиль еще в 1991 году, с советскими паспортами. Первые шесть лет жили в Натании, хлебнули, как говорится, соленого до слез. Было очень тяжело: не чурались никакой тяжелой работы, денег хронически не хватало. А для поездки в Тель-Авив, чтобы выправить новые - уже российские паспорта, нужна была приличная сумма. Время быстротечно. Александр и Фаина не только работали, но и учились. Можно сказать, случайно, через работников Сохнута приобщились к программе «Сорок пять плюс». Александр - классный слесарь-инструментальщик - поступил на завод в промзоне «Тэфен», там же, но на другом заводе в ОТК работает Фаина. Переселились на север, в Нагарию, поближе к месту работы, купили квартиру, появилась какая-то стабильность. Отыскали в Интернете сайт Хайфского консульства, сделали запрос, получили приглашение на собеседование.
          2 марта, как уже сказано выше, отстояв очередь, попали в консульство, где симпатичная служащая в окошке, пояснив, что это не ее вопрос, переадресовала их к консулу.
          - Я не знаю, - говорит Фаина, - был ли это сам консул, или кто-то из служащих Хайфского консульства. Мужчина, который с нами беседовал, не представился. Только попросил перейти в другое помещение, потому что в том, в котором работал, лежали стопки российских паспортов со справками, вероятно, на подпись, а это большая ответственность. Когда мы пояснили суть вопроса, он понимающе улыбнулся: мол, российскую пенсию захотели? Александр ответил: почему бы нет? А какого ответа можно ожидать от человека, которого, без видимых причин, подозревают в корысти?
          А дальше, рассказывает Фаина, все, как в плохом кино. Она видела ту огромную очередь, которую выстояла с мужем. Возможно, торопилась изложить суть дела, может быть, невзначай перебила собеседника. Только он вдруг закричал на посетительницу: «Перестаньте! Здесь вопросы задаю я»... Фаина осеклась, потому что вдруг перестала понимать, где она, может на приеме у следователя? Минутная пауза. Фраза у Фаины вырвалась сама собой: «Никогда не думала, что дипломатические работники могут так разговаривать»...
          Тем самым еще больше разгневала своего визави. Короче, Мильманам указали на дверь. При этом очень громко пояснили, что они находятся на территории Великой России. (Что, так и сказал? - удивилась я.) А Израиль никогда не состоял, не состоит и не будет в составе России, что здесь не потерпят провокаций (Хоть убей, не пойму, в чем они заключаются?), тут везде установлены камеры... Это хорошо, значит, при необходимости можно прокрутить всю беседу!
          - Было два выхода, - рассказывая, волнуется Фаина,- встать и уйти. А второй - все же что-то узнать, ведь столько времени потратили и сил. И я... извинилась, мол, простите, если что не так. Тон собеседника изменился: он стал спрашивать, есть ли родственники в России, откуда у Александра в бывшем советском паспорте печать о въезде в Израиль в 1994 году (Саша ездил навестить отца в Омске), мол, отметка незаконная... Словом, много чего сказал. Ушли Мильманы, обескураженные таким приемом. Заниматься вопросом желание полностью отпало. А ведь, поведи себя работник консульства иначе, вышла бы совсем другая история.
          - Знаете,- сказала с грустью Фаина,- мы только укрепились во мнении: наверное, правильно сделали, что уехали и детей увезли...
          Возможно, и меня обвинят в «провокации»... Мол, говорили «сам на сам», иди - доказывай! Но за сорок лет журналистской деятельности я давно пережила собственные страхи. Рабочей семье Мильманов врать нет никакого смысла. Ведь они ничего не требовали, они пришли выяснить все от начала до конца: да-да, нет-нет! И невдомек было консульскому чиновнику, раздувшемуся от сознания собственной значительности, что не люди существуют для него, а он работает для этих людей, да и не сам по себе! Он представляет ту Великую Россию, о которой так пафосно упомянул, и к которой люди, когда-то покинувшие ее в силу весьма сложных обстоятельств, тянутся до сих пор. То, что совершается за закрытыми дверями, все равно становится достоянием гласности. Неужели не понимает это чиновник, что таким образом дискредитирует государство, которое представляет в другой стране? Или делает вид, что не понимает - в расчете на полную безнаказанность? Стоило бы ему поинтересоваться статистикой, сколько эмигрантов, репатриантов вернулись в Россию за последние десять лет. О заинтересованности России в реэмиграции не раз говорили и президент России Дмитрий Медведев, и премьер-министр Владимир Путин. Думаю, это что-то да значит! На месте Мильманов я бы не стала делать поспешных выводов... Ну не повезло им с чиновником!
          Расскажу коротко свою историю. После смерти мужа тяжело болела не один год, выправлять паспорта (а ехать надо было для этого из Хайфы в Тель-Авив) сил никаких... Открылось Генконсульство на Севере. Мы пришли на прием. Консул Василий Петрович Коваль сказал, что паспорта нам сделают после запроса. Дочь показала на даты: до окончания действия паспортов оставалось два месяца... Василий Петрович рассмеялся: Ух ты, глазастая! Хорошо, милые дамы, через месяц приходите, будут вам паспорта.
          А дело было в аккурат перед выборами российского президента. Тут уж и я свое слово вставила, конечно, сказала в шутку: Мы сейчас паспорта сдадим на обмен, что ж, и президента не сможем выбирать? Откликнулась Татьяна Анатольевна Коваль - супруга Василия Петровича, которая много и плодотворно поработала в консульстве за прошедшие шесть лет: - А вы приходите на выборы, паспорта будут готовы. Так оно и вышло. Мы пришли в консульство через четыре дня. Перед началом голосования нам выдали новые паспорта граждан Российской Федерации, и мы проголосовали вместе со всеми.
          Казалось бы, два эпизода, а какая разница! Можно было промолчать? Конечно, можно! Но нужно ли? По традиции, свою статью о последнем посещении консульства отослала родным, друзьям (http://www.strana.co.il). У многих, живущих, скажем, в Москве, на Украине, родные и близкие, старики-родители живут в Израиле. Означенная в начале статьи проблема им хорошо знакома. Речь, например, идет о том, что посольство Российской Федерации в Израиле практикует выезд на места, например, в Бней-Брак и другие населенные пункты. Это очень удобно, но... за счет пенсионеров, которые живут более чем скромно. А может, все-таки на эти цели выделяются в консульской службе какие-то небольшие средства?
          Дорожают консульские услуги. Новые паспорта, вероятно, сейчас делаются только в Москве. Поэтому сроки их получения теперь не месяц, как прежде, а много больше (до полугода). Соответственно, и цены растут, потому что налицо накладные расходы, на дорогу туда и обратно. Эти моменты требуют разъяснения. И еще, пишут москвичи: зачастую, как сообщают родители из Израиля, «помогает» в Тель-Авиве заполнять многочисленные бумаги, анкеты претендентам на российские документы невесть откуда взявшаяся коммерческая организация. Чтобы документы прошли быстро, без сучка и задоринки, отправляйся туда, потряси худой кошелек, но зато все будет в ажуре. Если это действительно так, то факты настораживают.
          Содержание дипломатических служб для Министерства иностранных дел России - весомая статья расходов. Думаю, она себя оправдывает. Речь идет не только о престиже России за рубежом, но и о тесной связи с российскими гражданами, живущими за границей, которые стали надежным форпостом государства на разных континентах. Забывать об этом - означает нанести ущерб не только имиджу страны, но и ее будущему. Это - безусловно!

          P.S.: Уже написав эту статью, увидела на одном из сайтов  для русскоязычных израильтян эмоциональные отзывы, посвященные этой проблеме, видимо, всерьез отравляющей жизнь российским гражданам, репатриировавшимся в Израиль. Приведу лишь некоторые из них. 

          Пишет Ефим: При желании нетрудно договориться с МВД Израиля и получить справку об умерших за истекший год, естественно, в разрезе страны и года репатриации, при том качестве учета, который есть у МВД Израиля, это будет достоверная информация. И некому никуда ходить не надо. Но! У Зощенко хорошо описано про тару, которую укрепляют за углом. А с кого денежки лупить… Может, кто-то знает соответствующий положительный опыт других стран, ведь пенсии получают репатрианты из многих стран.

          Пишет Лео: Так вам повезло. Было у консульства и похуже: http://haifa.israelinfo.ru/news/6068.

          Пишет Тамара: В Тель-Авиве не лучше, на звонки не отвечают, на факсы не реагируют, иногда читают электронные письма. Замена паспорта производится 6 месяцев! В здании консульства есть независимая компания ”Оз москва лтд ”. Так там за двойной, а то и тройной тариф можно и справку взять, и паспорт сделать и многое другое. Это ли не грабеж! Ведь мы пенсионеры и лишних денег у нас нет. А может нам создают трудности специально! Одна служащая консульства сказала: ”не нравится - откажитесь от гражданства”.


НАТАЛЬЯ ЛЕНСКАЯ


09.03.2010



Обсудить в блоге


На главную

!NOTA BENE!

13.10.2016
Баш на баш

0.023175001144409