Вестник гражданского общества

За черемшой

Из дневников Петра Ткалича

          Забавно. Я вырос в посёлке Черемша. Уральский посёлочек. Деревянные домики. Заснеженные зимы. И никто не знал, что такое черемша. Я думал, что это производное от «черёмухи». Её у нас хватало. Зато сейчас, наверное, никто не знает, что такое черёмуха. Точнее, все знают газ «черёмуха». Что такое черемша, я так и не узнал. Зато знаю, что за эту черемшу убивают.
          Фотографии в Интернете: люди с набитыми заплечными мешками. Лежат в самых разных позах на снегу. Кровь. Разбитые лица. Перед смертью над ними издевалась. У всех трупов в мешках за плечами черемша. Та самая. В общем-то, ничего особенного. Так у нас выполняется указание президента.

          ГОРКИ, 8 янв - РИА Новости. Жесткая линия на методичное уничтожение бандитов на Северном Кавказе должна быть продолжена, заявил президент РФ Дмитрий Медведев.
          "Нужно методично действовать "по всей поляне", если где-то появился след, значит, нужно искать их и уничтожать", - подчеркнул глава государства.
          "Их нужно просто уничтожать, делать это жестко и делать это систематически, то есть регулярно, потому что, к сожалению, бандподполье еще существует", - сказал Медведев.


          Наш тандем, двухголовое чудовище, живёт и дышит в унисон. С той разницей, что чекист, в силу своей природной убогости, выразился короче: «Мочить их всех в сортире!». Юрист оформил эту же мысль уже более пышными словесами: «Уничтожать! Жёстко, систематически, регулярно. Методично действовать по всей поляне».
          Защитники родины, патриоты, только уже в униформе, с готовностью выполняют полученное указание. Поймав на поляне «несуна» с мешком черемши за спиной, профессионально потыкав его («несуна») штык-ножом, обезобразив лицо кованым сапогом, добивали несчастного очередью из автомата. Это милосердие по-русски.
          Фашисты, чтобы человек, которого захватили на поляне, подольше мучился, вешали его на телефонном проводе со стальными жилками. Так, чтобы жертва чуть-чуть доставала ногами до земли. Это нам в школе рассказывали. Для патриотического воспитания. Жертва, каждой клеточкой тела тянулась к земле, ища возможность ногами во что-то упереться. Чтобы ослабить удавку на шее… Чтобы глоток воздуха… Всей грудью. Итак – миг за мигом. Пока эти судорожные движения плавно не переходили в агонию. Изверги! Фашисты! Пусть ещё сто лет пройдёт после войны с ними, мы этого никогда им не забудем!
          Четыре трупа. Четыре тела. Сельские жители. Пошли за черемшой. Четверо чьих-то сыновей. А тут их наши сыновья подкараулили. Тандем из двух вундеркиндов, дал нашим разрешение мочить по всей поляне. Патриарх Кирилл благословил их на ратные подвиги. У того привычка такая: увидит автомат, автомат благословляет. Танк? Танк благословляет. Подводную лодку, ракеты, атомное оружие… Что ему, жалко, что ли? Он же всей душой за единую Россию. Опять же – положение обязывает. У него под рясой – штаны с лампасами, заправленные в хромовые сапоги. Правда, часы отечественные, «командирские», он не носит. Наверное, брезгует.
          На что мы рожали, этих сыновей? Голубоглазых, черноглазых. Чтобы они продолжали начатый кем-то охотничий сезон? Ну, с нами, с голубоглазыми, проще. С нами всё понятно: мы-то хоть защищаем интересы и незыблемые границы нашей родины. И саму эту родину. Она, как родилась у нас многострадальная, так многострадальная и мучается до сих пор. Заняв 1/6 часть суши, она постоянно, всё время своего существования отбивается от агрессивных соседей. Они всё лезут и лезут бессовестные. Со всех сторон. И на её размеры (1/6 часть суши) внимания не обращают. Ей-богу, спасу от них нет!
         А эти, что? Черноглазые? Они за что воюют? Родина может быть только одна. И она находится только у НАС – великая Россия. Второй родины быть не может! Или, немного иначе: у других родины быть не может. За что тогда вы воюете? Защищаете свои границы, которые вероломно нарушил враг? Так у вас нет границ. Это у НАС с вами есть граница. Это НАША граница! А если она наша, то мы с ней, что хотим, то и делаем. Хочешь, в ту сторону проехали на танках. Хочешь, в эту сторону. Наша граница на замке для врагов! Для нас она открыта в любую сторону. Охотничьи сафари для нас становятся любимым развлечением.
          А эти, черноглазые? Набили мешки черемшой (что же это всё-таки такое?) и к себе домой тащат! Они, видите ли, отделиться хотят от нас. Вместе со своей нефтью. И как это будет выглядеть? Вы подумали? В нашей стране, в рамках наших границ, кто-то будет жить лучше, чем мы сами? Вы полагаете, что это возможно? Чтобы это все видели, и нам глаза кололо? Если вы так думали, то это ваша ошибка. Мы не допустим, мы не допустим такого никогда! Для этого у вас, у власти, скажем, в Чечне, поставим такого же, как у нас национального лидера – выбля… Стоп! Что же я хотел? Что я хотел сказать?
          Да! Вспомнил! Повторяю: мы такого не допустим. Для этого поставим вам у власти такого же, как у нас лидера – вы бледнеете? Это с непривычки. Он вам потом понравится. Мы же к своему лидеру привыкли! Ну и что, что вы не русские и менталитет другой? Если будете хорошо себя вести, мы простим вам и такой недостаток. Вообще, причём тут национальность? Мы же милосердные. Только у нас чуточку терпения не хватает, когда в лесу вы собираете черемшу и хотите, чтобы мы на это не реагировали. Медведев дал установку, что действовать по всей поляне. «Нужно искать их и уничтожить».
          65 лет прошло, как закончилась война с фашистскими оккупантами. Но в нас до сих пор подогревают ненависть к Германии. Когда душа полна ненависти, неважно на кого её выплёскивать. В нужный момент нам покажут. Ежегодные торжества по случаю дня Победы, с лицемерным показом ветеранов войны, зовут нас к новым подвигам, не забывая старых побед. Но Германия сразу же покаялась во всех своих злодеяниях. Военнопленным, находящимся у них в концлагерях, выплатила компенсацию. А мы, на всякий случай, ненавидим до сих пор. И помним. Помним и ненавидим.
          Сколько же будут помнить нас, и ненавидеть, лица кавказской национальности? В отличие от фашистских оккупантов, мы не собираемся ни в чём каяться. И ещё не состоялся суд над нашими военными преступниками. Эти упыри ещё не давились ампулой с цианистым калием. Они строят планы на будущее, восторженно рассказывают нам, как мы, за тщательно хранимой границей, хорошо будем жить.
          Опять, как встарь, дружной интернациональной семьёй? Погибших в Чечне уже не одна сотня тысяч. Две? Две с половиной? Каждая смерть – это трагедия и повод для ненависти. Обоснованной ненависти. И для тех, кто остался в живых, продолжающаяся жизнь в оккупации – это тоже трагедия. И повод для ненависти. Когда они нас простят? И смогут ли?
          Что такое смерть четверых мужчин, пошедших за черемшой, на фоне тысяч и тысяч уже убитых? Но ведь жалко! Жалко! Может, памятник поставить? «Всем, погибшим от рук российских оккупантов». Один на всех. Или: один за всех погибших? Пусть патриарх всея Руси придёт, посмотрит. Это он благословлял голубоглазых мальчиков и их оружие на подвиг во имя единой России. Зачем ему единая Россия? А чем больше приход – тем больше доход. И наоборот: чем меньше приход… Лучше бы он ограничил себя благословением олимпийских чебурашек. От этого, по крайней мере, ни проку людям, ни вреда.
          А голубоглазые мальчики, привыкшие к охотничьим сафари и вошедшие во вкус, теперь уже охотятся здесь, у себя дома, на своей родине. Не отходя от кассы, прямо в магазине. Стрельба по движущимся мишеням. Мы тут гадаем: откуда такое свалилось на нашу голову? А что, в Чечне можно было убивать безнаказанно? И нам, в России, это было безразлично? Теперь эта безнаказанность и желание убивать вернулось к нам, вместе с героическими защитниками родины. Если висит ружьё на стене – оно должно выстрелить. Особенно, если оно попало в хорошие руки.


ПЕТР ТКАЛИЧ


25.02.2010



Обсудить в блоге


На главную

!NOTA BENE!

13.10.2016
Баш на баш

0.023725986480713