Вестник гражданского общества

Председатель Мосгорсуда считает его работу прелестной. Москвичи с такой оценкой не согласны

Записки адвоката

Ольга Егорова, председатель Мосгорсуда

          Председатель Московского городского суда Ольга Егорова отчиталась за прошедший год, поблагодарив судей за хорошую работу, а в отношении суда кассационной инстанции она применила еще более высокую оценку - «прелесть». Но это оценка самим судейским чиновником своей работы. У жителей Москвы иная оценка работы суда - «беспредел», а оценка судебных коллегий кассационной инстанции - «Мосгорштамп», то есть никакой реакции на доводы защиты по беззакониям нижестоящих судов.
          Как юрист со стажем работы в уголовном производстве в не один десяток лет полностью соглашусь с оценкой граждан. Лишь единицы судей Мосгорсуда пытаются устранять допущенные в ходе предварительного следствия и в районных судах нарушения закона. В результате такого «прелестного» подхода судебных коллегий по уголовным делам Мосгорсуда сотни, а то и тысячи жителей Москвы незаконно оказываются в местах лишения свободы, оставив своих малолетних детей и престарелых родителей бороться за выживание. Залог, о применении которого много говорили, так и остался в проектах. В тюрьмах находится порядка миллиона человек, несмотря на многочисленные разговоры о применении альтернативных мер наказания, в частности, ограничения свободы.
          Как можно оценивать работу судей на «хорошо», если царит такое бесчеловечное отношение к людям, их семьям, маленьким детям? В значительной части утверждаемых Мосгорсудом приговоров нет потерпевших. Точнее, они есть формально, но фактически им не причинено никакого ущерба, их назначили потерпевшими принудительно. По этой причине эти потерпевшие ни разу не появились в суде. Достаточно вспомнить, как подтянули в качестве потерпевшей стороны какую-то «левую» организацию, якобы потерпевшую от действий антифашиста Олесинова А.Ф., но Мосгорсуд «штампанул» приговор судьи Таганского районного суда Ивановой Е.А. и все оставил в силе.
          15 февраля 2010 года судебная коллегия по уголовным делам Мосгорсуда изменила, но не отменила явно незаконный приговор в отношении студента юридического факультета Токарева Игоря Геннадьевича, приговоренного судьей Никулинского районного суда гор. Москвы Мальцева к 3 годам лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии общего режима за покушение на мошенничество в крупных размерах. Любой юрист, посмотрев на это «дело», скажет, что состава преступления в действиях Токарева Игоря не имеется. Были обычные гражданско-правовые отношения, которые легко могли быть разрешены даже в досудебном производстве. Но в России, и в особенности московские суды, стали вместо Гражданского кодекса РФ применять Уголовный кодекс и людей стали сажать за мошенничество в случае плохого (по мнению одной из сторон) исполнения обязательств по гражданско-правовому договору.
          Вот и молодого парня Токарева Игоря решили посадить только за то, что «потерпевшей» Пристромовой З.В. не понравился тот адвокат, которого подыскал по договору об оказании юридической помощи Токарев. И хотя в договоре прямо было указано, что задаток по договору в сумме 200.000 рублей возвращается в случае требования заказчика услуг, Пристромова пошла к знакомым милиционерам, которые запретили ей забирать деньги обратно, иначе, мол, он деньги вернет и уголовного дела не получится. После двухнедельного уклонения Пристромовой от встречи с Токаревым, чтобы решить вопрос о дальнейшей работе по договору или возврату задатка, появилось уголовное дело по мошенничеству (?), Токарева осудили, оставив без средств к существованию маленького ребенка и неработающую в связи с этим жену. Потерпевшая Пристромова З.В. получила все свои деньги (задаток) обратно по первому требованию, а парень, пожелавший искренне помочь в ее беде и делающий все, что позволяли ему полученные навыки, оказался в тюрьме. «Блестяще» работающая судебная коллегия по уголовным делам лишь снизила срок отбытия наказания Токареву с 3 лет лишения свободы до 2 лет 6 месяцев. (Доводы защиты изложены в прилагаемых документах.)
          Понимая, что человека осудили незаконно, но не желая портить статистику качества работы судей гор. Москвы, судебная коллегия по уголовным делам Мосгорсуда нашли маниакальное решение: вменить Токареву И.Г. как покушение на те деньги Пристромовой З.В., которых у нее и в помине не было. Мол, если бы работа была выполнена, он хотел же получить еще 200.000 рублей. Но вот именно, что если бы дело было доведено до конца по договору и был бы подписан акт приема-передачи выполненных работ (так записано в договоре). А поскольку Пристромова З.В. не имела денег и не намеревалась дальше работать с Токаревым И.Г., то эти деньги он не смог бы получить от нее ни при каких обстоятельствах. Как можно осуждать человека за покушение на несуществующие деньги, которые ему и не собирался никто давать?
          До Токарева И.Г. в той же судебной коллегии по уголовным делам Мосгорсуда рассматривалось дело по обвинению в мошенничестве также по гражданско-правовому договору Ерох Михаила Валерьевича. Судья Симоновского районного суда гор. Москвы Райкова осудила Ерох Михаила к 6 годам лишения свободы при отсутствии у «потерпевших» ущерба. Более того, в один день, в одно время и в отношении одного и того же лица - Ерох М.В. - судья вынесла два приговора с разными текстами. Мосгорсуд утвердил решение Симоновского районного суда, и теперь защита ломает голову, какой из двух приговоров утвержден «Мосгорштампом».
          В своем докладе о работе судов города Москвы за 2009 год Егорова О.А. не забыла упомянуть (думаю, для красного словца, с учетом выступления Президента РФ Медведева Д.А. о необходимости реформирования органов МВД России) о том, что судьи нередко необоснованно идут на встречу милиции, осуждая человека по сомнительным милицейским рапортам. Указанные выше два уголовных дела - типичные милицейские фальшивки, поддержанные, однако, прокурорами (а в прокуратуре последнее время процветает некомпетентность) и судьями. Именно такие «поддержки», по моему мнению, развратили милицию, что привело к появлению евсюковых.
          Председатель Мосгорсуда Егорова О.А., на мой взгляд, поставила незаслуженные хорошие оценки качеству работы своих подчиненных. Уверен, что также думает большинство жителей столицы, столкнувшись с егоровским московским правосудием. Ибо то, с чем мы сталкиваемся в судебных процессах, свидетельствует об обратном, совершенно не совпадающим с оценкой председателя Мосгорсуда.

 


ПРИЛОЖЕНИЕ

В судебную коллегию по уголовным делам
Московского городского суда

от адвоката МКА «Межрегион» Трепашкина
Михаила Ивановича, рег.№ 77/5012 в
реестре адвокатов гор. Москвы, адрес:

в защиту интересов Токарева Игоря
Геннадьевича

Кассационная жалоба
на приговор судьи Никулинского районного суда гор. Москвы
от 25 ноября 2009 года
(в соответствии со ст.375 УПК РФ)

Город Москва
4 декабря 2009 года

25 ноября 2009 года приговором Никулинского районного суда гор. Москвы в составе председательствующего судьи Мальцева П.В. (единолично) Токарев Игорь Геннадьевич признан виновным в совершении преступлений, предусмотренных ч.3 ст.30, ч.3 ст.159, ч.3 ст.30, ч.2 ст.159 УК РФ и ему назначено наказание на основании ч.3 ст.69 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний окончательно в виде 3 лет лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии общего режима.

Считаю указанный приговор незаконным, необоснованным и несправедливым, подлежащим отмене по следующим основаниям:

I. Неправильно применен уголовный закон.

1. Токарев И.Г. действовал на основании договора от 17 марта 2009 года, который заключен в соответствии с главами 27-29 Гражданского кодекса Российской Федерации.
Договор этот не признан недействительным, так как ни одного основания для этого не имелось.
Пристромова З.В. без каких-либо препятствий могла в соответствии с главой 29 ГК РФ (ст.491) расторгнуть договор, если ее не устраивали какие-либо условия его заключения. Как только Пристромова З.В. заявила, что хочет получить задаток обратно, деньги ей были возвращены (по первому требованию!). Вместо того, чтобы расторгнуть договор и потребовать возвращения денег обратно, Пристромова З.В. скрывалась с 21 марта по 14 апреля 2009 года и уклонялась от переговоров и встреч с Токаревым И.Г. (как она пояснила, по совету сотрудников милиции), хотя никаких оснований для этого не имелось.
Обычные гражданско-правовые отношения, оформленные договором в соответствии с ГК РФ (не адвокатским соглашением) незаконно были переведены в плоскость уголовного дела, которое было возбуждено незаконно, в нарушение ч.2 ст.140 УПК РФ, ибо признаков состава преступления, предусмотренного ст.159 УК РФ вообще не имелось.
Фактически фабула дела выглядит следующим образом: отзывчивый студент 6 курса юридического ВУЗа Токарев И.Г. решил искренне помочь своим знакомым в защите заключенного под стражу Довженко М.А., в том числе на основании ч.2 ст.49 УПК РФ, в связи с чем заключил гражданско-правовой акт - договор по оказанию юридических услуг, включая поиск адвоката. По этому договору он взял задаток. Однако, клиенту не понравился текст договора и она решила по нему не работать. Вместо расторжения договора в соответствии с ГК РФ и требования возврата задатка (все анкетные данные Токарева И.Г. у нее имелись) она пошла в милицию, а те возбудили уголовное дело и в результате своих добрых побуждений Токарев И.Г. осужден на 3 года лишения свободы в ИК общего режима за мошенничество.

Ни один из указанных доводов не опровергается материалами уголовного дела!

2. Квалификация по ч.3 ст.30, ч.3 ст.159 УК РФ действиям Токарева И.Г. дана явно не по Уголовному кодексу Российской Федерации, даже если исходить из позиции обвинения, что факт обмана установлен.

Из договора и предварительной устной договоренности с Пристромовой З.В. следует, что вначале вносится задаток за начало работы в размере 200.000 рублей, а оставшиеся 200.000 рублей вносятся после подписания акта «завершения этапа работ по договору на оказание юридических услуг» (см. текст договора). Задаток в сумме 200.000 работ Токарев И.Г. получил по расписке 17 марта 2009 года в момент заключения договора, а оставшиеся 200.000 рублей никто не собирался брать и Пристромова З.В. не собиралась их отдавать. При этом она (Пристромова З.В.) не зависела каким-либо образом от Токарева И.Г.
Ни одним обстоятельством, ни одним доказательством уголовного дела не подтверждается, что Пристромова З.В. собиралась передавать еще 200.000 рублей, а Токарев И.Г. до окончания работы по оказанию помощи собирался похитить эту сумму денег.

Часть 3 ст.30 УК РФ гласит:
«Покушением на преступление признаются умышленные действия (бездействие) лица, непосредственно направленные на совершение преступления, если при этом преступление не было доведено до конца по не зависящим от этого лица обстоятельствам».
Действий, направленных непосредственно на завладение деньгами Пристромовой З.В. в сумме 200.000 рублей (помимо задатка), не имелось. У нее на момент возбуждения уголовного дела и ведение предварительного расследования и не было таких денег, о чем она сама утверждает.

Факт того, что Пристромова З.В. не собиралась передавать еще 200.000 рублей, подтверждается:
- показаниями обвиняемого Токарева И.Г.
- показаниями потерпевшей Пристромовой З.В.
- тестом договора от 17 марта 2009 года и иными доказательствами.

Вещественных доказательств поэтому и не имеется, что денег, помимо задатка в сумме 200.000 рублей, у Пристромовой З.В. не имелось, она таковых никому передавать не собиралась, а соответственно юридическим маразмом смотрится утверждение, что Токарев И.Г. собирался похитить еще 200.000 рублей, которых объективно не было в действительности.
В соответствии с договором от 17 марта 2009 года Пристромова З.В. обязана была найти указанную сумму и передать ее только при подписании акта выполненных работ по оказанию юридических услуг.

Общеизвестно, что изготовление договоров (с ложными сведениями) и иных документов в целях даже обманного завладения имуществом потерпевшего по Уголовному кодексу РФ рассматривается только как приготовление к преступлению. Об этом четко следует из ч.1 ст.30 УК РФ, где указывается:
«Приготовлением к преступлению признаются приискание, изготовление или приспособление лицом средств или орудий совершения преступления, приискание соучастников преступления, сговор на совершение преступления либо иное умышленное создание условий для совершения преступления, если при этом преступление не было доведено до конца по не зависящим от этого лица обстоятельствам».

При определенных обстоятельствах можно было бы вести речь о том, что 200.000 рублей Токарев И.Г. уже забрал - ч.2 ст.159 УК РФ (поэтому несуразно утверждать, что он лишь покушался их завладение), а еще 200.000 рублей лишь готовился получить - ч.1 ст.30, ч.2 ст.159 УК РФ (однако это приготовление не является уголовно наказуемым).
А если исходить из утверждения, что умысел был якобы направлен на завладение 400.000 рублей, ибо эта сумма указана в договоре от 17 марта 2009 года, то тогда речь можно вести лишь о приготовлении (с учетом понятий уголовного права, указанных в ч.1 ст.30 УК РФ), но не об оконченном преступлении.

С учетом изложенного можно делать вывод об объективном вменении покушение Токарева И.Г на 400.000 рублей, принадлежащих Пристромовой З.В., то есть преступления, предусмотренного ч.3 ст.30, ч.3 ст.159 УК РФ.

3. Объективное вменение усматривается и в квалификации действий Токарева И.Г. по ч.3 ст.30, ч.2 ст.159 УК РФ по второму эпизоду приговора.

Во-первых, Пристромова З.В. сама утверждает, что такой суммы денег у нее не было и она не собиралась их передавать Токареву И.Г. На встречу поехать ее уговорили сотрудники милиции, чтобы задержать Токарева. Поехала она без денег.
Пристромова З.В. не находилась в какой-либо зависимости от Токарева И.Г. Она могла выбирать: находить деньги в сумме 90.000 рублей и везти их Токареву И.Г. либо нет. Мы же не вменяем в вину факт вымогательства, когда уличный попрошайка просит денег, так как вправе решать сами, давать либо не давать ему деньги из-за того, что независимы от этих требований.
Свидетели - сотрудники милиции Туркин Д.Н. и Зеленков Д.Н. также показали, что Пристромова З.В. 14 апреля 2009 года не собиралась передавать деньги в сумме 90.000 рублей Токареву И.Г. и таковых у нее не было.
Как можно говорить о попытке забрать деньги в сумме 90.000 рублей (о покушении на их завладение), если их не было у Пристромовой З.В. и она не собиралась таковые передавать? С такими квалификациями скоро в России будут судить на одном показании больных людей за покушение на изнасилование инопланетянок, хотя их на земле никто не видел.
Таким образом, факта покушения на мошенничество не было в объективной действительности.

Во-вторых, по уголовному законодательству России нельзя покушаться на хищение несуществующего объекта хищения (в данном случае денег в сумме 90.000 рублей). Покушение на мифы УК РФ не предусматривает.

4. Из материалов уголовного дела не усматривается, что Токарев И.Г. совершил какие-либо обманные действия, указанные в разъяснениях Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27 декабря 2007 г. № 51 «О судебной практике по делам о мошенничестве, присвоении и растрате», где говорится:
«Обман как способ совершения хищения или приобретения права на чужое имущество, ответственность за которое предусмотрена статьей 159 УК РФ, может состоять в сознательном сообщении заведомо ложных, не соответствующих действительности сведений либо в умолчании об истинных фактах, либо в умышленных действиях (например, в предоставлении фальсифицированного товара или иного предмета сделки, использовании различных обманных приемов при расчетах за товары или услуги или при игре в азартные игры, в имитации кассовых расчетов и т.д.), направленных на введение владельца имущества или иного лица в заблуждение.
Сообщаемые при мошенничестве ложные сведения (либо сведения, о которых умалчивается) могут относиться к любым обстоятельствам, в частности к юридическим фактам и событиям, качеству, стоимости имущества, личности виновного, его полномочиям, намерениям».

Не установлено также, что Токарев И.Г. изъял деньги у Пристромовой З.В. противоправным путем. Наоборот, установлено, что он взял их по расписке в соответствии с ГК РФ, где указал свои истинные данные, без обмана.

Бездоказательственными оскорбительными «квазиунофантазиями» можно назвать формулировки:
«имея преступный умысел»,
«во исполнение своего преступного умысла»,
«стал требовать от Пристромовой передать ему 2000 евро или же 90000 рублей»,
ибо они не подтверждаются доказательствами по делу и являются предположительными вымыслами, использование которых при вынесении приговора запрещается на основании ч.4 ст.302 УПК РФ.

II. Существенно нарушены права обвиняемого на допрос свидетелей обвинения, что является нарушением ст.6 Европейской Конвенции о защите прав человека и основных свобод, где указывается:
«Право на справедливое судебное разбирательство.
1. Каждый в случае спора о его гражданских правах и обязанностях или при предъявлении ему любого уголовного обвинения имеет право на справедливое и публичное разбирательство дела в разумный срок независимым и беспристрастным судом, созданным на основании закона….
3. Каждый обвиняемый в совершении уголовного преступления имеет как минимум следующие права:
…d) допрашивать показывающих против него свидетелей или иметь право на то, чтобы эти свидетели были допрошены, и иметь право на вызов и допрос свидетелей в его пользу на тех же условиях, что и для свидетелей, показывающих против него;…»

Из 10 свидетелей обвинения в суд не были вызваны 6 человек: Пасиченко Светлана Николаевна, Гоманков Сергей Юрьевич, Краснов Никита Александрович, Топазов Алексей Серафимович, Кошелев Андрей Владимирович, Семин Максим Алексеевич. При отсутствии оснований, указанных в ст.281 УК РФ, и несмотря на возражения Токарева И.Г. и защиты, их показания были оглашены и положены в основу обвинительного приговора.
В то же время суд 1 инстанции необоснованно отверг показания независимых свидетелей Шаповаловой Е.В. и Нагорновой Е.Н. в части передачи денег Гоманкову С.Ю., ссылаясь лишь на то, что Гоманков сам отрицает этот факт (что еще можно ожидать от заинтересованного в невозврате денег лица), а также на показания Пристромовой З.В. Филиппенко И.Н., которые тоже сделаны со слов Гоманкова С.Ю. , то есть от одного заинтересованного источника.
Не учтено, что всеми обстоятельствами дела и показаниями свидетелей подтверждается факт участия в договоре (о защите сына Пристромовой З.В.) гражданина Гоманкова С.Ю. и получения им денег от Токарева И.Г.
В то же время суд не принял во внимание показания свидетелей Токарева Г.И., Токаревой Н.Я., Палехиной Л.А., Скрипко О.А. по тому основанию, что они якобы владели данными в суде сведениями от Токраева И.Г.
Если судья посчитал, что показания свидетелей Шаповаловой Е.В. и Нагорновой Е.Н. не вызывают доверия, то есть являются ложными, то в отношении них нужно было выносить постановление о направлении материалов для возбуждения уголовного дела за дачу заведомо ложных показаний.

При указанных обстоятельствах нельзя признать судебное разбирательство по делу Токарева И.Г. справедливым, ибо нарушены положения ст.6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод.

III. Судом не мотивировано, почему к Токареву И.Г. при наличии исключительно положительных характеристик, отсутствия ущерба потерпевшей Пристромовой З.В. нельзя применить положения ст.73 УК РФ, сославшись лишь на общественную опасность содеянного. Хотя это преступление не относится к разряду насильственных.

Другие основания жалобы будет изложены непосредственно в суде кассационной инстанции.

На основании выше изложенного, руководствуясь ст.46 Конституции Российской Федерации, главой 45 Уголовно-процессуального кодекса РФ, -

П Р О Ш У:

Отменить приговор Никулинского районного суда гор.Москвы от 25 ноября 2009 года в отношении Токарева Игоря Геннадьевича по изложенным выше основаниям и прекратить в отношении него уголовное преследование по ч.3 ст.30, ч.3 ст.159, ч.3 ст.30, ч.2 ст.159 УК РФ.

Адвокат М.И.Трепашкин

 

Обоснование
кассационной жалобы
на приговор судьи Никулинского районного суда гор.Москвы
от 25 ноября 2009 года
(в соответствии со с ч.3 ст.377 УПК РФ)

Город Москва

15 февраля 2010 года


Уважаемые члены судебной коллегии!

Приговор Никулинского районного суда гор.Москвы от 25 ноября 2009 года в отношении Токарева Игоря Геннадьевича – это еще один факт того, что российское правосудие превращается в анекдот. К сожалению, трагический для граждан России. Ибо нельзя превращать в анекдот ситуацию, где речь идет о судьбе человека, его свободе, угрозе здоровью и даже жизни.
Чтобы не быть голословным, проведу аналогию:

Анекдот: «Двое, изможденных от голода людей лежат и мечтают.
Один из них говорит: «Вот нашли бы мы кусок хлеба, сели бы и начали есть: ты - кусь,
я - кусь,
ты - кусь,
я - кусь-кусь».
Второй размахивается и бьет первого по лицу.
«Ты чего дерешься? - возмущается первый.
«А ты чего два раза кусаешь!» - кричит второй».
Человек получил удар за то, чего не делал и даже не мог сделать, ибо хлеба в помине у них не было.

Такая же ситуация в деле Токарева И.Г. Приговор Никулинского районного суда гор.Москвы от 25 ноября 2009 года в отношении Токарева И.Г.:
а) Токарев И.Г. признан виновным в покушении на хищение у Пристромовой З.В. путем мошенничества 14 апреля 2009 года примерно в 19 часов 00 минут в центре зала станции «Парк культуры» Московского метрополитена принадлежавшими ей 90.000 рублей.
Были ли эти деньги у Пристромовой З.В. в указанном месте и в указанное время, чтобы можно было на них покушаться?
И вообще была ли такая сумма у Пристромовой З.В.?
Пристромова З.В. четко указывала в ходе предварительного следствия и в суде, что:
- такой суммы денег у нее не было (!);
- что она могла набрать 60.000 рублей, которые на встречу не повезла, так как ее попросили оперативники просто вытянуть Токарева И.Г. туда на встречу, чтобы задержать его (лист 6 приговора, абзац первый).
Голодным в анекдоте померещился хлеб, померещился от голода. А что померещилось заместителю начальника СО при ОВД по району «Проспект Вернадского» гор.Москвы и судье Никулинского районного суда гор.Москвы Мальцеву П.В.? Ведь 90.000 рублей там и в помине не было, как хлеба в анекдоте. Если я не прав, то пусть в соответствии с ч.2 ст.14 УПК РФ прокурор укажет, что у Пристромовой З.В. была названная сумма денег и Токарев И.Г. пытался ими завладеть.
Можно ли завладеть тем, чего не существует?
Закон и теория российского уголовного права четко указывают, что должна быть попытка на непосредственное завладение предметом хищения. И только тогда можно вести речь о покушении. Если даже и был у Токарева И.Г. умысел (что очень сомнительно), то он был голый, ибо при встрече они о данных деньгах даже не говорили (!), не говоря уже о попытке забрать их. Если я не прав, то пусть сторона обвинения укажет на обратное.
В приговоре не приведено ни одного доказательства того, что реально были указанные 90.000 рублей, принадлежавшие Пристромовой З.В., и что Токарев И.Г. пытался их забрать, но был задержан.
В приговоре на стр.2 абзац 2 содержится явный подлог (фабрикация), ибо записано, что Токарев И.Г. якобы покушался на хищение 90.000 рублей, «принадлежавшими Пристромовой З.В.». Всеми материалами уголовного дела подтверждено, что ей не принадлежала такая сумма, ибо ее не существовало!

б) Токарев И.Г. признан виновным в покушении на хищение 200.000 рублей (в числе указанных в приговоре 400.000 рублей)¸ которых также у Пристромовой З.В. не было в помине. Опять какой-то маниакальный синдром при квалификации деяний.
Совершенно не учтено:
- что эти деньги по договору (и по показаниям самой потерпевшей) Пристромова З.В. должна была передать не Токареву И.Г., а привлеченному им адвокату (Гоманкову С.Ю.);
- что эти деньги она должна была передать лишь после подписания акта выполненных работ;
- что ни на момент подписания, ни на момент расследования уголовного дела у нее этих денег не было.
Как можно покушаться на миф?
По-моему мнению, злоупотребляя служебным положением, Токареву И.Г. решили подтянуть покушение на тяжкий состав преступления. И возникает вопрос: кто совершил более опасное деяние?

Хотел бы обратить внимание судебной коллегии, что даже если исходить из того, что у Токарева И.Г. и был умысел на обман и незаконное завладение еще 200.000 рублей, то речь может идти лишь о приготовлении. Не увидеть это может лишь юридически не образованный человек.

Изложенное выше указывает на то, что в отношении Токарева И.Г. очевидно неправильно применен уголовный закон.

Еще по одному анекдотичному сценарию записывался умысел Токарева И.Г. на якобы обманное завладение деньгами Пристромовой З.В.
Вспомним спор Остапа Бендера с ксёндзами: «Бог есть! - сказали ксёндзы. Бога нет! - сказал Остап».
Умысел Токарева И.Г. якобы на обманное завладение деньгами Пристромовой З.В. построен на голословных предположениях, в нарушение ч.4 ст.14 и ч.4 ст.302 УПК РФ.

Прошу судебную коллегию обратить внимание на неправильную квалификацию действий Токарева И.Г. как мошенничество, ибо эта форма хищения совершается путем такого обмана или злоупотребления доверием, когда человек находится
под воздействием этого обмана либо злоупотребления доверием.
Пристромова З.В. не находилась под каким-либо воздействием, чтобы вынуждена была передавать деньги по договору. Она никаких образом не зависела в своих действиях. Поэтому нельзя расценивать действия Токарева И.Г. как воздействие, вынуждающее лица передать ему деньги. Он не представлялся следователем или прокурором, не обещал отпустить сына Пристромовой З.В., а обещал оказать помощь в его защите. Она прекрасно осознавала, что заключает договор не с адвокатом (ибо там подписывается соглашение), а с юристом, студентом юридического факультета, и не отрицает, что ей он показывал студенческий билет.
Мы знаем, что не любой обман является признаком мошенничества в смысле деяний, обозначенных в ст.159 УК РФ. Об этом в соответствии со ст.126 Конституции России разъяснил Пленум Верховного Суда РФ в своем Постановлении от 27 декабря 2007 года № 51 «О судебной практике по делам о мошенничестве, присвоении и растрате», указав следующее:
«Обратить внимание судов на то, что в отличие от других форм хищения, предусмотренных главой 21 Уголовного кодекса Российской Федерации, мошенничество совершается путем обмана или злоупотребления доверием, под воздействием которых владелец имущества или иное лицо либо уполномоченный орган власти передают имущество или право на него другим лицам либо не препятствуют изъятию этого имущества или приобретению права на него другими лицами.

Не было в деяниях Токарева И.Г. и противоправного изъятия денег у Пристромовой З.В. Деньги в сумме 200.000 рублей были взяты Токаревым И.Г. по расписке от 17 марта 2009 года. Или взять деньги по расписке - это противоправное действие? Пока ГК РФ не менялся.
Кроме того, следовало бы обратить внимание, что в расписке прямо указано, что задаток в сумме 200.000 рублей может быть немедленно возвращен, за исключением болезни с госпитализацией, смерти Токарева И.Г., других форс-мажорных обстоятельств. Именно поэтому Пристромовой З.В. эти деньги были возвращены по первому ее требованию.
В Определении Конституционного Суда РФ от 16 апреля 2009 года № 422-О-О "Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Тараненко Николая Владимировича на нарушение его конституционных прав частью первой статьи 159 Уголовного кодекса Российской Федерации" указывается:
«При этом под хищением, согласно примечанию 1 к статье 158 УК Российской Федерации, в статьях данного Кодекса понимаются совершенные с корыстной целью противоправные безвозмездное изъятие и (или) обращение чужого имущества в пользу виновного или других лиц, причинившие ущерб собственнику или иному владельцу этого имущества».
Токаревым И.Г. деньги в сумме 200.000 рублей были получены в рамках ГК РФ, по расписке, то есть законно, и с обязательством возврата в случае расторжения договора.

Существенно нарушены права обвиняемого на допрос свидетелей обвинения, что является нарушением ст.6 Европейской Конвенции о защите прав человека и основных свобод, где указывается:
«Право на справедливое судебное разбирательство.
…. 3. Каждый обвиняемый в совершении уголовного преступления имеет как минимум следующие права:
…d) допрашивать показывающих против него свидетелей или иметь право на то, чтобы эти свидетели были допрошены, и иметь право на вызов и допрос свидетелей в его пользу на тех же условиях, что и для свидетелей, показывающих против него;…»

Из 10 свидетелей обвинения в суд не были вызваны 6 человек: Пасиченко Светлана Николаевна, Гоманков Сергей Юрьевич, Краснов Никита Александрович, Топазов Алексей Серафимович, Кошелев Андрей Владимирович, Семин Максим Алексеевич. При отсутствии оснований, указанных в ст.281 УК РФ, и несмотря на возражения Токарева И.Г. и защиты, их показания были оглашены и положены в основу обвинительного приговора.

Судом не мотивировано, почему к Токареву И.Г. при наличии исключительно положительных характеристик, отсутствия ущерба потерпевшей Пристромовой З.В., наличия малолетнего ребенка, находящегося у него на иждивении, никогда ранее не привлекавшегося не только к уголовной, но даже административной ответственности, впервые попавшего в такую ситуацию, с учетом его состояния здоровья, то есть при наличии всех оснований, указанных в ст.ст.64 и 73 УК РФ, нельзя применить положения ст.73 УК РФ, сославшись лишь на общественную опасность содеянного. Хотя это преступление не относится к разряду насильственных.


На основании выше изложенного, руководствуясь ст.46 Конституции Российской Федерации, главой 45 Уголовно-процессуального кодекса РФ, -

П Р О Ш У:

Отменить приговор Никулинского районного суда гор.Москвы от 25 ноября 2009 года в отношении Токарева Игоря Геннадьевича по изложенным выше основаниям и прекратить в отношении него уголовное преследование по ч.3 ст.30, ч.3 ст.159, ч.3 ст.30, ч.2 ст.159 УК РФ.

Адвокат М.И.Трепашкин


МИХАИЛ ТРЕПАШКИН


22.02.2010



Обсудить в блоге


На главную

!NOTA BENE!

13.10.2016
Баш на баш

0.023183107376099