Вестник гражданского общества

Швейцарские собаки имеют больше прав, чем граждане России

Записки адвоката

          Получаю утром по рассылке новости дня. В Швейцарии на серьезном уровне обсуждают вопросы о введении адвоката для собак. Ох уж этот «загнивающий Запад»! А у нас в России высокопоставленные чиновники многократно заявляют о своем, «национальном» пути развития общества и права. Суть его я постоянно вижу в судебных заседаниях по уголовным делам, в частности, в гор. Москве. У нас даже человека ограничивают в конституционном праве на защиту. Однако, конкретизируем, о чем пойдет речь.
          Конституция России (к счастью, принятая не при Путине В.В.) гарантирует право каждому гражданину на квалифицированную юридическую помощь (ч.1 ст.48). Уголовно-процессуальный кодекс России предусматривает, что наряду с адвокатом по постановлению суда может быть допущен в качестве защитника один из близких родственников или иное лицо, о допуске которого ходатайствует обвиняемый. При этом суд не может отказать в таком праве обвиняемому без каких-либо уважительных причин, указанных в законе. И если на первом этапе после вступления в силу нового УПК РФ суды нередко допускали родственников или иных доверенных лиц обвиняемого в качестве защитников, что позволяло более эффективно осуществлять защиту, то в последние годы это право обвиняемого ущемляется повсеместно. Меня как юриста больше всего удивляют мотивы отказа, ибо они не основаны на законе. Они всегда однотипны: «Интересы обвиняемого защищает профессиональный адвокат, поэтому прошу отказать в ходатайстве обвиняемого о допуске в качестве защитника его родственника…». Именно по этим мотивам только за последние дни было отказано в допуске защитника подсудимому Амбардзумяну А.Х. в Никулинском районном суде (судья Мальцев) и подсудимому Кузнецову В.М. в Тверском районном суде гор. Москвы (председательствующая судья Ковалевская).
          Вне всяких сомнений, эти мотивы противоречат Конституции России, другим федеральным законам, включая и УПК РФ. Нет в законе такого мотива отказа, как наличие адвоката, так как УПК РФ прямо указывает, что «наряду с адвокатом» допускается защитник из числа родственников или иных лиц, которым обвиняемый доверяет. А еще одна норма УПК РФ - ч.1 ст.50 подчеркивает, что обвиняемый вправе иметь несколько защитников. Вправе! Почему же наши российские судьи игнорируют это право обвиняемых, когда отказывают в допуске к делу непрофессионального защитника? Думаю, что эта ставшая нормой процедура вызвана тем, что судьи привыкли исследовать лишь те материалы, которые им представляет сторона обвинения, и им неохота выслушивать ходатайства, исследовать и давать оценку доказательствам, представляемым защитой. А родственник, безусловно, будет помогать и адвокату, и самому подзащитному в сборе таких доказательств. И это, скорее всего, помогло бы десяткам невиновных лиц доказать свою невиновность.
          В Тверском районном суде гор. Москвы, выступая в поддержку ходатайства подсудимого Кузнецова В.М. о допуске в качестве защитника наряду с адвокатом его дочери Синельщиковой А.В., юриста по образованию, я сослался на ряд Определений Конституционного Суда РФ, которые разъясняют о том, что судам нельзя без каких-либо оснований игнорировать право обвиняемого иметь защитника из числа родственников наряду с адвокатом. Судья Ковалевская А.Б. ответила, что «суды не обязаны руководствоваться определениями Конституционного Суда»(!). Весь зал был в недоумении, так как в соответствии с Федеральным Конституционным законом «О Конституционном Суде Российской Федерации», судебные органы, судьи обязаны исполнять решения Конституционного Суда.
          Президенты России на словах многократно призывали к исполнению норм права. Путин В.В. объявлял о «диктатуре закона», Медведев Д.А. призывал к борьбе с «правовым нигилизмом», однако их призывы оказались пустыми словами. На деле все развивалось и развивается в обратном направлении. Думаю, что указанные призывы были не совсем искренними, ситуационными, и не было особого желания придать им статус государственной программы.
          Отношения судей к правам подсудимых, по моему мнению, является отражением отношения руководителей государства к правам его граждан. Пока же наши права нарушаются чаще и больше, чем права собак в Швейцарии.
          Процесс по делу Кузнецова В.М. еще продолжается. На следующем заседании мы снова будет отстаивать конституционное право иметь эффективную защиту, снова будем заявлять ходатайства о допуске наряду с адвокатом другого защитника. Я привожу текст ходатайства, чтобы его можно было использовать и в других процессах, активно добиваясь выполнения норм закона. «Кто защищает ложь, имеет полное основание тихо выступать и придерживаться хорошего тона. Кто чувствует, что на его стороне право, должен идти напролом, вежливое право - несуществующая вещь» (И.Гёте).


В Тверской районный суд города Москвы
От подсудимого Кузнецова Владимира Михайловича


Х о д а т а й с т в о
о допуске по делу защитника
(повторное)

Город Москва

1 февраля 2010 года

В целях эффективной защиты по делу в соответствии с общепринятыми нормами международного права, ст.48 Конституции Российской Федерации, а также ч.2 ст.49 и ч.1 ст.50 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации прошу обеспечить мое конституционное право на защиту и допустить в качестве защитника по делу наряду с адвокатом мою дочь – Синельщикову Анну Владимировну, имеющую высшее юридическое образование, которая присутствует в суде.
Обстоятельств, по которым Синельщикова А.В. не может быть допущена в качестве защитника, - не имеется. Она не является свидетелем по делу.

Часть 1 ст.48 Конституции Российской Федерации гласит:
«Каждому гарантируется право на получение квалифицированной юридической помощи».

Часть 1 ст.50 УПК РФ указывает:
«Подозреваемый, обвиняемый вправе пригласить несколько защитников».

Часть 2 ст.49 УПК РФ гласит:
«По определению или постановлению суда в качестве защитника могут быть допущены наряду с адвокатом один из близких родственников обвиняемого или иное лицо, о допуске которого ходатайствует обвиняемый».

Считаю, что предыдущий отказ в моем ходатайстве лишь по тому основанию, что мои интересы в суде осуществляет профессиональный защитник - адвокат М.И.Трепашкин, не основан на законе и является прямым нарушением ряда решений Конституционного Суда России.

Так, Определение Конституционного Суда РФ от 19 февраля 2009 года № 152-О-О "Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Ежкова Сергея Валерьевича на нарушение его конституционных прав частью второй статьи 49 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации" разъясняет:
«…Конституционный Суд Российской Федерации неоднократно указывал, что одним из способов защиты от предъявленного обвинения, который не только не запрещен, но и прямо закреплен частью второй статьи 49 УПК Российской Федерации, является приглашение для участия в судебном заседании по ходатайству обвиняемого в качестве защитника одного из его близких родственников или иного лица; отказ суда в предоставлении обвиняемому возможности воспользоваться этим способом и тем самым - ограничение гарантируемого статьей 45 (часть 2) Конституции Российской Федерации права может иметь место лишь при наличии существенных к тому оснований (определения Конституционного Суда Российской Федерации от 22 апреля 2005 года N 208-О, от 11 июля 2006 года N 268-О, от 15 ноября 2007 года N 928-О-О и от 18 декабря 2007 года N 917-О-О). Наделение суда правомочием решать вопрос о допуске в качестве защитников иных, помимо адвокатов, лиц, избранных самим обвиняемым, как вытекает из правовой позиции Конституционного Суда Российской Федерации, изложенной в Постановлении от 28 января 1997 года N 2-П, обусловлено тем, что на судебных стадиях уголовного судопроизводства именно суд обеспечивает условия для реализации сторонами своих прав, в том числе права обвиняемого пользоваться помощью защитника и защищаться всеми не запрещенными законом способами. Норма части второй статьи 49 УПК Российской Федерации не предполагает право суда произвольно - без учета иных положении данного Кодекса, а также обстоятельств конкретного дела и особенностей личности приглашаемого в качестве защитника лица - отклонять соответствующее ходатайство обвиняемого (Определение Конституционного Суда Российской Федерации от 11 июля 2006 года N 268-О)».

Определение Конституционного Суда РФ от 22 апреля 2005 г. N 208-О "Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Корковидова Артура Константиновича на нарушение его конституционных прав частью второй статьи 49 и частью седьмой статьи 236 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации" разъясняет:
«…Приглашение по ходатайству обвиняемого для участия в судебном заседании в качестве защитника одного из близких родственников или иного лица прямо предусмотрено уголовно-процессуальным законом, в частности оспариваемой заявителем нормой, как один из способов защиты. Поскольку такой способ защиты не только не запрещен, но прямо предусмотрен в законе, отказ суда в предоставлении обвиняемому возможности воспользоваться им может иметь место лишь при наличии существенных к тому препятствий, в том числе в связи с наличием предусмотренных уголовно-процессуальным законом обстоятельств, исключающих участие защитника в производстве по уголовному делу. Во всяком случае решение о допуске в качестве защитника наряду с адвокатом одного из близких родственников обвиняемого или иного лица, об участии которых ходатайствует обвиняемый, не может быть произвольным, не учитывающим требований закона, обстоятельств конкретного дела и особенностей личности приглашаемого в качестве защитника лица. При этом, по смыслу уголовно-процессуального закона, не может признаваться обстоятельством, препятствующим допуску в качестве защитника лица, не являющегося адвокатом, участие в деле профессионального адвоката, поскольку ни Конституция Российской Федерации, ни уголовно-процессуальный закон не ограничивают число защитников, могущих участвовать в деле, а также поскольку в силу части второй статьи 49 УПК Российской Федерации участие в деле адвоката, напротив, является одним из условий допуска в качестве защитника иного, наряду с адвокатом, лица.
Таким образом, оспариваемая А.К. Корковидовым норма уголовно-процессуального закона по своему конституционно-правовому смыслу не предполагает право суда произвольно отклонять ходатайство обвиняемого о допуске в качестве защитника лица, не являющегося адвокатом, и не препятствует осуществлению защиты интересов обвиняемого в суде близким родственником или иным лицом наряду с защитником-адвокатом».

Обязан ли районный суд исполнять решения Конституционного Суда РФ? - Ответ на этот вопрос прямо указан в ст.6 Федерального конституционный закона от 21 июля 1994 года № 1-ФКЗ "О Конституционном Суде Российской Федерации" (с изменениями от 8 февраля, 15 декабря 2001 года, 7 июня 2004 года, 5 апреля 2005 года, 5 февраля 2007 года, 2 июня 2009 года:
«…Статья 6. Обязательность решений Конституционного Суда Российской Федерации
Решения Конституционного Суда Российской Федерации обязательны на всей территории Российской Федерации для всех представительных, исполнительных и судебных органов государственной власти, органов местного самоуправления, предприятий, учреждений, организаций, должностных лиц, граждан и их объединений».

Являются ли Определения Конституционного Суда РФ его решениями? - Об этом разъясняется в ст.71 указанного Федерального конституционного закона:
«Статья 71. Виды решений
Решение, принятое как в пленарном заседании, так и в заседании палаты Конституционного Суда Российской Федерации, является решением Конституционного Суда Российской Федерации.
Итоговое решение Конституционного Суда Российской Федерации по существу любого из вопросов, перечисленных в пунктах 1, 2, 3 и 4 части первой статьи 3 настоящего Федерального конституционного закона, именуется постановлением. Постановления выносятся именем Российской Федерации.
Итоговое решение Конституционного Суда Российской Федерации по существу запроса о соблюдении установленного порядка выдвижения обвинения Президента Российской Федерации в государственной измене или совершении иного тяжкого преступления именуется заключением.
Все иные решения Конституционного Суда Российской Федерации, принимаемые в ходе осуществления конституционного судопроизводства, именуются определениями».

Статья 81 упомянутого ФКЗ указывает:
«Неисполнение, ненадлежащее исполнение либо воспрепятствование исполнению решения Конституционного Суда Российской Федерации влечет ответственность, установленную федеральным законом», т.е. ст.315 УК РФ.

Я прошу суд обеспечить мое конституционное право на эффективную защиту и выполнить требования указанных выше Федеральных законов, Федерального конституционного закона и Конституции Российской Федерации.

Подсудимый Кузнецов В.М.
Поддерживаю: адвокат М.И.Трепашкин


МИХАИЛ ТРЕПАШКИН


03.02.2010



Обсудить в блоге


На главную

!NOTA BENE!

13.10.2016
Баш на баш

0.014405965805054