Вестник гражданского общества

Закон и практика его применения в России

Записки адвоката

Supervacuum esset leges condere nisi esset qui legestueretur.
(Излишне издавать законы, если об их соблюдении никто не будет заботиться.)

Латинское юридическое изречение

          Читаю пафосные новости и комментарии чиновников ФСИН России о том, что в 2010 году вводится новый вид наказания - ограничение свободы или «домашний арест», и у меня возникают опасения, что эти «новшества» не скоро начнут применяться в реальности. Дело в том, что закон и практика его применения - очень актуальная тема для России. Законы издаются, но реализация их безответственно затягивается чиновниками на многие-многие годы. Чиновники не торопятся с исполнением принимаемых законов, а поступают так, как это им удобно или выгодно. Хотел бы в этой связи напомнить следующие подтверждающие мои слова факты.
          Первое, в соответствии со ст.22 Конституции Российской Федерации, принятой 12 декабря 1993 года, «арест, заключение под стражу и содержание под стражей допускаются только по судебному решению». Эта норма Основного закона России, принятая многонациональным народом России, в жизнь начала воплощаться лишь с 1 июля 2002 года, то есть по истечении 9 лет. Почти девять лет чиновники соблюдать Конституцию РФ (я говорю в части заключения лиц под стражу) упрямо не желали.
          Второе, еще в 1997 году, в связи с принятием нового Уголовно-исполнительного кодекса РФ, ГУИНу было дано поручение разработать Положение о колониях-поселениях. Однако до настоящего времени такого Положения нет и этот вид наказания вместо ограничения свободы (ст.129 УИК РФ) применяется как стражное наказание и осужденные содержатся внутри исправительных колоний общего и строгого режима, то есть на отдельных «участках» этих колоний. Это вопиющее нарушение прав человека и Федерального закона - ст.129 Уголовно-исполнительного кодекса Российской Федерации. Только в 2009 году были внесены изменения о том, что осужденные к режиму колонии-поседения к месту отбытия наказания могут следовать без конвоя, т.е. самостоятельно, однако и здесь чиновникам дали лазейку в виде оговорки: следуют без конвоя в том случае, если до этого обвиняемые не находились под стражей.
          Таких юридических чудес можно назвать десятки. Одна из причин этого казуса состоит в том, что чиновники придумывают какие-то «переходные периоды», которые затягиваются на очень длительные сроки. И законы в это время не работают. А затем чиновники, прокуроры, судьи привыкают к таким беззакониям и не желают изменений. Можно вспомнить эпизод с подписанием Европейской Конвенции о защите прав человека и основных свобод в мае 1998 года, когда вместо установленного европейского стандарта в 7 квадратных метров на человека, содержащего в камере следственного изолятора, Россия согласилась как на временную меру на 4 квадратных метра. Однако, в дальнейшем не только не стала стремиться к европейским стандартам, но и систематически нарушала минимальные санитарные нормы.
          Такое же положение складывается с мерой пресечения в виде домашнего ареста. Все юристы знают, что она появилась у нас с 1 июля 2002 года, когда вступил в силу новый Уголовно-процессуальный кодекс России (ст.107). Беда наших граждан, что с этого времени следователи, прокуроры и судьи стремились избирать лишь две меры пресечения: подписку о невыезде и надлежащем поведении и заключение под стражу. Те, кого можно было держать под домашним арестом, гноились в тюремных камерах. И лишь более чем через 7 лет, наконец, вспомнили, что есть еще такая мера пресечения как домашний арест. А сейчас, вместо того чтобы спросить с чиновников, прежде всего, судей, почему не исполнялись требования Федерального закона, все пафосно вдруг начали кричать, что разработана новая мера.
         Безусловно положительным явлением можно назвать то, что с 10 января 2010 года многим осужденным будут назначать конкретное ограничение свободы вместо аморфного режима «колонии-поселения», который к одним применяется как ограничение свободы, а к другим как тюремный режим (весь срок сидят в камерах СИЗО). Положительным фактором является и то, что в настоящее время заговорили о необходимости реформ в этой области. Заговорили, значит, что-то сдвинется с места. Вот только бы не притормозилось, как бывало не один раз ранее. Достаточно вспомнить законодательные проекты о зачете времени содержания в следственных изоляторах для осужденных к режиму колонии-поселения или о «браслетах», которые так и не введены в действие с 2007 года. Надеюсь, что применительно к «ограничениям свободы» этого торможения не произойдет.

          В чем же суть новшества, введенного в Уголовный и Уголовно-исполнительный кодексы Российской Федеральным законом от 29 декабря 2009 года № 377-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в связи с введением в действие положений Уголовного кодекса Российской Федерации и Уголовно-исполнительного кодекса Российской Федерации о наказании в виде ограничения свободы» (принят Государственной Думой 16 декабря 2009 года и одобрен Советом Федерации 25 декабря 2009 года)?
          Федеральным законом с 10 января 2010 года вводятся в действие положения Уголовного кодекса Российской Федерации и Уголовно-исполнительного кодекса Российской Федерации о применении наказания в виде ограничения свободы. Одновременно в Уголовный кодекс Российской Федерации, Уголовно-исполнительный кодекс Российской Федерации и Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации вносятся изменения, которыми предусматривается, что ограничение свободы заключается в установлении судом осуждённому ограничений на изменение места жительства или пребывания и места работы или учёбы, на выезд за пределы территории соответствующего муниципального образования, на нахождение вне места жительства в течение определённого времени суток, на посещение определённых мест, в том числе мест проведения массовых мероприятий, а также в возложении судом на осужденного определённых обязанностей.
          Наказание в виде ограничения свободы будет назначаться на срок от двух месяцев до четырёх лет в качестве основного вида наказания за совершение преступлений небольшой и средней тяжести, а также на срок от шести месяцев до двух лет – в качестве дополнительного вида наказания за совершение отдельных тяжких и особо тяжких преступлений, посягающих на жизнь человека, общественную безопасность, основы конституционного строя и безопасности государства.
Надзор за отбыванием наказания в виде ограничения свободы возлагается на уголовно-исполнительные инспекции по месту жительства осуждённых.
          При этом суд возлагает на осужденного обязанность являться в орган, осуществляющий надзор, от одного до четырех раз в месяц для регистрации. «Теперь слово за судьями. Они тоже должны привыкнуть к тому, что есть такое наказание», - пишет  «Российская газета».
         «В настоящее время ограничение свободы как основной вид наказания предусмотрен санкциями 66 статей Уголовного кодекса. Новый закон вводит ограничение свободы как основной вид наказания еще в 21 статью УК РФ и как дополнительный вид наказания в 22 статьи УК РФ», - пояснили во ФСИН.
          Будем надеяться, что судьи меньше будут запихивать без каких-либо веских оснований людей в тюремные условия за деяние небольшой и средней тяжести, а чаще начнут применять именно ограничение свободы. Латинское юридическое изречение гласит: «Юстиция - это подчинение писаным законам». Суды как органы юстиции должны строго соблюдать нормы закона.


МИХАИЛ ТРЕПАШКИН


06.01.2010



Обсудить в блоге


На главную

!NOTA BENE!

13.10.2016
Баш на баш

0.015453100204468