Вестник гражданского общества

Встреча руководства ФСИН РФ с правозащитниками

Плюсы и минусы реформы пенитенциарной системы

Директор ФСИН России Александр Реймер         

          17 декабря 2009 года руководство ФСИН России во главе с его директором Александром Реймером встретилось с представителями неправительственных правозащитных организаций, традиционных религиозных конфессий и общественных объединений с целью обсудить перспективы совместного сотрудничества в сфере соблюдения прав человека в местах лишения свободы. Сам факт такого мероприятия, безусловно, свидетельствует о повышении открытости и расширении взаимодействия ФСИН с общественным сектором государства. Это можно назвать, пожалуй, первым положительным фактором. Напомним, что у прежнего руководителя этой закрытой структуры Юрия Калинина отношения с правозащитниками складывались только в судебной плоскости, когда они подавали в суд на него, а он подавал в суд на них, в частности, на Льва Пономарева, руководителя ООД «За права человека».
          Говоря о проводящейся реформе ФСИН, ее руководитель подтвердил неуклонную политику по ликвидации колоний и созданию тюрем и поселений. Одним из основных аргументов в пользу этих мер Реймер выдвинул усиление контроля, который проблематичен, если в бараках содержится до 120 осужденных одновременно. «Осужденный должен почувствовать тяжесть наказания и силу государственной системы наказания», - примерно так высказался Реймер о создании новой системы тюрем. «Как бы эта тяжесть не придавила осужденного?» - не согласился с такой концепцией известный правозащитник Андрей Бабушкин. - «Нечто подобное в виде арестантских рот было создано при Петре I и подтвердило свою несостоятельность».
          Чрезмерная жестокость российской системы наказаний давно уже стала притчей во языцех, и высокий рецидив преступлений также неразрывно связан с неоправданной жестокостью государства. Такой – жестокий - взгляд на саму пенитенциарную систему можно считать первым минусом нового директора ФСИН.
          Однако по другому злободневному вопросу Александр Реймер не был так непреклонен. Секции дисциплины и порядка в колониях, которые выпестовал его предшественник Ю.Калинин, по мнению многих правозащитников, превратились в службы стукачества и исполнения «грязных», а порой и преступных приказов отдельных сотрудников ФСИН. В такие секции осужденных загоняли чудовищными, насильственными методами. Как работают такие секции дисциплины и порядка в «пресхатах», наглядно показано в фильме Андрея Соколова «Фабрика пыток или педагогический опыт».
          По данному вопросу Реймер заявил, что предложения по работе секций или так называемых «самодеятельных организаций осужденных» (ст.111 УИК РФ) уже подготовлены и направлены в Министерство юстиции России, что можно расценивать как желание реструктурировать эту систему, запятнавшую себя не только морально, но и кровью многих осужденных. И это можно считать следующим положительным моментом в деятельности нового руководства.
          Однако, категоричный отказ от присутствия общественных наблюдателей при применении спецназа (второго детища Ю.Калинина) в колониях, безусловно, является продолжением традиций неоправданной необузданной жестокости для оступившихся граждан. Это - второй отрицательный момент, который прозвучал на встрече с общественностью руководства ФСИН России.
          Еще много важных вопросов было поднято и рассмотрено на этой встрече. Это и проблемы туберкулеза и ВИЧ среди осужденных, и оказание психологической помощи им и сотрудникам этого ведомства, проблема кадров и низких зарплат в пенитенциарной системе, вопросы условно-досрочного освобождения, социальной реабилитации осужденных и т.д.
          Яркую положительную черту, не свойственную практически никому из вип-персон административного государственного олимпа, подметили у нового директора ФСИН журналисты в кулуарах этой встречи: Реймер четко отвечал по существу на каждый поставленный вопрос, не лукавя, не забалтывая, не уходя на другие темы; или да, или нет, или разберемся, но ни один из вопросов не был «замят». Пожалуй, мы отвыкли от прямых ответов наших политиков, и такая позиция главы ФСИН России немного подкупала. За ней чувствовалось неподдельное желание работать и менять систему в интересах государства. В голове даже начинали бродить несбыточные мечты о том, что скоро сотрудники ФСИН будут мыслить и говорить, прежде всего, в интересах граждан России (включая и самих осужденных), которые и составляют это обобщенное понятие - государство.
          Еще одним положительным моментом стала солидарная с правозащитниками позиция по «снятию погон» с медицинского персонала исправительных учреждений. Член Общественной Палаты России правозащитник Валерий Борщев акцентировал внимание на этом вопросе, подчеркнув, что подчиненность врачей системе исполнения наказаний, которая зачастую сама и калечит людей, не позволяет осуществлять должной медицинской помощи осужденным. Именно это и стало причиной смерти адвоката Магницкого в московском СИЗО, как и многих других незамеченных СМИ смертей осужденных или подследственных. Так недавно в колонии № 1 гор. Казани погиб осужденный, которому, по сообщению, поступившему к правозащитникам от родственников осужденных, не оказали должного лечения при простуде, перешедшей, видимо, в воспаление легких. А парню не было еще и сорока лет. И сколько еще таких смертей или необратимых инвалидностей происходит в местах лишения свободы?
          Реймер заявил, что соображения его учреждения по переводу медицинских работников системы ФСИН на гражданскую работу уже были направлены в министерство здравоохранения и социального развития РФ. Однако министерство не загорелось желанием получить в свое распоряжение проблематичную службу, в которую надо вкладывать немалые деньги.
          Достаточно конструктивными выглядели ответы главы ФСИН по вопросам жалоб на нарушения прав осужденных. Он привел свежие примеры оперативной реакции руководства его ведомства на сигналы от правозащитников. Правда, не обошлось без небольшого казуса со Львом Пономаревым - руководителем ООД «За права человека», который чистосердечно и в конструктивном русле перечислил основные «язвы» пенитенциарного ведомства. Это был единственный раз, когда генерал не стал отвечать по существу. Добрые глаза Реймера приобрели стальной блеск, и он, потупив взгляд, заявил, что на днях в его приемную позвонил некто Пономарев по вопросу одного осужденного и требовал снятия Реймера с должности, а его замам тюрьмы. «Меня может снять только Президент, прошу это учесть», - грозно заявил Александр Александрович. Ответ Льва Пономарева потонул в «испражнениях» на головы правозащитников депутата Госдумы Абельцева. Будучи не в ладах с законом, с понятием конституционных правовых норм, этот «народный избранник» потребовал от Реймера не только ужесточения работы его ведомства, но и «ужесточения контроля за действиями правозащитников»! Видимо, тяжелая работа депутата деформировала его психику, раз он вместо контроля общества над ФСИН требует контроля самого ФСИН над обществом.
          На фоне выступления «народного избранника» приятной неожиданностью стала озвученная позиция ФСИН по содействию неуклонному сокращению количества осужденных к лишению свободы. Соответствующие рекомендации по более активному применению УДО также разработаны ФСИН и направлены в Министерство юстиции. Согласие с правозащитниками по поводу отбывания наказания осужденных рядом с местами проживания их родственников (за исключением террористов и руководителей банд-формирований) также приятно согрело душу. В этом же направлении идет и развитие тенденции «наказания рублем» за экономические преступления, а не лишением свободы. Такие меры уже давно и успешно применяется в большинстве стран мира. Именно в этом направлении 16 декабря 2009 года Госдума приняла закон, устанавливающий новый вид уголовного наказания в виде ограничения свободы. Закон предусматривает применение «браслетов» за преступления малой и средней тяжести, что позволит «разгрузить» колонии. Инструкции по использованию указанных новаций как раз готовит ФСИН.
          В целом, можно отметить достаточно позитивные изменения, происходящие во ФСИН, которые позволяют надеяться на улучшение положения прав осужденных. По крайней мере, открытость к диалогу с обществом этого учреждения налицо, что вселяет надежды на будущее.
          Однако сейчас содержание заключенных в тюрьмах не соответствует никаким стандартам. Это и сведение «прогулочных двориков» к железобетонному мешку, практически ничем не отличающемуся от камеры (см. http://vestnikcivitas.ru/docs/75). Это и антисанитария, сырость и темнота в камерах, и многое другое. Тенденция развития ФСИН в сторону «тюремного строительства» в данном контексте вызывает большую тревогу. Но как говорится, поживем - увидим. Сегодня Реймер выдержал экзамен общения с правозащитным сообществом.

 

Фоторепортаж со встречи во ФСИН России

 

 

 

 

 


СЕРГЕЙ КНЯЗЬКИН


21.12.2009



Обсудить в блоге


На главную

!NOTA BENE!

13.10.2016
Баш на баш

0.027812004089355