Вестник гражданского общества

Миссионерство в зеркале «кривой морали»

Как РПЦ народ рекрутирует*

Леонид Воронцов. «Миссионеры». Из серии «На детской площадке»

         Сегодня, когда слово «миссия» стало расхожим, о миссионерстве говорят, в основном подразумевая под этим словом два противоположных смысла. Первый и наиболее общеупотребительный вариант - это миссионерство, отмеченное эпитетами «духовное», «церковное», «православное» или «истинное». Во втором же варианте - это понятие используется, как правило, в ироничном, а чаще в негативном смысле с заключением термина в кавычки: «миссионерство». Если с первым - «истинным» миссионерством все, вроде бы, понятно, то к комментариям по поводу второго нужно добавить, что кавычки относятся к миссионерам неправославным и непартиархийным, то есть не подчиняющимся Русской православной церкви, а потому, стало быть, фальшивым.
          При этом россиян, по мнению РПЦ, никак не должно волновать - впрочем, чаще всего и не волнует, - что миссионеры-кришнаиты традиционно помогают населению в случаях войн и стихийных бедствий, миссионеры-католики берут на содержание одиноких престарелых, а многие миссионеры-протестанты опекают больницы и растапливают ожесточенные души в тюрьмах. Это не говоря о миссиях совсем, уж, опасных «сект», которые вообще не имеют никакого отношения к религиозным организациям, занимаясь элементарным и культурным ликбезом среди населения. То есть сам смысл, само значение понятия миссии, которая может быть доброй или зловещей, был утерян еще в советские времена, а новоназначенный смысл оказался приватизированным Московской патриархией, стремящейся и в этом, как и во всем прочем, к монополии. Но монополия на кавычки, пусть и благословенная высокими государственными чиновниками, и соответствие кого-либо новому пониманию миссионерства как «миссии несения блага» в нашей стране чудес не всегда совпадают. Или, если быть точными, почти всегда не совпадают. Таков уж традиционный российский менталитет, что шире всех заявляют о себе те, кто немногого стоит так же, как громче всех «Держи вора!» кричит сам вор.
          Наверное, поэтому и вылупился недавно новый законопроект о миссионерстве с поправками к ФЗ «О свободе совести и о религиозных объединениях», где «нести разумное, доброе, вечное» предполагается не по признаку размеров пользы, а по степени солидности конфессии, к которой принадлежит не только министр юстиции, но и чуть ли не все высшее руководство страны. В самом деле, пообещал же в сентябре 2008 года новоназначенный министр юстиции Коновалов искоренить из сферы общественной деятельности все малочисленные организации и группы, которые он уже тогда назвал незаконными. Ну, а раз обещал, то что же удивляться, что делает? Намерение чиновников ввести, по сути, «презумпцию виновности» для всех, кто намерен заниматься миссионерской (т.е. просветительской, вероисповеднической и благотворительной) деятельности без согласования ее с руководителями четырех так называемых «традиционных» российских конфессий, впервые озвучил в Охотном ряду директор департамента по делам некоммерческих организаций Минюста Сергей Милушкин. Не стоит и говорить, что такая инициатива была тут же одобрена и поддержана Русской православной церковью – самой «традиционной» организацией страны, не признающей никакого иного миссионерства, кроме собственного.
          Понятное дело, что запрет на исповедание своей веры посредством миссионерства касается не только всех «непатриархийных» религиозных представителей и простых верующих, но и миссионеров из других стран, посещающих нашу страну. Помните, на какие выкрутасы шли МИДовские чиновники, чтобы не допустить приезда в Россию Далай-ламы XIV, или таможенники, тормозившие в аэропортах католиков и протестантов? Так вот: теперь всего этого позорища не потребуется, так как любому можно будет приехать в страну «суверенной демократии», чтобы походить по Третьяковской галерее. Но если такой гость окажется замеченным в беседах на религиозные темы в кафе или, не дай Бог, на скамейке в виду куполов какого-нибудь из однодневных храмиков, выстроенных у станций метро, то - извините. «А есть ли у вас, уважаемый, благословение от владыки имярек (муфтия Таджутдина, ламы Аюшеева, раввина Шаевича)?..»
          Понятно, что это очередной этап операции по реанимации «железного занавеса»; что не соответствующие не только морали, но и элементарному здравомыслию и социальному прагматизму подобные акции властей с дискриминации по признаку религиозности только начинаются. Понятно, что это нововведение облегчит рутину для спецслужб, следящих за всеми приезжающими в нашу страну иностранцами, чтобы те ни в коем разе не могли узреть ничего, кроме парадных вывесок, так как в России появляется все больше того, что властям хотелось бы скрыть. Поэтому, понятно, что и сами «государственные мужи», в чьих головах рождаются подобные проекты, стремятся снова накрыть Россию колпаком не от хорошей жизни, ведь о несостоятельности администрирования говорят теперь не только на улицах, но и в самих «коридорах власти». Но должны же, все-таки, симптомы самосохранения власти и населения хотя бы в чем-то согласовываться! Иначе конфликт жизненных интересов, давно тлеющий, вырвется наружу спонтанно, а чем это заканчивается в России, мы все хорошо знаем.
          И все же, может быть, у РПЦ МП и в самом деле есть реальные основания столь ревниво относиться к сторонним просветителям и благотворителям? Может быть, и вправду благородного усердия ее миссионеров более чем достаточно, и в отличие от добрых и сердобольных, но бритых и худосочных кришнаитов, наши бородатые и «в меру упитанные» батюшки несут в души народонаселения некий особый «свет», а не «преходящие блага», вроде еды и медикаментов, гуманитарного просвещения и просто доброго слова?
          Увы. Если собрать воедино все, что мы знаем о миссионерстве и с чем мы сталкиваемся едва ли не ежедневно благодаря новым свойствам информационного поля, то можно прийти лишь к очень простым, не требующим каких-то особых дискуссий выводам. Миссионерская работа нашей власти (sic!) с населением посредством крупнейшей «государственно-религиозной» организации Московской патриархии вовсе не исчерпывается устроением регулярных шоу на телевидении и стадионах. Такие яркие представители церковного бомонда, как дьякон Андрей Кураев, игумен Сергий (Рыбко), протоиерей Всеволод Чаплин, архиепископ Иларион (Алфеев) и сам глава РПЦ МП патриарх Кирилл (Гундяев) обнаруживают свои несомненные таланты лишь на самом «верхнем» уровне государственно клерикальной пропаганды, что, конечно, тоже является миссионерством, но не религиозным, а идеологическим. Реальная работа церкви в этом направлении ведется на «низовом» уровне – монастырями, приходами, православными центрами, образованными в епархиях, и отдельными представителями клира и мирян. На этом уровне и обнаруживаются действительные миссионерские потенции любой религиозной организации. Это можно наблюдать, к слову, на примере некоторых протестантов, где религиозные лидеры устраивают разного рода шоу и фестивали или заседают в советах и палатах, а рядовые пасторы и верующие в то же время поддерживают умирающих, посещают одиноких стариков или драят полы и горшки в больничных отделениях для безнадежно больных. То же у иных староверов, которые объединяются в строительные бригады и ездят по регионам, исповедуя свое представление о христианской морали честным и трезвым трудом в назидание тем, кто утратил такие навыки не в одном уже поколении.
          А что же миссионеры юрисдикции РПЦ? Ведь, это, что ни говори, - религиозная организация, занимающая второе по своей масштабности место в мире после Римско-Католической церкви. Имея за спиной столь мощную «базу», православным верующим в России просто грех жаловаться на какие-то проблемы: проповедуй евангельские истины и евангельский образ жизни, помогай воспитанию в людях честности, сочувствия, милосердия, трудолюбия, неси в массы универсальные формулы «не лжесвидетельствуй», «не укради», «не убий».
          Надо сказать, что такие миссионеры в юрисдикции РПЦ МП есть. Правда, они неизвестны широкой публике, как правило, до тех пор, пока с ними самими не приключается какая-то неприятность. Как, например, с протоиереем Павлом Адельгеймом, которой нес свою миссию воспитания сирот в певческой школе, организованную им при приходе. Известно об этом стало только после того, как епархиальный архиерей самым позорным образом ликвидировал «непорядок». Или в случае с покойным уже священником Георгием Чистяковым, который каким-то непостижимым образом, не смотря на занятость церковным служением, научной работой и окормлением многочисленных прихожан, практически ежедневно умудрялся трудиться в Детской республиканской клинической больнице, поддерживая умирающих детей. Есть в ретроспективе РПЦ МП даже такой уникальный случай, как Свято-Филаретовский православно-христианский институт, вся работа которого – научная, образовательная и просветительская - сплошное миссионерство. Правда, сформировался этот институт только благодаря усердию его нынешнего руководителя священника Георгия Кочеткова и небольшой группы единомышленников лишь после того, как этого самого о. Георгия церковной руководство вышвырнуло из всех восстановленных его приходом храмов на улицу.
          К сожалению, эти немногие примеры не входят в мейнстрим миссионерской активности РПЦ МП. Вкупе с еще несколькими они представляют собой все же исключения в практике данной религиозной организации. В трактовке официоза и сложившейся в Московской патриархии бытовой традиции православное миссионерство воспринимается чем-то иным. Поэтому, слишком часто оно и подпадает в ту самую, закавыченную категорию «миссионерства», которая была введена самой РПЦ МП.
          Во-первых, это борьба с иноверием и инакомыслием, для чего по всей «канонической территории РФ» растянута сеть миссионерских отделов и центров, состоящих на балансе епархиальных управлений под самим разными наименованиями. Центры: «просветительские», «миссионерские», просто «православные» или «культурные» - сосредоточены на антикультистской деятельности, которая заключается в преследовании других религиозных организаций. Методика их обычно проста и заключается зачастую в огульном очернении инакомыслящих религиозных доктрин и практик с приписыванием им абсурдных свойств, а их организациям и последователям – уголовных преступлений. Это там практикуется создание мифов об особой склонности иудеев к использованию «крови православных младенцев», о неких «убийствах», практикуемых последователями религии ненасилия – индуизма, об исключительно «деструктивных сатанистских практиках» некоторых христиан-протестантов.
          Во-вторых, «миссионерством» у РПЦ МП считается проталкивание всеми правдами и неправдами в светскую школу обучения религии. Здесь клерикалами впрямую используется высокая степень коррумпированности чиновников или их личные религиозные предпочтения, позволяющие манипулировать иногда и весьма высокими должностными лицами из государственных ведомств. Однако откровенная клерикализация светского образования, в отличие от дискриминации по религиозному признаку, затрагивает интересы всех граждан, а потому вызывает у них все более заметную неприязнь. По мере обнародования фактов и обсуждения пресловутой программы «Основы православной культуры» (ОПК) продолжают выплывать новые и новые подробности широкомасштабного культово-идеологического эксперимента. В результате, все больше россиян понимает, что теряющий основу для паразитирования отечественный тоталитаризм начинает «зомбировать» их детей уже со школьной скамьи с целью воссоздать бессловесный легко управляемый социум.
          В-третьих, под видом такого «миссионерства» в стране продолжает проходить кампания по клерикализации в самом широком смысле абсолютно всех сфер общественной и государственной жизни. Это пока не очень заметно для большинства граждан, что объясняется высоким уровнем профессионализма пропагандистской школы в нашей стране, где опыт 70-летней коммунистической пропаганды, усиленный новыми открытиями в области социальной и общей психологии, широко используется для индоктринирования в сознание масс требуемых установок. Поэтому сегодня всем уже настолько примелькалось неимоверное множество признаков клерикальной инфраструктуры в светском обществе, что они воспринимаются как что-то само собой разумеющееся. За последнее десятилетие культовые символы православной конфессии стали едва ли не обязательными в государственной и гражданской ведомственной символике, в городской архитектуре, в армии и на флоте, в многочисленных учреждениях социальной и медицинской направленности. В пику Конституции РФ, отделяющей религию от государства, Московская патриархия, а для «маскировки» и несколько мусульманских организаций, заключила непонятно как квалифицируемые соглашения о сотрудничестве с некоторыми государственными структурами, в ряду которых доминируют спецслужбы. Церковными орденами иерархи РПЦ направо и налево награждают политиков-олигархов, военачальников, деятелей культуры и искусств. В государственной книготорговле кроме церковной канонической литературы: священных и богослужебных текстов, молитвенников и так называемого «душеполезного чтения» - житий святых - богато представлен разного рода православный культово-магический ширпотреб. Из неисчислимого множества такого рода книжек и брошюрок всегда можно уяснить, какой святой «помогает от болезней», как надо относиться к образованию и науке «с православной позиции», чем «православные врачи» (а также «православные психологи, юристы, учителя, бизнесмены, актеры и спортсмены») принципиально и выгодно отличаются от «неправославных». А также, почему обучение старшеклассников основам семейной жизни вне православия «грех», а уж «основам сексуального воспитания» – «сатанинское насаждение разврата». Центральное телевидение и масса региональных радио и телестудий предоставляют эфир священнослужителям, которые авторитетно выдают заключения, касающиеся любых вопросов науки и образования, медицины и личной жизни, внутренней и внешней политики государства и т.п. Все это - начиная от культового камуфляжа зрелищных мероприятий и заканчивая конфессионально оправданными принципами развития общества и государства – очень постепенно и незаметно вошло в жизнь в качестве «органичной» замены былой «заботы партии о народе». Вошло вместе с растущими очередями, с возвратом хамства в сфере обслуживания, с культивированием мошенничества и халтуры в ЖКХ и прочими исконными спутниками любого тоталитаризма.
          Но есть и «в-четвертых»! Это традиционное манипулирование доверчивыми людьми, которые становятся еще доверчивее и незащищеннее в периоды кризисов, когда даже собственный усердный труд не дает никаких гарантий завтрашнего дня. Крупнейшая религиозная организация страны вполне либерально относится к консультационной деятельности тех своих священнослужителей, творчество которых может повергнуть в ужас любого не зомбированного человека. В качестве примера здесь не нужно ходить далеко, так как продолжающийся скандал в Свято-Боголюбовском монастыре Владимирской епархии РПЦ еще у всех на слуху. Увы, но результатом исследования «христианской миссии» игумена Петра (Кучера) с издевательствами над девочками, жившими в монастырском приюте, на данный момент стало заключение Общественной палаты РФ о том, что «представители церкви должны сами разобраться в происходящем в монастыре», а возмущенной общественности следует «не нагнетать ситуации». Прокуратура же - сначала Владимирская  в лице г-на Гущина, а затем и федеральный Следственный комитет (СКП РФ) устами своего официального представителя Маркина - заявила, что по результатам проверки ею «принято решение об отказе в возбуждении уголовного дела за отсутствием события преступления».
          Разумеется, что далеко не все такого рода «миссионеры» РПЦ МП идут на столь откровенные игры с уголовным законодательством, как упомянутый уже игумен Петр или «приближенная» Тюменского архиепископа Димитрия игуменья Нина (М.А. Схулухия), побывавшая  при сходных обстоятельствах под следствием. Большинство «миссионеров», действующих от лица и «под крышей» епархиальных организаций РПЦ МП, предпочитают подтачивать психическое здоровье людей менее рискованными способами. Как делал это, например, недавно скончавшийся протоиерей Игорь Бобылев, славившийся «духовными советами» под эгидой Духовно-просветительского Центра Миссионерского отдела Ставропольской и Владикавказской епархии. Благодаря его сетевому ресурсу, откровенное распространение «особой духовности», как могут убедиться читатели и сами, продолжается по сей день. Причем поводы, в связи с которыми клирик делился с доверчивыми адептами своими весьма оригинальными идеями, могли быть самыми разными. В том числе, например, обсуждением такой злободневной темы  как искусственное прерывание беременности (аборт) и последствий этого для самих женщин и страны. Казалось бы, христианская миссия в этой области должна заключаться в крайне деликатном, взвешенном подходе к каждой частной ситуации с учетом ее особенностей и опорой на основы личной нравственности человека, которая в большинстве случаев сегодня спит. Однако, как расценивать некоторые из приведенных ниже перлов «миссионера», предоставим решать самому читателю:
           Вопрос: Если замужняя женщина больна и ей нельзя рожать?
           Ответ: Если ей нельзя рожать, значит, когда она соединяется со своим супругом, она совершает преступление. Такому человеку запрещено регистрировать брак. Если по каким-то причинам, не умственным, а чисто физиологическим, женщине нельзя рожать - значит, ей нельзя выходить замуж, потому что в браке естественно предполагается рождение детей. Если нельзя рожать, надо нести это как крест. Хочется ребеночка, - пожалуйста, есть детские дома, многодетные семьи. Можно взять на воспитание, помочь. Так бывало всегда. Не всем же нести крест замужества и рожать детей. Кто-то и иным путем идет.
           Вопрос: Почему Церковь не благословляет пользоваться противозачаточными средствами?
           Ответ: Применение противозачаточного средства есть то же самое, что механическое освобождение желудка для принятия еще раз ненужной пищи. Представьте себе такую ситуацию: человек, плотно пообедав, встал из-за стола, а ему говорят: «Давай пообедаем». Если он каким-то механическим способом удалит все из желудка и поест опять, мы скажем, что это абсурд. Потому что хотя и все люди переедают или едят лишнее, но таким образом услаждаться пищей нелепо. Так и с этим вопросом. Это некий самообман, превращение родовой жизни в бессмысленную физиологическую эксплуатацию организма человека без реализации родовой деятельности. Человек уподобляется обезьяне, которая сидит в клетке и безобразничает. У людей все должно происходить по законному естеству. Если Бог благословляет детей, надо их рожать…
           Вопрос: Если известно, что родится больной ребенок?
           Ответ: Логичнее в этом случае родить и посмотреть. Если родится больной - тогда убить его собственноручно, не прибегая к каким-то препаратам, не занимая больничную койку. Чем это хуже убийства нерожденного ребенка? И что это вообще за проблема: родится больной?..
           Вопрос: Как же рожать всех детей, если ученые подсчитали, что скоро Земля не сможет прокормить свое население?
           Ответ: Да, совершенно верно, земля не сможет прокормить свое население. Но тогда давайте убивать тех, кто много ест. Убив одного такого, мы дадим возможность жить другим…


          Резюмируя этот очерк, посвященный двум типам присутствующего в нашей стране религиозного миссионерства, нельзя не заметить, что предположить из этого какой-либо один вывод будет неверно. Обидевшись на приведенные примеры, кто-то обязательно станет ссылаться на какую-нибудь «предвзятость» или «ангажированность» автора. Кто-то, напротив, сделает прямо противоположные выводы, приняв неприятный эмоциональный осадок от упомянутых здесь безобразий за импульс признать «всю эту религию» явлением окончательно негативным, которое лучше всего «вообще запретить» и так далее. Однако, самое справедливое, когда люди формируют свое отношение к различным явлениям все же не с чужих слов, а на опыте собственного постижения этих явлений. Поэтому хотелось бы, чтобы соотечественники сами внимательно огляделись вокруг и своими глазами убедились, что во всем описанном заслуживает их серьезного и пристального внимания, а что следует списать на напрасные страхи. Это тот самый случай, когда истина способна родиться не в спорах до пены на губах, а в процессе внимательного и честного осознания людьми очевидных фактов. Если не окончательно «искривилось» наше представление о морали…

Продолжение следует.
________________________________________
*Четвертый очерк М. Ситникова о тоталитаристических методах клерикализации светского общества в современной России.


МИХАИЛ СИТНИКОВ


27.10.2009



Обсудить в блоге


На главную

!NOTA BENE!

13.10.2016
Баш на баш

0.029246091842651