Вестник гражданского общества

Все остается людям...

Памяти поэта посвящается

Александр Аркадьевич Файнберг         

          Я часто думаю о том, что для нашего поколения настало самое трудное время. И дело даже не в мировом кризисе, других проблемах бытия. Пришла пора потерь. Не придумано на Земле меры, которой можно было бы их измерить.
          Вот и сегодня пришло письмо из Ташкента от моего большого друга и однокурсника Алексея Устименко. Человек талантливый , незаурядный, член Союза писателей Узбекистана в непростое время взял на себя нелегкую ношу - возглавил два серьезных издания в Ташкенте, памятный многим толстый журнал «Звезда Востока» и журнал Ташкентской Патриархии «Восток Свыше». Вот и чувствовать он способен также неординарно... Потому что чужая боль - это его боль! 
          Он сообщил об утрате, которую понесла не только многонациональная литература Узбекистана, но и все мы, бывшие студенты факультета журналистики Ташкентского государственного университета. Нам посчастливилось знать замечательного поэта, единственного русскоязычного Народного поэта Узбекистана Александра Файнберга. Он был женат на старшей сестре нашего однокурсника. Каждая встреча с этим удивительным человеком в неформальной обстановке дарила нам радость общения. Помню, как впервые прочитала его стихи, и была поражена пронзительной чистотой и искренностью чувств: «Любимая, осень стоит у двора»... А потом мы видели его на подмостках сцены театра, где проходила Конференция писателей стран Азии и Африки. А рядом- Евтушенко, Гамзатов, другие известные литераторы. И Саша Файнберг был на равных, делом всей жизни он доказал это. 
        

          Как больно, как горько читать сейчас вот эти строки Алексея, посвященные теперь уже памяти Александра Файнберга:
          «Многонациональная литература Узбекистана понесла большую утрату. На семидесятом году жизни после продолжительной болезни скончался известный русский писатель, Народный поэт Узбекистана, Александр Аркадьевич Файнберг.
          Тонкий лирик, чье поэтическое понимание мира основывалось на лучших традициях классической поэзии, всю жизнь, на всех этапах своего творчества опирающийся на корневую любовь к древней земле Узбекистана, без которой он не мыслил своего жизненного и поэтического существования, Александр Аркадьевич Файнберг внес существенный вклад в литературу нашей страны. Его переводы на русский язык произведений Алишера Навои, а также практически всех лучших современных поэтов Узбекистана, уверенно вошли в историю многонациональной литературы, в историю русской литературы.
          Его лучшие произведения всегда переводились на узбекский язык, как и на другие языки мира, самыми требовательными переводчиками и поэтами Узбекистана, и точно также обретали популярность и у узбекского читателя, как у русского.
И он не просто писал. Своим бескомпромиссным отношением к поэтическому слову, к высокому званию поэта, он как бы олицетворял тот уровень принципиально-правдивого осмысления жизни, ее сути, которым должен обладать истинный писатель, истинный гражданин своей страны. И он был таким, - истинным писателем и гражданином.
          Он был учителем в творчестве, примером в литературной жизни.
          Александр Аркадьевич Файнберг родился в 1939 году в Ташкенте. Он хорошо помнил время испытаний, не миновавшие его страны, его родной город во время Второй мировой войны. Помнил те трудности и ту народную доброту, которые впервые открылись ему тогда, в детстве. Это стало его первым эмоциональным опытом. Позже впечатления детства высоким и нежным словом отразятся в его творчестве.
          Поступив после семилетки в топографический техникум и окончив его, геологом молодой поэт исходил свою любимую среднеазиатскую землю буквально вдоль и поперек. Тогда и родился его первый, сразу же выдвинувший Александра Файнберга в первые поэтические ряды литературного Узбекистана, - сборник «Велотреки».
          Их потом будет очень много, едва ли не два десятка, - неповторимых по музыкально-поэтическому звучанию слова - больших и маленьких, солидных и не очень сборников стихов и поэм: «Этюд», «Мгновение», «Печать небосклона», «Далекие мосты», «Короткая волна». Но ни один из них не затеряется в общей массе опубликованных текстов. Все они были неповторимы, и во всех из них сразу же узнавалась твердая рука литературного мастера, философски осмысляющего жизнь, воспевающего ее внешнюю красоту, через собственное переживание, собственное понимание происходящего.
          Окончив факультет журналистики Ташкентского университета, он активно вошел в литературную жизнь страны.
          Александр Аркадьевич Файнберг всегда был строгим судьей, тем порогом, за который не удалось переступить ни одному графоманствующему карьеристу, ни одному литературному приспособленцу. При этом он был удивительно добр и, чувствуя в пишущем человеке пусть самые малые, но все-таки поэтические задатки, как бы авансом благословлял его на будущий трудный путь профессионального литератора.
          С ним мало спорили, ведь его слово было правдивым и определяюще точным. Его любили, с ним стремились встретиться и поговорить. При этом он никогда не был «мэтром». Его иронического взгляда на мир хватало и на то, чтобы с веселой иронией время от времени оглядываться и на себя самого. Многочисленные мультипликационные и художественные фильмы, поставленные по его сценариям, философски оптимистичны, легки и также любимы зрителями, как любимы читателями его книги.
          Последней книгой, вышедшей при его жизни, стал сборник стихов «Лист». Чудеснейший сборник неповторимых «файнберговских» стихов. Можно было бы, конечно, закончить это траурное слово о большом поэте, близко лежащей метафорой, что, вот, мол, и опал последний лист его литературного творчества. Но он бы не одобрил ее, эту близко лежащую метафору. Ведь Александр Файнберг был настоящим поэтом, большим поэтом.
          И будущее время, в котором его всегда будут читать, только лишь подтвердит это.
          Светлая ему память!» 
         

          В эти дни Ташкент прощается с Александром Файнбергом. Тот самый Ташкент, который он бесконечно любил, которому никогда не изменял.
          Говорят, незаменимых нет. Неправда! Остается никем и ничем незаполнимая ниша. Придут другие поэты, но Саши уже не будет.
          Но произведения таланта пережили своего автора. «Все остается людям,- как сказал академик Дронов в блестящем исполнении Николая Черкасова,- плохое, хорошее, и в этом его забвение или бессмертие!» Вечная память!

          P.S: Это самое мое любимое стихотворение Саши Файнберга... Он посвятил его жене. 

СЕНТЯБРЬ

Приходит пора золотого пера.
Любимая,
осень стоит у двора.
Стоит, осыпается.
Завтра над ней
проплачет последний косяк журавлей.
На смену туманам придут холода.
В дождях проливных поплывут города.

Любимая,
осень стоит у двора.
У мистера Твистера денег гора.
В моем же владенье
мерцанье листвы.
Перо золотое, бумага
и Вы.
Да на столе деревянном полна
средь яблок осенних
бутылка вина.

...Осыплются дачи за городом шумным.
Уже к ноябрю приготовлены шубы.
И кто-то Вам пишет письмо из Москвы.
Конечно,
конечно, уедете Вы.
Вздыхаете к вечеру:
- Как я устала.
Как много листвы в эту осень опало.
И все так печально.
И все так нелепо.
Что делать, любимый?
Окончилось лето.

Люблю я последние дни сентября.
Скрипичным оркестром охваченный город.
Люблю эту свежесть
и ясность погоды.
Природа спокойно уходит в себя.

Уходит...
Как мало уверены мы,
что все возвратится к нам после зимы.
В последних туманах скрипят флюгера.

Любимая,
осень стоит у двора.

Она в догоранье короткого дня.
Прощаньем овеяны кроны и лица.
Все шепчет «прости»
и не может проститься.
И женщина горько целует меня.


НАТАЛЬЯ ЛЕНСКАЯ


18.10.2009



Обсудить в блоге


На главную

!NOTA BENE!

13.10.2016
Баш на баш

0.029770851135254