Вестник гражданского общества

О правовых аспектах религиозного обучения детей

Фото: Александр Болмасов

          Введение в учебную программу государственных общеобразовательных школ предмета «Духовно-нравственная культура» вызывает неоднозначную общественную реакцию. Я полностью разделяю озабоченность родителей, дети которых против их согласия оказываются вынужденными посещать в светской общеобразовательной школе занятия, где их обучают какой-либо религии. Тем более, что мне пришлось на собственном опыте столкнуться с той же проблемой, можно сказать, в еще более жесткой ее форме: мою дочь без моего согласия, без совета со мной и даже против моего желания мать забрала из светской школы и при содействии священнослужителей поместила в православную гимназию Святителя Василия Великого…
          В связи с этим я был вынужден внимательно изучить правовую сторону вопросов, связанных с преподаванием религии в нашей стране. По образованию я юрист, поэтому такое исследование было для меня естественным. В результате, я пришел к следующим выводам.
На законных основаниях религиозное образование (обучение религии) в настоящее время осуществляется в воскресных школах, естественно, только с согласия родителей. Обучение религии (религиозное образование) в светской школе (государственных и муниципальных образовательных учреждениях) незаконно. 
         Родители имеют гарантированное законом право на воспитание детей в рамках своей религиозной традиции, либо неверия или атеизма.
         Религиозное воспитание, это, в первую очередь, передача опыта религиозной жизни и основ религиозной нравственности, а не обучение детей каким-либо дисциплинам, которые рассматриваются с религиозной позиции. Поэтому, на мой взгляд, оно должно осуществляться в семье.

          Ситуация с моим ребенком имеет прямое отношение к теме сегодняшнего обсуждения*, т.к. в ней откровенно нарушаются все эти простые и ясные принципы. То есть, она показательна.
          В начале лета я узнаю, что моя семилетняя дочь, которая успешно закончила первый класс в общеобразовательной школе, в предстоящем учебном году будет обучаться в православной образовательной организации – «Гимназия Святителя Василия Великого»**. Мой тесть, известный и уважаемый московский священнослужитель - протоиерей Николай Соколов, настоятель храма Святителя Николая в Толмачах, декан Свято-Тихоновского института - без попыток согласовать это со мной написал ходатайство о зачислении моей дочери в данную образовательную организацию. Таким образом, меня поставили перед свершившимся фактом. Получалось, как бы, что вопрос уже решен, и мнение отца ребенка не имеет никакого значения…
          Откровенно говоря, я до сих пор не могу понять побудительных мотивов, которыми руководствовался мой тесть. Как мог образованный, честный и порядочный священнослужитель совершить фактически противоправное деяние: не учитывая мнение одного из родителей, взять на себя ответственность определить ребенка в религиозную школу, зная, что его отец категорически против этого?
          Уточню, что против воспитания в семейной религиозной среде, против посещения дочерью храма я не имею никаких возражений. Это было бы нелепо, так как я сам религиозен. Однако, преподавание дочери с младшего возраста общеобразовательных дисциплин с конфессиональной (православной) позиции и в конфессиональном учебном учреждении я считаю опасным для ее личности, которая только начинает формироваться.
          Впрочем, о восприятии самой девочки, распоряжаясь ее будущим, здесь тоже не подумали. Она уже закончила первый класс государственной общеобразовательной школы, была переведена во второй, а теперь, как второгодница, должна поступить снова в первый? На мой взгляд, такое повторное обучение тоже не может не нанести ребенку существенного психологического вреда.
          Это моя дочь, я являюсь ее отцом и отвечаю за нее перед Богом и государством, поэтому в сложившейся ситуации я вынужден и даже обязан защищать ее права.
          В будущем она может оказаться глубоко верующей, может оказаться научным скептиком, но в любом случае это уже будет сознательный выбор взрослого совершеннолетнего человека. Общество и дедушка священнослужитель не вправе сейчас навязывать малолетнему ребенку изучение какой-либо религии, не вправе навязывать изучение школьных предметов, переработанных под какую-либо религиозную доктрину.
          В конце августа я письменно уведомил директора гимназии об отсутствии своего согласия на обучение ребенка в данной образовательной организации, а также письменно уведомил об ответственности за обучение несовершеннолетних религии без согласия их родителей.
          Я обратился с заявлением в отдел опеки и попечительства, подал в суд иск об определении образовательного учреждения для обучения ребенка. Обратился с заявлениями в Управление образования и администрацию Одинцовского района Московской области, а также к министру образования Московской области.
          В настоящее время вопрос о выборе образовательного учреждения для дальнейшего обучения моей дочери рассматривается Кунцевским судом гор. Москвы, однако ее продолжают незаконно обучать в православной гимназии. В результате этого психике моей дочери будет нанесена серьезная травма, ребенку, возможно, потребуется длительная психологическая помощь.
          Как юристу мне вполне ясно, что здесь имеет место нарушение следующих положений действующего законодательства, отображенных в нормативных актах:
          - часть 2 ст. 65 Семейного кодекса РФ устанавливает, что все вопросы, касающиеся воспитания и образования детей, решаются родителями по их взаимному согласию;
          - пункт 5 ст. 3 Федерального закона «О свободе совести и о религиозных объединениях» запрещает вовлечение малолетних в религиозные объединения, а также обучение малолетних религии вопреки их воле и без согласия их родителей или лиц, их заменяющих.
          Кроме того, я не могу не учитывать показательный пример другой православной образовательной организации – школы-пансиона «Плёсково», где из-за недостаточного финансирования и по целому ряду иных причин дети не могут получить полноценное общее образование, лишаются возможности закончить обучение, а затем и продолжать его в ВУЗах. Кстати, об этом хорошо осведомлен и сам рассказывал мне мой тесть, поскольку является настоятелем храма, расположенного на территории этой школы.
          В плане нарушений законодательства, связанных с незаконным внедрением обучения религии в светской средней и высшей школе можно привести много примеров. Страдают, как правило, дети, которых юридически защитить могут только родители.
          Изучая законодательство Российской Федерации в свете введения в учебную программу государственных общеобразовательных школ предмета «Духовно-нравственная культура», я не смог сам себе ответить на следующий вопрос: что будет изучать ребенок в рамках обязательного предмета «Духовно-нравственная культура», если его мама православная, а отец, например, атеист? Курс «Основы православной культуры» или курс внерелигиозной этики (нерелигиозного этического философско-культурологического содержания)?
          В такой ситуации было бы логично родителям вообще отказаться от изучения их ребенком данного предмета, хотя он и будет включен в обязательную образовательную программу, поскольку система государственного клерикального образования (что само по себе незаконно) создает конфликтную ситуацию в их семье. А это очень опасно, в первую очередь, для психики несовершеннолетних детей, а также грозит конфликтами на религиозной почве и среди самих учеников, обучающихся в одном классе или в школе. 

          В соответствии с Конституцией, Российская Федерация - светское государство.
          Гражданский Кодекс РФ определяет, что дееспособность гражданина наступает по достижению им 18-ти летнего возраста.
          В соответствии с Семейным Кодексом РФ, до достижения совершеннолетия ответственность за ребенка несут родители (законные представители), именно родителями решаются все вопросы, касающиеся воспитания и образования детей.
          Норма Закона «О свободе совести и о религиозных объединениях» запрещает обучение малолетних религии без согласия их родителей.
          Таким образом, именно родители, как полноправные представители детей и защитники их интересов, вправе требовать прекращения обучения их детей религии. Вправе оспаривать подзаконные акты министерства образования, которыми какой-либо религиозный предмет был введен в школьную программу. Вправе – а, как ответственные за судьбу детей - по совести - даже обязаны препятствовать их идеологическому программированию на основе какой-либо из религий.
          Действующее законодательство и судебная система Российской Федерации позволяют это сделать. Я полагаю, что для этого родителям нужно последовательно обращаться в руководящие органы системы образования, а затем в судебные инстанции.**

________________________________________
*Статья представляет собой текст выступления Петра Царькова на круглом столе «Религиозная политика в России: от свободы совести к обязательной государственной идеологии?», состоявшегося в Славянском правовом центре 22 сентября 2009 года. – Прим. редакции.

** Одним из учредителей этой гимназии является Домовый храм Московского государственного университета. – Прим. редакции.

*** В связи с условиями регламента круглого стола в Славянском правовом центре, в котором я принимал участие 22 сентября, мне удалось озвучить лишь основные и наиболее важные положения настоящего доклада. - Прим. автора. 


ПЕТР ЦАРЬКОВ


01.10.2009



Обсудить в блоге


На главную

!NOTA BENE!

13.10.2016
Баш на баш

0.017422914505005