Вестник гражданского общества

Мой «проклятый» коллега

 Олег Дементьев        

          Не стану специально уточнять, в какое время мы живем – всем известно, что его нормы в глазах большинства выглядят весьма странными. Поэтому известие о готовящемся объявлении анафемы псковскому журналисту Олегу Дементьеву выглядело чем-то вроде анонса программы «Аншлаг». Тем более что громко звучащая при иных обстоятельствах значимость церковного проклятия полностью компенсировалось как источником анафемы, так и поводом для нее. Ведь проклинать журналиста предстояло Псковской епархии Русской православной церкви Московской патриархии, известной каким-то неимоверным сгущением на ее территории всяческих церковных безобразий. А в качестве «проклятого» епархии требовалось представить того самого Олега Дементьева, который предал гласности свидетельства о нескольких аферах и прочих ее церковных «неподобиях».
          «В связи с непрекращающейся гнусной клеветой и сатанинской ложью… по правилам Святой Православной Церкви и святых отцов, согласно духовному завещанию основателя монастыря преподобного Евфросина Псковского … решением Епархиального Совета Псковской Епархии от 14 июля 2009 года Дементьев Олег Владимирович отлучается от православного церковного общения и предается анафеме – проклятию», - вот так должна была прозвучать эта кощунственная по отношению к церкви формула в устах всех псковских священнослужителей. Однако впервые «прозвучала» она отчего-то в сообщении информагентства «Псковская лента новостей» (ПЛН), которую Псковская епархия втихаря использовала в качестве церковного амвона. Позже и авторитетные церковные эксперты определят всю эту абсурдную историю с анафемой, как необоснованный и неправомочный акт  со стороны епархиального руководства. Но отчего же клерикалы не нашли ничего лучшего, чем пойти на такой заведомо непопулярный шаг? То, что таким образом местная клерикальная клика под управлением митрополита Евсевия (Савина) хотела подчеркнуть тот факт, что журналист – член компартии и принципиально неверующий человек - слишком маловероятно. Потому что если бы архиерей или его клевреты, сочинявшие сценарий проклятия, были сведущи в церковных канонах хотя бы элементарно, то в подобные отношения с заведомо нерелигиозным человеком просто не вступали. Ну, а пока все это и в самом деле очень похоже на самодеятельность претенциозного местного «владыченьки», как принято именовать Евсевия, обожающего, подобно «ангелу во плоти», ступать при посещении монастырей по усыпанной лепестками роз ковровой дорожке.
          Собственно, дело не столько в том, что неверующему Дементьеву подобные церковные оценки его деятельности как мертвому припарки, а в том, что уровень религиозных представлений иных иерархов застыл на отметке того, что можно было услышать на паперти у старух лет, эдак, двадцать тому назад. Иные «владыченьки» до сих пор считают, что единственная «настоящая церковь» на земле – та организация, которой они руководят, а все остальные религиозные культуры мира – исключительно маргинальная бесовщина. Отсюда и проистекают такие казусы, как нынешнее отлучение от РПЦ МП абсолютно постороннего для нее неверующего человека, что в каноническом смысле было бы очень похоже на «отлучение» самого Евсевия, скажем, от ислама или иудаизма.
          Впрочем, истеричная реакция вздорного иерарха может быть объяснима не только банальной безграмотностью, но и еще более прозаичными причинами. К примеру, кому угодно ясно, что организовывать по приходам накануне избрания своего патриарха кампанию в поддержку его оппонента, а через месяц распускать слухи о том, что новый патриарх намерен сделать его второй после себя по значимости фигурой в религиозной организации, выглядело со стороны этого архиерея, мягко выражаясь, странновато. Поэтому при поиске способа оказать очередную медвежью услугу своему руководству у Евсевия особых проблем, вероятно, не возникало. Тем более что и момент выдавался удачный, так как головная православная организация и без того слишком далеко зашла в антиконституционный тупик культового освоения институтов светского общества, а в условиях всеобщей истерии все средства хороши.
          Ну, ладно – это все о «подоплеках», подобающих для изучения фарисействующих церковных функционеров. А что же сам виновник торжества? Как сам журналист Дементьев воспринял столь пристальное внимание к своей персоне со стороны разворошенного им «осиного гнезда», как метко назвал он клерикально-авантюрный феномен в самой первой своей статье о безобразиях в Псковской епархии? Материал под заголовком «Осиное гнездо под золотыми куполами» был опубликован в январе 2008 г. в третьем номере газеты «Псковский рубеж», и сразу наделал много шума. Причем, не столько в Псковской области, сколько во властных и церковных кабинетах, которые довольно быстро и привычным образом реагировали на нежелательный сюжет, скупив тираж и даже содрав номера газеты, расклеенные на щитах прессы.
          Уязвленные церковно-государственные концессионеры, однако, еще не знали тогда Олега Дементьева, чистосердечно воспринимающего свою коммунистическую принадлежность как обязанность бороться со всяческой кривдой. Потому что журналист отчетливо поданный сигнал принципиально «не усвоил» и, несмотря на намеки некоторых коллег плюнуть и забыть, продолжал журналистское расследование. В его процессе постепенно стали вскрываться факты, на фоне которых сюжет первой статьи выглядит невинной шалостью. Клерикально-государственная коррупция, скупка земель с помощью шантажа и запугивания сельского населения и перепродажа участков государственным функционерам, организация сомнительных ЗАО с целью присвоения громадных площадей, включающих целые деревни, спортивно-оздоровительные комплексы и лагеря, дачные участки и т.п. Робкие попытки прокуратуры с ее заключениями о неправомерности действий участников церковно-властного междусобойчика легко преодолевались с помощью коррумпированных связей, ниточки которых вели в высшие органы законодательной власти РФ. Чувствуя, как журналист в своем расследовании подбирается все ближе к своего рода «иглу в яйце», главная «теневая героиня» его первой статьи обратилась в суд с иском  к Дементьеву о …«защите чести и достоинства», в расчете на незыблемость законов коррумпированного братства-cестричества. Поначалу все развивалось согласно традиции «басманного правосудия»: нежелательные ходатайства не принимались, свидетели не заслушивались, вещественные доказательства таковыми не квалифицировались, жалобы рассматривались формально. Но нестандартный журналист не унимался, он обращался во все новые органы и инстанции, и со временем стало понятно, что накопленный им громадный материал сам по себе уже не «рассосется».
          Вот тогда-то, оказавшись в практически безвыходной ситуации, клерикалы и «вспомнили о Боге». Правда, вспомнили достаточно своеобразно, хотя и вполне соответствующе той «вере», признаки которой стали объектом внимания псковского журналиста. Тогда-то, скорее всего, и созрело в мозгах епархиального руководства единственно оставшееся «христианское» решение: «Немедленно проклясть! А, вот, анафему ему, супостату! Вдруг поможет?..»
          То, что моего коллегу, да еще и через агентство ПЛН «прокляла» именно Псковская епархия РПЦ МП, руководство которой давно уже стало притчей во языцех для адекватных российских христиан, придает усердию Дементьева особую значимость. Это, если можно так выразиться, бесспорное признание его заслуг перед своими земляками и отечественной журналистикой, где, оказывается, далеко не всегда все покупается и продается. Да и, как ни парадоксально, признание его заслуг перед отечественными православными, за честь и веру которых он вступился «как настоящий коммунист»…


МИХАИЛ СИТНИКОВ


25.08.2009



Обсудить в блоге


На главную

!NOTA BENE!

13.10.2016
Баш на баш

0.016566038131714