Вестник гражданского общества

Инициатив много, сдвигов мало

Комментарий адвоката к последним инициативам министра юстиции А.Коновалова

          Министр юстиции России Александр Коновалов выступил с новыми инициативами  по усовершенствованию уголовно-процессуального и уголовно-исполнительного законодательства России. Они касаются:
          1) создания «цитаделей правосудия» для рассмотрения дел в отношении преступных сообществ;
          2) расширения полномочий гособвинителей;
          3) предоставления судебным приставам права на осуществление оперативно-розыскной деятельности;
          4) изменения системы исполнения наказаний (создание арестных домов и исправительных колоний облегченного содержания);
          5) создания института стряпчих.
          На первый взгляд инициативы интересные и полезные. Однако следовало бы обратить внимание на то, какие проблемы они обнажили в юстиции, правосудии и исполнении наказаний в современной России. Начнем по порядку.
          Инициатива первая - о создании «цитаделей правосудия», «судов-крепостей», где будут судить членов крупных ОПГ (организованных преступных групп) и преступных сообществ. Думаю, она служит определенным «громоотводом», чтобы не решать кардинальным образом проблему слабой юридической квалификации судей судов субъектов РФ, рассматривающих в настоящее время дела этой категории. Если обратить внимание, что указанные уголовные дела (ст.210 УК РФ) по УПК РФ - пункт 1 части 3 статьи 31 - и так подсудны «верховному суду республики, краевому или областному суду, суду города федерального значения, суду автономной области и суду автономного округа», то есть наиболее квалифицированным судьями (из тех, которые имеются в наличии), то указанная инициатива явно излишняя.
          Вторую инициативу министра юстиции А.Коновалова - о расширении полномочий гособвинителей - я назвал бы опасной для российского общества с учетом нынешней ситуации в этой сфере. Я бы поддержал такую инициативу, если бы в качестве гособвинителей выступали действительные прокуроры, как это указано в ч.5 ст.37 УПК РФ, то есть опытные и грамотные работники прокуратуры. Таковыми мы желаем видеть прокурорских работников. Однако у нас в качестве гособвинителей выступают помощники прокуроров, которые, как правило, отличаются редчайшей безграмотностью, зависимостью от указаний руководителей и малым опытом работы (см. http://vestnikcivitas.ru/docs/173). Расширь их полномочия, и волна беззаконий захлестнет все стадии процесса. Это будет настоящий театр абсурда. Разумной указанная инициатива может быть только в случае ограничений участия помощников прокуроров в качестве гособвинителей и строго соблюдения ч.5 ст.37 УПК РФ.
          Третья инициатива связана «с изменением системы наказаний». Сразу хочу отметить, что речь в этих инициативах идет лишь о том, что пора бы создать арестные дома, о необходимости которых давно и многократно шла речь (идея не нова). В 2001 году, когда принимался Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации, была предусмотрена такая мера пресечения, как «домашний арест» (ст.107). Однако, как же могут наши правоохранители даже не опасного человека, совершившего преступления небольшой тяжести, держать под домашним арестом?! Они ведь знают лишь 2 вида мер пресечений: содержание под стражей (самая массовая мера пресечения в России) и подписка о невыезде и надлежащем поведении. Они даже путают порядок использования последней меры пресечения, не разбираясь, что значит «не покидать место жительства» (ст.102 УПК РФ) и «не выезжать за определенную границу населенного пункта» (ст.107 УПК РФ). Эти понятия относятся к различным мерам пресечения. А человека, находящегося под подпиской о невыезде и надлежащем поведении могут арестовать только за то, что он выехал на несколько часов по работе за пределы населенного пункта. Кроме того, следует учесть, что в УПК РФ речь идет о «домашнем аресте», а власти хотят и эту меру отменить, создав казенные арестные дома, то есть специальные изоляторы. В общем, в системе исполнения наказаний у нас все направлено против человека (колонии-поселения начали размещать даже внутри зон строго режима вместо «расконвойки», домашние аресты будут организовываться в изоляторах под названием «арестный дом» и т.д.). Об этом смотрите http://vestnikcivitas.ru/docs/75 .
          Упраздненное уже в 2000-х годах положение о необходимости содержать лиц, впервые осужденных за преступления небольшой и средней тяжести, отдельно от тех, кто уже отбывал срок лишения свободы и кто осужден за тяжкие и особо тяжкие преступления (в частности, в ст.128 УИК РФ было такое положение), будет введено вновь, но в измененном виде. В этом суть четвертой инициативы министра Коновалова. Для осужденных по Уголовному кодексу планируется создать своего рода систему раздельного проживания. Тех, кто получил срок за не столь опасные для общества преступления и не потерян для общества, направят в зоны облегченного режима. По словам министра юстиции, это будет симбиоз между современными колониями-поселениями и спецкомендатурами, наподобие тех, что существовали в советские времена. Надо надеяться, что восстановится режим колонии-поселения в том виде, как он предусмотрен законами России. Потому что в нынешнем виде это далеко не колонии-поселения, а исправительные колонии общего режима.
         Матерым уголовникам, напротив, поблажек ждать не придется, как говорит министр юстиции. Для них, скорее всего, приготовят дополнительные камеры: планируется чаще применять тюремный режим, когда люди заперты в четырех стенах и на мир смотрят сквозь решетку. Для любого юриста очевидно, что такая инициатива идет вразрез с положениями ст.58 УК РФ, ибо по суду за содеянное будет назначено одно наказание, а отбывать человек будет наказание, предусмотренное за более тяжкое преступление. Такую вопиющую с точки зрения права картину мы наблюдаем в настоящее время в системе ФСИН РФ. Оглашая такую инициативу министр юстиции А.Коновалов, видимо, даже не понял ее уголовно-правовой смысл. А ведь это позволяет и дальше творить беззакония.
Большие сомнения вызывает возможность в скором времени упорядочить и улучшить положение с условиями и режимами содержания лиц под стражей. Вроде, неплохая инициатива была предложена министром касательно исчисления срока нахождения в СИЗО при назначении более мягкого режима по приговору. Напомню цитатой:
          «Минюстом РФ разработан законопроект, в соответствии с которым предлагается исчислять время содержания в СИЗО к времени отбытия наказания в колонии по следующей схеме: для лиц, осужденных к тюрьме или колонии особого режима - день за день, для строгого режима - день за полтора, для общего режима - день за два, для колонии-поселения - день за два с половиной. Это пока только законопроект, он не только не рассматривается Госдумой, но на сегодняшний день даже ещё в Госдуму не внесён. Когда он будет внесён, будет ли внесён, примет ли его Дума в таком виде, в ином виде и примет ли вообще — не знает никто».
          Инициатива эта была озвучена более года назад, а соответствующего закона до сих пор нет
         Пятая инициатива. Министр юстиции предложил радикально изменить систему правовой помощи гражданам, в частности, вернуть институт стряпчих. Это будут помощники адвокатов, младшие защитники. Они смогут оказывать первую юридическую помощь: проконсультировать, составить нужную бумагу, но не больше. А чтобы стать полноценным адвокатом, придется сдать экзамен и потом регулярно подтверждать квалификацию. Один из вариантов: экзамены адвокатам придется пересдавать каждые пять лет, чтобы оставаться в профессии. Зато именно таким адвокатам будет облегчен доступ к судейской мантии. Сегодня судей чаще набирают из бывших следователей, прокуроров, а также бывших работников аппарата суда. Отсюда и определенный уклон правосудия, когда обвинение получает невидимую фору. Поэтому после того, как требования к адвокатам будут усилены, и защитники станут юридической элитой, для них откроются новые карьерные возможности.
          Министр юстиции лучше бы обратил внимание на то, как судьи игнорируют прямые требования закона. Сколько бы защитник не ссылался на нарушения закона в ходе следствия и суда, судья по каким-то бредовым обоснованиям отказывается удовлетворять ходатайства адвоката. Возникают факты беззакония, которые утверждаются вышестоящими судами. К сожалению, так идет до Верховного Суда России, где тоже не прислушиваются к требованиям федеральных законов, придумав «отмазку», что закон, мол, можно нарушать «не существенно» (?!) .
          Большинство юристов склонны считать, что описанные выше инициативы - лишь имитация активной деятельности.
          Хотелось бы увидеть в комментариях к данной заметке, что думают по поводу указанных инициатив читатели Вестника CIVITAS. В особенности те, кому приходилось лично иметь отношение к описанным темам.


МИХАИЛ ТРЕПАШКИН


24.08.2009



Обсудить в блоге


На главную

!NOTA BENE!

13.10.2016
Баш на баш

0.017873048782349