Вестник гражданского общества

К итогам украинского турне патриарха

Виктор Янукович и патриарх Кирилл

          Одним из наиболее заметных информационных поводов последних недель для большинства российских СМИ стала поездка патриарха Кирилла на Украину. Анонсировалась она в России и на Украине как пастырский визит руководителя одной из крупнейших церквей мира в соседнюю страну, где после распада СССР религиозная организация РПЦ Московской патриархии до сих пор формально удерживает влияние на значительное количество приходов местной православной церкви. Местной, разумеется, условно, так как православные религиозные организации суверенных государств, как правило, являются «поместными церквями». То есть, самостоятельными, самоуправляемыми и, чаще всего, объединяющими в своей юрисдикции абсолютное большинство верующих этой конфессии. Принцип этот давно и тщательно охраняется церковью в самой России, где слияние интересов РПЦ и власти, менявшее в советский и постсоветский период свою форму, но не содержание, превратилось к настоящему времени в полноценный симбиоз. Поэтому обещанная пастырская поездка патриарха обернулась одновременно и неофициальным визитом высокого, хотя и неформального государственного чиновника на суверенную Украину, в отношении которой у нынешнего российского режима существуют известные интересы.
         Стремление государственной власти к использованию религиозных институтов в своих целях – обычная и хорошо знакомая истории тенденция: например, в настоящее время в Китае коммунистический режим пытается овладеть таким мощным инструментом, как тибетский буддизм, игнорируя волю исповедующих эту религию. В России же подобного не понадобилось, так как церковная организация Московской патриархии дошла до той стадии своей эволюции, когда и сама вряд ли сумела бы существовать в своем нынешнем виде без последовательной, хотя и антиконституционной, поддержки государства. Однако с изменением исторических реалий и общественного менталитета РПЦ МП ради сохранения своей актуальности для власти вынуждена соответствовать нуждам режима. А значит, будучи религиозной организацией и имея в соседнем независимом государстве влияние на часть православных верующих, она обязана употребить это обстоятельство в интересах распространения там и влияния российских сторонников тоталитарного реванша. Проще говоря, использовать возможность всяческих «пастырских поездок» для ведения пропаганды, деструктирующей общественное сознание в независимом суверенном государстве. Это, собственно, и наблюдалось в течение всего десятидневного турне патриарха Кирилла по Украине, где православные верующие и широкая общественность воспринимали его появление, а главное многочисленные заявления весьма неоднозначно.
          Сопровождавшая Кирилла свита состояла в основном из российской делегации и российской же группы поддержки из околоправославной общественности, «усиленной» кандидатом в президенты Януковичем, являющимся глубоким почитателем российского православия и человеком действительно религиозным. Разумеется, эта религиозность не мешала Януковичу когда-то неотрывно сопровождать Путина так же, как сегодня мелькать в толпе, следующей за Кириллом. Пусть такой невинный «сепаратизм» и не помог ему во время прошлых президентских выборов, но он остается знаковым – в том числе и для нас, помогая выделить тот контингент украинской религиозной общественности, который старался сделать все для придания поездке Кирилла видимость триумфальной. И все же, несмотря даже на всемерную поддержку российских СМИ, работающих на Украине, «безоговорочный триумф» ограничивался исключительно периодами телеэфира, который пополнялся профессиональными видеороликами, скомпонованными из сплошного видеоряда. В действительности же поездка оказалась весьма непростой как для самого Кирилла, так и в плане достигнутых ее посредством результатов для российской власти, РПЦ МП и дальнейших перспектив развития отношений между православными институциями России и Украины.
          В информационном агентстве Интерфакс 6 августа руководством Отдела внешних церковных связей (ОВЦС) РПЦ МП проводилась пресс-конференция, посвященная итогам патриаршей поездки. На встрече с журналистами была предпринята попытка по горячим следам удовлетворить интерес общественности к результатам миссии Кирилла. А заодно и аннулировать ненужный интерес к тем ее аспектам, недостаток в освещении которых в России не принес особого успеха для сокрытия истинной цели миссии высокого «церковно-государственного» лица. Делалось это по хорошо знакомой всем казенной модели «подведения итогов». В первых же словах руководителя ОВЦС архиепископа Иллариона (Алфеева) было заявлено, что «результат визита превзошел все ожидания» и во взаимоотношениях между Украиной и Россией наступил «новый этап». Особо подчеркивая, что визит Кирилла был пастырской поездкой главы церкви, архиепископ акцентировал внимание на «колоссальном энтузиазме» большого количества людей, приходивших посмотреть на высокого гостя во время официальных церковных мероприятий. Лишь вскользь он упомянул о повсеместных протестах верующих против приезда московского патриарха на Украину, которые назвал «небольшой группой людей, ездивших за патриархом с целью создания видимости» негативного восприятия его визита. А затем Илларион заявил, что миф о том, что у Кирилла, стремящегося к установлению церковного и политического контроля на независимой Украине, есть какие-то противники, окончательно развеян. По его мнению, говорить можно разве что о маргинальных группах, настроенных антироссийски и поддерживающих раскол, так как реальной оппозиции у РПЦ на Украине просто нет.
          Чтобы прояснить, насколько такого рода декларации извращают реальную картину состояния православного климата на Украине, достаточно упомянуть о том, что кроме фактически независимой и лишь формально входящей в Московский патриархат Украинской православной церкви (УПЦ МП), в этой стране существует УПЦ Киевского патриархата (УПЦ КП), непричастная к сомнительной истории формирования Московской патриархии в кабинетах Лубянки. Есть еще Украинская автономная православная церковь (УАПЦ), являющаяся кандидатом на объединение с УПЦ КП, и Украинская греко-католическая церковь (УГКЦ), подвергавшаяся гонениям в эпоху СССР, а ныне одна из двух наиболее влиятельных конфессий на территории страны. Характерной особенностью всех упомянутых православных церквей является их стремление к обретению статуса национальной независимости, то есть, в первую очередь, независимости от недавно еще всемогущей на Украине Московской патриархии. Интересно, что на территории страны между верующими УПЦ МП, УПЦ КП И УАПЦ какой-либо антагонизм на почве вероисповедания практически отсутствует. Общая для них тенденция к обретению украинским православием национальной независимости объединяет все три юрисдикции, усиливая их симпатию в плане общего для верующих стремления к избавлению от влияния Москвы.
          Если исходить из интересов самой РПЦ МП, то визит ее руководителя на Украину был ей совершенно ни к чему. Предыдущий патриарх, более осторожный в демонстрации своего сотрудничества с властями, последовательно воздерживался от визитов в эту страну, оказавшись там вынужденно лишь однажды, уже под конец своего патриаршества. Но это имело место в начале кризиса, когда ситуация в отношениях между странами и церквями не была столь обостренной, как сегодня. Московской патриархии, авторитет которой в России поддерживается благодаря заинтересованности в ней политического режима, а не верующих, выгоднее всего в отношениях с «украинским филиалом» было бы поддержание нынешнего статус кво. Это, как минимум, не увеличивало бы риск потерять едва ли не половину всех своих приходов в соседней стране и спровоцировать ускорение процесса объединения украинских православных. Разумеется, с обретением Украинской церковью полной самостоятельности и признания ее в таком статусе всеми остальными церквями. Однако, служение руководства РПЦ МП двум господам, а тем более, когда один их них - «кесарь», не допускает никакой самостоятельности. За поддержку режима требуется расплачиваться, и «патриарх на государственной службе» отправляется на Украину, чтобы, используя религиозно-институциональные инструменты, представлять интересы своего покровителя. Быть может, конечно, и не только покровителя, но и собственные, которые могли заключаться в демонстрации своей политической состоятельности перед Константинополем и Ватиканом. Однако на фоне канонического провала на Украине этого, быть может, лучше и не стоило делать.
          Напоминать лишний раз, насколько важное место в планах реставраторов тоталитарной империи занимает Украина, наверное, не обязательно. Так же, как не стоит подробно описывать непростую ситуацию в этом суверенном государстве, находящемся, как и другие европейские страны, в условиях кризиса и готовящемся к выборам. С позиции имперского реванша все, что может сейчас способствовать общенациональному сплочению в стране, избравшей цивилизованный демократический путь развития, принципиально отличный от «суверенной демократии», существенно мешает осуществлению его претензий. Поэтому первое, что по логике вещей требовалось на Украине ее былому «старшему брату», это внесение сумятицы в общественное сознание накануне выборов. В этом отношении миссия вполне могла быть оправданна внешними интересами правящего режима в России. Но и в этом смысле церковно-политическое мероприятие принесло практически обратный эффект. Украинская религиозная и светская общественность продемонстрировала умение соответствовать закону гостеприимства не только в предоставлении патриарху Кириллу полной свободы в осуществлении планов поездки, но и в сравнительной сдержанности демонстрации неприятия со стороны верующих, настроенных в отношении эмиссара Московской патриархии весьма категорично. Искусственная организация некоторой заминки со стороны российской службы безопасности перед посещением Ровно и последовавший затем «героический» визит туда патриарха были рассчитаны на демонстрацию самоотверженности пастыря, но тоже натолкнулись лишь на учтивую вежливость со стороны местных верующих.
           В результате по окончании миссии в «сухой остаток» можно выделить несколько ключевых моментов пастырско-политического мероприятия.
          Со стороны Украины - это демонстрация готовности к протокольному диалогу с руководством Русской православной церкви, прибывающими в страну в качестве представительства отделенной от государства крупнейшей религиозной организации России, о чем свидетельствуют встречи Кирилла с высокими представителями государственной власти страны.
          Со стороны украинских верующих – это почтение к статусу патриарха РПЦ МП и неподдельный интерес, проявленный к талантливому политику и яркому публичному деятелю из России, но и регулярное напоминание ему о национальной независимости Украины и лишь формальной зависимости Украинской церкви от Москвы.
          Со стороны патриарха Кирилла – это не менее настойчивые призывы к единству и демонстрация особого статуса России и РПЦ МП по отношению к Украине и украинскому народу, местами нарушавшая нормы этики, категоричное подчеркивание своего нежелания даже формальных контактов с руководством независимых от Московской патриархии православных церквей с использованием в их адрес оскорбительных эпитетов.
          Со стороны украинских СМИ – это богатое разнообразие репортажных материалов о турне патриарха Кирилла - от официально сдержанных до саркастических.
          Со стороны российских СМИ, как светских, так и абсолютного большинства религиозных – преподнесение «пастырского визита» главы Московской патриархии как некоего «грандиозного успеха».
         Таким образом, весь «триумф» визита «русского патриарха» на деле является только видимостью такового, чему способствовали цивилизованность протеста украинцев в процессе визита эмиссара Москвы и подача искаженной информации о нем в российских государственных СМИ.
          Нетрудно заметить, насколько логично укладывается состоявшееся церковно-политическое турне в общую последовательность суетливых движений российских властей, нащупывающих хоть какую-то тропинку через очередную политическую осень… 


МИХАИЛ СИТНИКОВ


11.08.2009



Обсудить в блоге


На главную

!NOTA BENE!

13.10.2016
Баш на баш

0.019596099853516