Вестник гражданского общества

Нельзя оглашать в суде лишь одну резолютивную часть!

Записки адвоката

          24 июля 2009 года я участвовал в процессе по гражданскому делу в Гагаринском районном суде гор. Москвы. Судья Черныш Е.М. после окончания судебного разбирательства ушла в совещательную комнату для вынесения решения, а возвратившись, огласила небольшую резолютивную часть, уведомив, что решение в окончательной форме будет готово только через 6 суток и тогда будет вручено сторонам. Такая же процедура получения решений в окончательной форме наблюдается во всех других судах Москвы. Меня как юриста поражает одно: почему не выполняется решение вышестоящего суда, требующего публичного оглашения решения суда в окончательной форме на день вынесения этого решения? Как будто не было постановления Европейского суда, признавшего такие действия не соответствующими положениям Европейской Конвенции о защите прав человека и основных свобод. В частности, ч.1 ст.6 Конвенции гласит: «Каждый в случае спора о его гражданских правах и обязанностях или при предъявлении ему любого уголовного обвинения имеет право на справедливое и публичное разбирательство дела в разумный срок независимым и беспристрастным судом, созданным на основании закона», то есть каждый гражданин имеет право на публичное разбирательство и публичное оглашение результатов этого разбирательства. Почему же российские судьи не торопятся исполнять требования Конвенции и почему же Россия всегда берет большой переходный период для исполнения решений Европейского суда?
          Европейский суд по правам человека еще 17 января 2008 года (полтора года назад!) вынес постановление по делу № 14810/02 «Рякиб Бирюков против России», которым признал нарушением положений ч.1 ст.6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод факт оглашения в суде лишь резолютивной части решения.
          Правительство России в своих возражениях указывало, что, если резолютивная часть провозглашается публично в присутствии заявителя, а окончательное решение выдается заявителю позже, например, через трое суток, то это не есть нарушение положений Конвенции и прав заявителя. Именно так почти в 100% случаев происходит в гражданских судах России. Однако Европейский суд решил, что было нарушение ч.1 ст.6 Конвенции, выразившееся в том, что «Государство не подчинилось требованию гласности судебных решений».  Данный документ представляет собой решение Европейского суда по правам человека, которое на основании ст.46 Конвенции и ст.15 Конституции РФ является обязательным для исполнения судьями России. 
          Суть дела такова: господин Бирюков обжаловал решение Николаевского районного суда города Тольятти, среди прочего, на том основании, что районный суд не огласил полный текст решения суда в судебном заседании. Заявитель жаловался, что мотивированное решение суда в его деле не было «оглашено публично», как того требует статья 6 часть (параграф) 1 Конвенции. «Судебное решение объявляется публично, однако пресса и публика могут не допускаться на судебные заседания в течение всего процесса или его части по соображениям морали, общественного порядка или национальной безопасности в демократическом обществе, а также когда того требуют интересы несовершеннолетних или для защиты частной жизни сторон, или - в той мере, в какой это, по мнению суда, строго необходимо - при особых обстоятельствах, когда гласность нарушала бы интересы правосудия». Европейский суд считает, что вопрос, преследуемый статьей 6 параграф 1 в этом контексте, а именно: гарантировать контроль правосудия общественностью для сохранения права на справедливое судебное разбирательство - не был достигнут в настоящем деле, так как мотивы, которые должны были дать возможность понять, почему требования заявителя были отклонены, не были доступны публике.
          Трудно сказать, чем вызван саботаж указанного решения Европейского суда в России, может, судьям некогда изучать указания, разъяснения и постановления вышестоящих судов (к которым нужно отнести и Евросуд), однако нам нужно требовать неукоснительного соблюдения этого постановления, прежде всего по причине того, что в большинстве случаев сторонам приходится спорить по вопросу сроков направления кассационных и апелляционных жалоб, ибо нередко этот срок начинают отсчитывать со дня оглашения резолютивной части, а стороны направляют жалобы по истечении 10 дней с момента получения окончательного решения, ибо до этого они не осведомлены были, на основании каких обстоятельства и доказательств вынесено решение и на какие из них конкретно надо жаловаться, как незаконные. В этих спорах тратится очень много моральных сил и нервов. Чем больше будет таких жалоб, в том числе и в Европейский суд, тем быстрее судьи начнут исполнять уже принятые решение Европейского суда по России.
          Думаю, что мы сами своей активной позицией можем ускорить процесс применения судьями положений Европейского суда по правам человека и Конвенции о защите прав человека и основных свобод.


МИХАИЛ ТРЕПАШКИН


31.07.2009



Обсудить в блоге


На главную

!NOTA BENE!

13.10.2016
Баш на баш

0.023005962371826