Вестник гражданского общества

Ожившие картинки

          Автор этой книги, Лев Симкин - юрист, доктор права, человек, обладающий жадным любопытством, владелец уникальной коллекции смешных, печальных, забавных историй, которые происходили с его сослуживцами, приятелями, знакомыми. Я слышал многие из этих историй в его устном исполнении и порадовался, что в записанном виде они почти не утратили первозданной прелести.
          Для меня в этой книге самое интересное - образы, облики, характеры советских, российских чиновников высокого ранга и то, как к ним относится автор. Симкин - не Салтыков Щедрин, его чиновники изображены без прикрас, обнажено, но вместе с тем и с каким-то щадящим ироническим сочувствием. Эта интонация иронического сочувствия содержит в себе некую человеческую справедливость по отношению к российскому чиновничеству. Автор как бы говорит: да, эти люди, как видите, преисполнены пошлости, выглядят карикатурно, порой омерзительно, но ведь они не с неба упали, они вышли из наших с вами рядов, просто в силу их положения наши общие дурные свойства в их поведении чаще и ярче бросаются в глаза.
         Лев Симкин не становится в позу разоблачителя нравов, судьи, он понимает, он помнит: рассказывая о других, автор рассказывает и о себе. Это чувство меры, деликатности делает его книгу пристальных, живых наблюдений особенно симпатичной.
Александр Гельман

         В пору нагнетания искусственного пафоса явления «непафосные» немногими оцениваются по достоинству. Тем не менее, как показывает время, в них то, зачастую, и содержится нечто, остающееся надолго. Иногда такое негромкое вроде бы дело или слово не пропадает, как случилось это с некоторыми научными и художественными прорывами советского времени. Наоборот, их актуальность именно сейчас становится более явной. Поэтому и название вышедшей недавно в московском издательстве «Спас» книги доктора юридических наук Льва Симкина, несмотря на свою похожесть на давно раскритикованное «человеческое выражение лица социализма», воспринимается совершенно по-иному. Причем, еще до прочтения этого небольшого сборника самых что ни на есть доподлинных историй советской поры, так как название на удивление точно – «Социализм с юридическим лицом». Впрочем, с учетом того обстоятельства, что автор - весьма известный юрист, точность формулировки вполне объяснима. Как, кстати, и откровенная неоднозначность ее смысла, указывающая на то, что «советская пора» автором пережита не с закрытыми глазами, но без особых последствий для психики, раз находит он в себе силы столь тонко иронизировать над собственным опытом.
         Книга состоит из небольших новелл, каждая из которых представляет собой отдельную историю, связанную с тем или иным моментом из жизни и деятельности разного рода высокопоставленных советских чиновных фигур до и после крушения СССР. Одновременно грустные и смешные эти новеллы могли бы совершенно самостоятельно прожить и по отдельности, но оказавшись собранными под одной обложкой, создают впечатление целостности общего подтекста. Перенесшись в годы недавнего прошлого с его неповторимым «социалистическим духом», читатель не замечает, как затем попадает в не менее узнаваемую современность, тогда, как, пардон, «дух» никуда не исчезает!
         «В советские годы, как и сейчас, большинство людей были лояльны к власти. Иные, конечно, позволяли себе пофрондировать, но эта фронда была не больно-то вразумительной, составляя странную смесь из жалоб на отсутствие порядка, как при Сталине, альтернативных выборов, колбасы и западных шмоток. … Те же, кто всерьез ненавидел Советскую власть и млел перед Западом, обычно помалкивали и раскрывались только перед своими», - замечает, например, автор в начале одной из историй. А далее – повествует о некоем «диссиденте» из научных кругов, который с тем же азартом, что и советскую власть, продолжал костерить Ельцина в постсоветское время. Но, как и тогда, исключительно в кругу «своих», продолжая «стелиться» под новое начальство с тем же усердием, с каким угождал былому.
         Судя по некоторым лингвистическим признакам, истории записывались в течение какого-то солидного периода. Это тоже одна из особенностей стиля книги, когда элемент хронологичности не нарушает ощущения присутствия всех персонажей в одном времени. Кстати, со своими персонажами, которые не смотря на отсутствие в книге вымысла, выглядят иной раз гротескно, автор обходится крайне тактично. Хотя и тут не обошлось без своеобразия, так как следование диссидентской этике позволяет узнавать себя за условными инициалами лишь самим героям новелл. А для читателя все эти ученые, юристы, чекисты, менты, чиновники и «ответственные лица» остаются типичными обитателями хорошо знакомого окружающего мира, узнаваемыми то в одном, то в другом собственном знакомце.
         Весьма показательно в этом плане подробное и одновременно деликатное повествование от имени героя первой группы новелл – «Ученика». Рассказы о сиюминутных слабостях и сильных сторонах героя, о перипетиях, в которые ему приходится попадать, и почерпнутых из того «смысложизненных» выводах чистосердечно раскрывают лишь его образ - предоставляя читателю самому оценивать и окружающих его людей, и эпоху, в которой он жил и продолжает жить.
         Разумеется, «кое-что» автор оценивает и сам. Обнаруживая при этом такую несвойственную по расхожим отечественным представлениям юристам черту, как тонкий, а зачастую по-английски парадоксальный юмор. «Соседка по отелю – американка, узнав, что я из России, проявила на наш счет некоторую осведомленность. Ей было известно об этой далекой стране следующее. Во-первых, она расположена где-то неподалеку от Украины и, во-вторых, там живут хорошие люди, но бедные, а бедные оттого, что власть там плохая, несправедливая». Но, удивляясь не столько давно обсмеянной нашими придворными сатириками американской наивности, сколько ее похожести на наши собственные стереотипы о том, что у хороших людей «все не так» из-за «царей, генсеков и, наконец, президентов», вывод он делает все же неожиданный: «И редко кому в голову взбредет крамольная мысль, а вдруг люди не такие уж хорошие, и в этом-то все дело?».
         Отсутствие у автора склонности лицемерить даже в «гомеопатических» дозах позволяет ему нарушать и такие неписаные «демократические принципы», как идеализирование масс, сохранившееся в качестве «ленинской прививки» у большинства современных российских либералов.
         Она, несомненно, интересна - эта затянувшая эпоха потрясений – с присущей ей яркой непосредственностью отдельных личностей и одновременно неизбывной инертностью всего общества. Вероятно, поэтому ей и принадлежит столь много несопоставимых между собой явлений. И, конечно же, людей, что выглядит особо показательно благодаря авторской к ним внимательности. Пусть они и очень разные - от адвоката, бесплатно защищавшего верующего пятидесятника в сфабрикованном процессе в советские годы, до опустившегося в 60-х годах поэта Жени М., члена рязанского отделения Союза писателей, исключившего Солженицина из своих рядов. Если первый, не смотря на десять лет «за веру», полученных подсудимым в соответствии с требованием прокурора, снискал пожизненную благодарность от того, кого с риском для собственной карьеры до последнего защищал, то второй ходил пьяным вокруг рязанского дома писателя, а дождавшись Солженицына, бухался на колени со словами: «Прости, Исаич». «Тот давал ему рупь или трешник и советовал идти домой».
         Кстати, о склонности к такому особому выражению религиозности, как упомянутое «буханье на колени», автор в силу юридического, а не психологического воспитания не упоминает. Зато о самой проблеме современной религиозности говорит с присущим ему юмором, но глубоко и фактологично. Так в новеллах «Что в имени тебе моем?» и «Непротестантская этика» упоминает он о связи церковного руководства с «братвой» 90-х годов. «На церковном колоколе сияет надпись «от братвы». Между прочим, храм стоит по соседству с резиденцией иерарха. Когда журналисты выяснили его мнение на этот счет, ответ был уклончив: если бы его заблаговременно спросили, он бы возражал, но то что разные богатые люди помогают в восстановлении храмов, это неплохо».
         Понятно, что ирония автора насчет того, что «разные богатые люди – это такой эвфемизм», кого-то, может быть, и заденет. Но явно не заслуженно богатых и даже не малоимущих. Равно как и продолжающую славиться своей доверчивостью «массу», с которой теперь, после разочарования «братвы» в православии, и собирают деньги предприимчивые церковные проходимцы. Как, например, на многочисленных государственных торговых предприятиях в кварталах московского района Ясенево, где клерикальная пирамида собирает деньги с людей под эгидой кампании «Заложи свой именной кирпич».
         Пресловутые «ханжество и лицемерие», мало соответствовавшие в атеистическую эпоху правдивости в качестве исторической правды о религии вообще, в текстах Льва Симкина выглядят несравнимо уместней. Новелла «От ненависти до любви» ненавязчиво, но очень определенно вскрывает эти характерные признаки сложившегося за последние годы имиджа господствующей конфессии, а рассказ «Дырявая крыша напротив Кремля» повествует о том, что такие свойства могли быть вполне присущими руководству факультета журналистики МГУ. В новелле же «Как отличить хороших юристов» с фактологичной лаконичностью вскрывается наиболее сущностная подоплека явлений коррупции в сфере российских государственно-конфессиональных отношений на примере истории с запретом известной на весь мир религиозно-благотворительной организации за «неугодное название».
         Нетрудно догадаться, что лучшей рецензией был бы просто пересказ всех сюжетов, к которым обратился в своей книге автор. Однако, думается, лучше всего все же прочитать ее «от корки до корки». Тем более что читатель наверняка получит эстетическое удовольствие не только от точных наблюдений, неожиданных и остроумных метафор, помогающих узнаванию многих любопытных персонажей, но и от эксклюзивных иллюстраций. Потому что текст сопровождается изображениями редких по нынешним временам экспонатов из личной коллекции Симкина - статуэток советского периода. Ну, да – он же не только изящно пишет, но еще и коллекционер…


МИХАИЛ СИТНИКОВ


21.07.2009



Обсудить в блоге


На главную

!NOTA BENE!

13.10.2016
Баш на баш

0.020969152450562